187. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ

Письма 1921г.

  1. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  2. ЛЕНИН — ЛУНАЧАРСКОМУ И ЛИТКЕНСУ
  3. АКАДЕМИЯ НАУК — В СОВНАРКОМ С РЕЗОЛЮЦИЯМИ ЛЕНИНА, ЛУНАЧАРСКОГО И ГОРБУНОВА
  4. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ, ПРЕЗИДИУМУ ВЦИК И ЦЮРУПЕ
  5. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  6. ЛЕНИН — ЛУНАЧАРСКОМУ
  7. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  8. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  9. ЛУНАЧАРСКИЙ — В СОВНАРКОМ
  10. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  11. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  12. ГОРБУНОВ — ЛУНАЧАРСКОМУ (ПО ПОРУЧЕНИЮ ЛЕНИНА)
  13. ЛУНАЧАРСКИЙ — ГОРБУНОВУ (ДЛЯ ЛЕНИНА)
  14. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  15. ЛЕНИН — ЛИТКЕНСУ КОПИИ ПОКРОВСКОМУ И ЛУНАЧАРСКОМУ
  16. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ И НАДПИСИ ЛЕНИНА
  17. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ И ПОДЧЕРКИВАНИЯ ЛЕНИНА
  18. ЛЕНИН — ЛУНАЧАРСКОМУ
  19. ЛЕНИН — ЛУНАЧАРСКОМУ
  20. ГОРБУНОВ — ЛУНАЧАРСКОМУ (ПО ПОРУЧЕНИЮ ЛЕНИНА)
  21. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  22. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  23. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ И НАДПИСЬ ЛЕНИНА
  24. ГОРБУНОВ — ЛУНАЧАРСКОМУ (ПО ПОРУЧЕНИЮ ЛЕНИНА)
  25. ЛУНАЧАРСКИЙ — ПРЕОБРАЖЕНСКОМУ, КОПИЯ ЛЕНИНУ И НАДПИСЬ ЛЕНИНА
  26. ГОРБУНОВ — ЛУНАЧАРСКОМУ (ПО ПОРУЧЕНИЮ ЛЕНИНА)
  27. ЛЕНИН — ЛУНАЧАРСКИЙ
  28. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  29. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  30. ЧИЧЕРИН — ЛЕНИНУ
  31. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ И НАДПИСЬ ЛЕНИНА
  32. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  33. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  34. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  35. ЛУНАЧАРСКИЙ — В МАЛЫЙ СОВНАРКОМ (НЕОТПРАВЛЕННОЕ ПИСЬМО)
  36. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  37. ЛУНАЧАРСКИЙ, ПОКРОВСКИЙ — ГОРБУНОВУ (ДЛЯ ЛЕНИНА)
  38. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  39. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЦЕНТРАЛЬНОМУ КОМИТЕТУ РКП И ЛЕНИНУ
  40. ГОРБУНОВ — ЛУНАЧАРСКОМУ (ПО ПОРУЧЕНИЮ ЛЕНИНА)
  41. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ И КИСЕЛЕВУ
  42. УПРАВЛЕНИЕ ДЕЛАМИ СОВНАРКОМА — ЛУНАЧАРСКОМУ
  43. ЛУНАЧАРСКИЙ — В УПРАВЛЕНИЕ ДЕЛАМИ СОВНАРКОМА
  44. ЛЕНИН — ЛУНАЧАРСКОМУ
  45. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ И НАДПИСЬ ЛЕНИНА
  46. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ (ЧЕРЕЗ УПРАВЛЕНИЕ ДЕЛАМИ СОВНАРКОМА) И НАДПИСЬ ЛЕНИНА
  47. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  48. ЛЕНИН — ЛУНАЧАРСКОМУ
  49. ЛЕНИН — ЛУНАЧАРСКОМУ
  50. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ И НАДПИСИ ЛЕНИНА
  51. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ И ЗАПИСКА ЛЕНИНА СЕКРЕТАРЮ
  52. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ И НАДПИСИ, ПОДЧЕРКИВАНИЯ ЛЕНИНА
  53. ЛЕНИН — ЛУНАЧАРСКОМУ
  54. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  55. ЛУНАЧАРСКИЙ — В МАЛЫЙ СОВНАРКОМ
  56. ЛЕНИН — ЛУНАЧАРСКОМУ
  57. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ И ОТВЕТ ЛЕНИНА
  58. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ И ОТВЕТ ЛЕНИНА
  59. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  60. ЛЕНИН — ЛУНАЧАРСКИЙ ОБМЕН ЗАПИСКАМИ
  61. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  62. ЛЕНИН — ЛУНАЧАРСКОМУ
  63. ЛЕНИН — ЛУНАЧАРСКОМУ
  64. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ И ЗАПИСКА ЛЕНИНА
  65. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  66. Н. С. ЛЕПЕШИНСКАЯ — ЛУНАЧАРСКОМУ (ПО ПОРУЧЕНИЮ ЛЕНИНА)
  67. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  68. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  69. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  70. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  71. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  72. СЕКРЕТАРЬ ЛУНАЧАРСКОГО — ЛЕНИНУ ПО ПОРУЧЕНИЮ НАРКОМА
  73. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ И НАДПИСЬ ЛЕНИНА
  74. ЛЕНИН — ЛУНАЧАРСКОМУ
  75. ЛЕНИН — ЛУНАЧАРСКОМУ
  76. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  77. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ

<21 марта 1921 г.>

Дорогой Владимир Ильич,

Посылаю Вам проект директивы, построенный следующим образом: сначала я перечисляю 4 группы препятствий к использованию специалистов нашей области, а затем по каждому из таких пунктов рекомендуемые ЦК общие меры, наконец, в конце практическую меру, именно: созыв двух соответственных конференций.

Очень прошу Вас сейчас же протелефонировать мне по прочтении проекта, насколько Вы с ним согласны.

Нарком А. Луначарский

21/III — 21 г.

Только что получил обращение ко мне по поводу ректора Саратовского университета Зернова. Б<ыть> м<ожет>, Вы будете любезны навести соответственную справку в ВЧК и если ничего особенного в его деле нет — отпустить его.


Публикуется впервые. ЦПА ИМЛ, ф. 461, оп. 1, ед. хр. 30941.

По своему содержанию проект директивы является ответом Ленину, не прекращавшему требовать от Наркомпроса наведения порядка в использовании его специалистов.

Приводим текст проекта:

«Директива

Центрального Комитета партии всем членам партии, 

работающим в Наркомпросе 

В области народного просвещения, как и в других областях государственной жизни, представляется совершенно необходимым использовать наличные силы специалистов: ученых и педагогов.

Естественное стремление применить знания и опыт этих специалистов к делу советского строительства встречает на своем пути ряд препятствий.

1) Политическое настроение ученых и педагогов часто враждебно Советской власти, либо совпадая с тенденцией различных буржуазных и мелкобуржуазных партий, либо выражаясь в обывательской беспартийной косности.

2) Специалистам этим присуши укоренившиеся привычки, зачастую прямо противоположные тем приемам работы и тому характеру знаний, которые являются единственно соответственными интересам трудовых масс в переходную к коммунизму эпоху, потребности пролетариата им непонятны и чужды.

3) Необеспеченность самих работников просвещения, а также студенчества и учащихся в школах, обветшалое недостаточное оборудование учебных заведений и т. п. порождают среди специалистов уныние и раздражение.

4) Коммунисты, работающие в Наркомпросе, в свою очередь настроены враждебно к специалистам своей области, памятуя такие акты, как учительский саботаж после Октябрьской революции, как деятельность Всероссийского учительского союза, руководившегося открытыми эсерами, натыкаясь постоянно на пассивное сопротивление при проведении в жизнь необходимых мероприятий, направленных на пользу пролетариата и создания новой культуры.

Центральный Комитет признает, конечно, наличность враждебных партийных и косных беспартийных течений в учительстве, а также административных и педагогических навыков, несовместимых с новыми жизненными условиями, но полагает, что они могут быть ослаблены только неустанной политической и теоретической работой органов Наркомпроса среди профессуры и учительства и всемерным усилением деятельности и значения профессионального) союза работников школы и социалистической) культуры.

Советская власть уже приняла целый ряд мер для улучшения материального благосостояния учащихся, выдаются тысячи академических пайков для ученых, предположен и частью в законодательном порядке принят план улучшения питания и снабжения как детей, так и студентов и учителей.

Можно с уверенностью сказать, что, пережив временную нынешнюю заминку в доставке продовольствия к центру, Республика сможет серьезно улучшить положение работников народного просвещения и состояние самих учебных заведений.

Наркомпрос и впредь должен со всяческим вниманием относиться к этого рода нуждам, быть в этом смысле представителем интересов учащих и учащихся наряду с профессиональным) союзом и в меру возможностей, предоставленных государством, содействовать планомерной выработке внутри Республики и ввозу из–за границы необходимых предметов научного и учебного оборудования.

Одной из важных мер к правильному использованию знания и опыта специалистов народного просвещения является создание атмосферы доброжелательства и полной готовности к сотрудничеству, которая до сих пор еще не установилась в этой области.

Наркомпрос, конечно, должен сурово пресекать всякие контрреволюционные поползновения, но он должен создать вместе с тем даже для людей, политическая окраска которых в прошлом или настоящем определенно враждебна, при отказе с их стороны от всякого внесения в их учебное дело контрреволюционных идей, возможность в области их специальности работать свободно и применять все свои познания и силы.

Отталкивающий работников просвещения тон сухого командования, подчеркивание недоверия к ним как представителям мелкой буржуазии, мелочное вмешательство в дело преподавания и администрирования не принесет никакой пользы делу и отнюдь не способствует сужению той щели между правительственными органами народного просвещения и его специалистами, которая во многом до сих пор еще болезненно дает себя чувствовать.

Общая директива, данная Центральным Комитетом относительно использования всех специалистов: создание для них атмосферы товарищеского сотрудничества — безусловно обязательна и в этой области.

Необходимо озаботиться о большой жизненности профессионального) союза, обнимающего работников просвещения, и о планомерном участии их представителей во всех управляющих органах Наркомпроса как в центре, так и на местах.

Необходимо также предоставить высшим школам известную долю автономии при участии беспартийного студенчества в таких, однако, условиях, которые отнюдь не препятствовали бы как энергичному пресечению всякой попытки контрреволюционной организации и пропаганды, так и возможности для Наркомпроса властно приспособлять работу высших учебных заведений к потребностям Республики, в первую голову рядом с подготовкой необходимых для нее квалифицированных работников — к нуждам пролетариата в области просвещения, т. е. широкому внешкольному просвещению его (под руководством Главполитпросвета и его органов) и сокращению для выдающихся пролетариев пути к высшему образованию.

В этих целях Центральный Комитет считает полезным созыв Наркомпросом летом этого года: 1) немноголюдной конференции учительства с участием Центрального комитета Всерабпроса и председателей губернских его комитетов и 2) конференции высших учебных заведений также с немногочисленным представительством профессуры, коммунистических студенческих ячеек, революционного студенчества, беспартийного студенчества и рабочих факультетов.

Целью первой конференции должна быть окончательная разработка и зафиксирование как плана реальной педагогической совместной с Наркомпросом работы профессионального) союза, так и плана участия его представителей в органах Наркомпроса в центре и на местах.

Целью второй конференции — разработка вопросов автономии высшей школы в пределах и при соблюдении условий, указанных в настоящей директиве» 

(ЦПА ИМЛ, ф. 461, оп. 1, ед. хр. 30941).

Упоминаемый в письме Луначарского Дмитрий Степанович Зернов (1860 — 1922) — ученый–механик, бывший директор Петербургского технологического института.

В докладе на диспуте в Доме Союзов 4 декабря 1922 г. «Какая школа нужна пролетарскому государству» Луначарский, говоря о рабочих факультетах, так вспоминал о Зернове: 

«Я недавно с большой скорбью прочел известие о смерти профессора Зернова. Профессор Зернов был скорее для нас политическим врагом, чем другом, но это такой враг, с которым хорошо было иметь дело. Человек обширного ума, чрезвычайной тактичности, который умел отметить хорошее, что было в нашей работе, и который был не только лояльным, но и чрезвычайно плодотворным во всяком сотрудничестве с нами, хотя пребывал в постоянной скептической оппозиции, много осуждал, качал головою и никогда не поступался своей полной самостоятельностью; за несколько дней до своей смерти, после того, как он председательствовал в испытательной комиссии по приему в Техническое училище питомцев ленинградского рабфака, он заявил, что они не только подготовлены лучше всех других, но вообще подготовлены достаточно. Он говорил, что можно только поразиться той выносливости, той настойчивости, той талантливости, которая проявляется здесь» 

(А. В. Луначарский. О народном образовании. М., 1958, стр. 211).

Comments