96. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ

Письма 1919г.

  1. СЕКРЕТАРЬ ЛУНАЧАРСКОГО — ЛЕНИНУ
  2. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  3. ЛУНАЧАРСКИЙ — В УПРАВЛЕНИЕ ДЕЛАМИ СОВЕТА НАРОДНЫХ КОМИССАРОВ
  4. ЛУНАЧАРСКИЙ — В ЦК РКП(б) И НАДПИСИ ЛЕНИНА
  5. ЛУНАЧАРСКИЙ — в ЦК РКП(б)
  6. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ, КОПИИ СКЛЯНСКОМУ И ДАНИЛОВУ
  7. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  8. ЛЕНИН — ЛУНАЧАРСКОМУ
  9. ЛЕНИН — ЛУНАЧАРСКОМУ
  10. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  11. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ, ПРЕДСЕДАТЕЛЮ ВСНХ И НАРКОМПУТЬ
  12. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  13. ЛУНАЧАРСКИЙ — В УПРАВЛЕНИЕ ДЕЛАМИ СОВНАРКОМА
  14. ЛУНАЧАРСКИЙ — В СОВНАРКОМ
  15. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  16. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  17. ЛУНАЧАРСКИЙ — В МАЛЫЙ СОВНАРКОМ
  18. ЛУНАЧАРСКИЙ — В СОВНАРКОМ
  19. ЛУНАЧАРСКИЙ — В СОВНАРКОМ
  20. ЛУНАЧАРСКИЙ — В МАЛЫЙ СОВНАРКОМ
  21. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ И НАДПИСИ ЛЕНИНА
  22. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  23. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  24. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  25. ЛУНАЧАРСКИЙ — В МАЛЫЙ СОВНАРКОМ
  26. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ И НАДПИСЬ ЛЕНИНА
  27. ЛЕНИН — ЛУНАЧАРСКОМУ И НАДПИСИ ЛЕНИНА
  28. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  29. ЛУНАЧАРСКИЙ — В МАЛЫЙ СОВНАРКОМ
  30. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ

26 ноября 1919 г.

ПРЕДСОВНАРКОМ тов. ЛЕНИНУ

Прилагаю при сем записку, поданную мне одним из наших сотрудников, руководителем профессионально–технических школ в Петрограде инженером Шу. Записка невелика и хорошо написана, так что потребует от Вас всего пять минут времени. Я советую Вам ее прочесть. В той части, в какой она касается Наркомпроса, мы ее разрешим самостоятельно, но, как Вы увидите, записка касается шире вопроса о Туркестане.

С другой стороны, я рекомендую Шу как человека очень энергичного, очень знающего и лояльно советского. Быть может, Вы скажете два слова или дадите какую–нибудь записку в соответственное место, ибо я точно не знаю, от кого в конечном счете зависит данное назначение в Туркестан.

Нарком А. Луначарский.


Публикуется впервые. ЦПА ИМЛ, ф. 461, оп. 1, ед. хр. 31041, л. 2.

Федор Федорович Шу, инженер–ирригатор, в 1918 — 1919 гг. был заведующим отделом профессиональных и технических учебных заведений Наркомпроса Коммун Северной области и Петроградского отдела народного образования. С 1921 г. работал в Главпрофобре в Москве.

24 ноября 1919 г. Шу направил Луначарскому письмо с предложением создать в Туркестане новый центр профессионально–технического образования:

НАРКОМУ т. ЛУНАЧАРСКОМУ

Уважаемый товарищ,

Около двух лет назад я, в лице Вашем, предложил Советскому правительству использовать мои силы, знания и опыт и, в случае предоставления мне заведывания определенной отраслью работ, привлечь к ней ряд ценных работников, ответственность за которых брал на себя. Вы нашли приемлемым мое предложение и передали мне руководство профессионально–техническим образованием в Северной области. Мое отношение к принятым обязанностям дало Вам возможность доверять мне также исполнение многих других поручений, требовавших, помимо всего, значительной инициативы и большого опыта. Встречая Ваше неизменное сочувствие к моим мыслям, я вынес убеждение, что Вы цените мою деятельность, и объясняю это моим отношением к делу, основанным не на осуществлении личных взглядов, а на строго государственном подходе к делу. Поэтому я считаю возможным в настоящее время просить Вас обратить внимание на мое заявление и содействовать осуществлению моего предложения.

За время работы мне удалось, при наличии сильных противодействий, не только сохранить вверенные профессионально–технические учебные заведения, но преобразовать их, открыть новые и поставить все дело так, что если бы не крайние обстоятельства последнего времени, я смог бы из школ и курсов одного только Петрограда, число которых выше 60, выпустить до двух тысяч различных техников и довести выпуск из высших технических учебных заведений до тысячи человек. Как Вам известно, я также в значительной степени содействовал тому, что декретом 24 июня 1919 г. признано государственное значение за профессионально–техническим образованием. Считаю необходимым заметить, что все сказанное я мог осуществить только потому, что мне было предоставлено право по моему выбору пригласить сотрудников, которых я сплотил в мощную и дружную организацию, в большинстве своем отдавшую свои силы идейно. Твердая и разумная политика ее вызвала полное доверие к Советской власти у профессионально–технических учебных заведений, подтвердивших это доверие производительной работой.

Но условия жизни в Петрограде и в центре теперь таковы, что, несмотря на все наши усилия, деятельность школ прекращается. Мы бессильны предотвратить противодействующие нашей работе недостатки правительственных аппаратов, от которых она зависит. Наши достижения настолько ничтожны, что с государственной точки зрения следует или прекратить нашу деятельность, или перенести ее в более благоприятную для дела обстановку.

Производство, для которого мы должны готовить деятелей, еще долгое время не восстановится в центральных местностях, не говоря уже о Петрограде, промышленность которого была основана скорее на его административном значении, чем на достаточности естественных потребностей. Я уверен также, что Советское правительство не повторит ошибки прошлого и с свойственной ему энергией создаст обрабатывающую промышленность на местах нахождения естественных богатств. Если это правильно, если принять во внимание, что необходимо будет там развить широко профессионально–техническое образование и воспитать население в духе интереса к развитию местной промышленности, то теперь же следует приступить к этому. Осуществление такой задачи должно происходить со строгим соблюдением экономических начал, что возможно только при условии, если руководителями будут не только знатоки своего дела, но вместе с тем люди, понимающие общий государственный смысл задачи, объединенные верой в ее значение, сознающие ответственность своей миссии и работающие во взаимном уважении к Советской власти. В силу сказанного и предвидя, что разрушение школ в Петрограде непредотвратимо, что при настоящих условиях жизни в нем я не в силах буду удержать мой сплоченный состав сотрудников и что я вместе с ним могу быть гораздо более полезным в работах на окраине, прошу Вашего содействия в предоставлении нам возможности проявить полезную деятельность в Туркестане.

Одной из причин, побуждающих меня считать эту местность наиболее соответствующей для использования моего труда и опыта, является то, что ближайшие очередные задачи или совпадают с моей текущей деятельностью, или близки к моим знаниям. Развитие промышленности в жизни Туркестана, основывающееся на его орошении, прежде всего и преимущественно потребует строительства того характера, который мне знаком. Существующее состояние ирригационных работ вместе с волною переселения потребует громадного числа разнородных работников по земляным сооружениям, экскаваторному делу, изыскателей и гидрологов, строительных, железнодорожных и горных техников, химиков, агрономов и целого ряда профессий (по шитью, сапожному мастерству и вязальному делу). Насколько велико разнообразие требующихся специалистов, показывает прилагаемый при сем список необходимых для ирригации работников.

Многие из моих товарищей по работе имеют уже ответственные поручения в тех областях народного хозяйства Туркестана, соприкосновение с которыми мне было бы необходимо по намечаемой деятельности. Наличие дружественных сил в смежных областях работы значительно облегчит мою. Есть еще одно существенное обстоятельство, которое меня привлекает в Туркестан, — это то, что в предстоящей работе будет больше нового строительства, чем перестройки. Можно будет целесообразным планом работ сразу же предотвратить многие ненормальности, подмеченные истекшей двухлетней работой. Например, добиться того, чтобы возникающий университет преимущественно технического характера не был отделен, как ныне существующие, китайской стеной от подготовительной технической школы. Легко будет провести единую школьную систему и связать школу крепкими узами со строительством и промышленностью так, чтобы они взаимно помогали друг другу. Кроме того, перенесение цельного аппарата даст возможность на основании опыта прошлого без затруднения определить, что надо сделать прежде всего и что может быть отложено. Опыт дела, заставлявший отвечать незамедлительно на запросы жизни, позволит также скоро найти те временные мероприятия, которые следует осуществить, чтобы немедленно же началось развитие профессионально–технических знаний и умений у местного населения.

Если будет признано желательным поручить мне руководство всем этим делом и предоставлена полная возможность переезда в Туркестан составу Комиссии по развитию в нем профессионально–технического образования с правом немедленно осуществлять первоочередные мероприятия, то я смог бы в ближайшее время приступить к делу и по обследовании местных условий приблизительно месяца через три представить подробный план работ на утверждение центра.

Считая, что осуществить намечаемую задачу возможно только при умело подобранном и тесно сплоченном составе работников и что таковой имеется в моем распоряжении, я предлагаю поручить мне ведение этого дела на определенных и подробно разработанных условиях, которые, в случае согласия, будут мною немедленно представлены.

Я уверен, что истекшая наша деятельность служит доказательством полной лояльности к Советской власти и подтвердила не только желание, но и способность производительно работать рука об руку с ней.

Поэтому я убежден, что Вы найдете возможным выразить нам доверие поручением новой ответственной работы.

Присоединяю к моему заявлению краткий список и описание прошлой деятельности лиц, выразивших согласие работать со мной в Туркестане.

Список этот при надобности может быть мною значительно увеличен.

В заключение скажу еще только, что разносторонние знания и опыт представляемых лиц позволит использовать их и для других целей культурного строительства в Туркестане.

Федор Шу» 


(ЦПА ИМЛ, ф. 461, ед. хр. 31041).

Письмо Шу Ленин, очевидно, направил на отзыв председателю Президиума ВСНХ В. П. Милютину, так как сохранился отзыв Милютина, адресованный Ленину. В письме Ленину от 28 ноября 1919 г. Милютин писал: 

«Предложение инженера Шу мне представляется более чем сомнительным. Сейчас все хотят ехать в Туркестан и заниматься ирригационными работами. Нас осаждают такими предложениями. Мы решили никого не посылать без специального запроса Рудзутака, который сейчас в Туркестане». 

В заключение письма Милютин предложил направить инженера Шу к заведующему научно–техническим отделом ВСНХ Ломоносову: «если он дельный человек, тот его использует» (ЦПА ИМЛ, ф. 461, оп. 1, ед. хр. 31041, л. 1).

Однако Шу, не получив командировки в Туркестан, уехал к родителям в провинцию. 8 января 1921 г. он писал Луначарскому: 

«Не скрою, что работу с Вами не только вспоминаю всегда с радостью, но и тоскую иногда, не слыша Вас, не учась у Вас многому. Дорогой Анатолий Васильевич, верьте, что не Ваша неизменная доброта, постоянная сердечность влечет к Вам, а понимание Вас, понимание трудности трудов Ваших. Многое мы видим, отойдя на расстояние, многое сможем увидеть, лишь закрыв глаза. И вот теперь, вдали от кипения, я иногда всматриваюсь в двухлетнюю с Вами работу и горжусь в радостной душе, что судьба меня столкнула с Вами, что Вы поверили в меня и доверяли мне». 

На обороте этого письма Луначарский написал несколько строк заведующему Главпрофобром О. Ю. Шмидту, запрашивая, не сочтет ли тот возможным использовать опыт и знания Шу для работы в Главпрофобре (ЦГА РСФСР, ф. 2306, оп. 2, ед. хр. 796, лл. 231 — 232).

Comments