73. СЕКРЕТАРЬ ЛУНАЧАРСКОГО — ЛЕНИНУ

Письма 1919г.

  1. СЕКРЕТАРЬ ЛУНАЧАРСКОГО — ЛЕНИНУ
  2. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  3. ЛУНАЧАРСКИЙ — В УПРАВЛЕНИЕ ДЕЛАМИ СОВЕТА НАРОДНЫХ КОМИССАРОВ
  4. ЛУНАЧАРСКИЙ — В ЦК РКП(б) И НАДПИСИ ЛЕНИНА
  5. ЛУНАЧАРСКИЙ — в ЦК РКП(б)
  6. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ, КОПИИ СКЛЯНСКОМУ И ДАНИЛОВУ
  7. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  8. ЛЕНИН — ЛУНАЧАРСКОМУ
  9. ЛЕНИН — ЛУНАЧАРСКОМУ
  10. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  11. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ, ПРЕДСЕДАТЕЛЮ ВСНХ И НАРКОМПУТЬ
  12. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  13. ЛУНАЧАРСКИЙ — В УПРАВЛЕНИЕ ДЕЛАМИ СОВНАРКОМА
  14. ЛУНАЧАРСКИЙ — В СОВНАРКОМ
  15. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  16. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  17. ЛУНАЧАРСКИЙ — В МАЛЫЙ СОВНАРКОМ
  18. ЛУНАЧАРСКИЙ — В СОВНАРКОМ
  19. ЛУНАЧАРСКИЙ — В СОВНАРКОМ
  20. ЛУНАЧАРСКИЙ — В МАЛЫЙ СОВНАРКОМ
  21. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ И НАДПИСИ ЛЕНИНА
  22. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  23. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  24. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  25. ЛУНАЧАРСКИЙ — В МАЛЫЙ СОВНАРКОМ
  26. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ И НАДПИСЬ ЛЕНИНА
  27. ЛЕНИН — ЛУНАЧАРСКОМУ И НАДПИСИ ЛЕНИНА
  28. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  29. ЛУНАЧАРСКИЙ — В МАЛЫЙ СОВНАРКОМ
  30. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ

(ПО ПОРУЧЕНИЮ НАРКОМА)

Тов. Ленину

30 января 1919 г.

При сем препровождается от тов. Луначарского «Ответ Комиссии по объединению издательств Центральному Комитету Российской Коммунистической партии».

Секретарь Ю. Гинзбург

РАЗЪЯСНЕНИЯ К ОТВЕТУ КОМИССИИ ПО ОБЪЕДИНЕНИЮ ИЗДАТЕЛЬСТВ

Вся первая часть прилагаемого ответа принята Комиссией единогласно. Вторая часть принята за основу конкретного плана организации с тем, что дальнейшая ее разработка будет делом предполагаемого организационного Комитета.

По третьей части Комиссия оказалась в разногласии. За предложенный проект голосовало три члена Комиссии, товарищи Еремеев, Бонч–Бруевич и Луначарский.

Против — другие три, товарищи Данилов, Ангарский и Клингер.

Отсутствовал тов. Ионов, который не мог быть запрошен.

Комиссия единогласно избрала докладчиком в ЦК тов. Луначарского и от противопоставления ему содокладчика, который бы выразил мнение другой половины Комиссии, отказалась.

ОТВЕТ КОМИССИИ ПО ОБЪЕДИНЕНИЮ ИЗДАТЕЛЬСТВ ЦЕНТРАЛЬНОМУ КОМИТЕТУ РОССИЙСКОЙ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ

I. Комиссия единогласно находит необходимым объединить все советские издательства и путем органического слияния крупнейших из них, т. е. издательства при ЦИК, партийного издательства «Коммунист», Государственного издательства Комиссариата народного просвещения, издательств при Петербургском и Московском Совете, создать единый издательский центр во всероссийском масштабе.

Не ограничиваясь этим, Комиссия находит необходимым сконцентрировать вокруг этого центра издательскую деятельность всех отдельных комиссариатов и партийного центра, поскольку она носит общекультурный и политический характер.

Центральное издательство должно также координировать издательскую работу всех ученых и литературных обществ, а равно и кооперативных и частных издательств.

Потребность столь широкой концентрации диктуется отнюдь не только централистической тенденцией социалистического государства, а прежде всего необходимостью распределять денежные средства, сравнительно скудный запас бумаги и уменьшившиеся технические возможности типографий при колоссально увеличившемся требовании на книгу со стороны масс наиболее рациональным и упорядоченным способом.

Само собою разумеется, что концентрация не предполагает поглощения и разрушения уже создавшихся редакционных и издательских организаций, а лишь планомерное и органическое распределение между ними всей работы согласно установленному издательскому плану на определенный срок (напр., полугодие).

Комиссия предлагает прежде всего создать организационный Комитет, который в кратчайший срок выработал бы устав, создал аппарат и наладил эту работу. Состав Комитета определяется составом настоящей Комиссии.

II. Самый план построения Центрального государственного издательства представляется Комиссии следующим образом:

Во главе издательства стоит Центральная редакционная коллегия. Коллегия эта организует редакторские отделы по всем важнейшим отраслям литературы и науки, координирует их работу и руководит всем делом издательства.

При Центральной редакционной коллегии, куда должны по возможности входить лица разнообразной компетенции, состоят специально редакторские отделы, ведающие основными секторами книгоиздательского дела. А именно: а) отдел социально–научной литературы, б) отдел агитационно–политической литературы, в) отдел научных сочинений (по всем отраслям), г) отдел научно–популярной литературы (по всем отраслям), д) отдел изящной литературы, критики и истории литературы и ее теории, е) отдел учебно–педагогический и детский.

Каждый отдел, само собою разумеется, должен распасться на более специальные подотделы.

Каждый редакционный отдел концентрирует в своих руках издательские планы всех издательств ученых, литературных обществ и предложения сочинений отдельных лиц, кроме того, он сам планомерно намечает необходимейшие в первую голову издания для ширококультурного и глубококоммунистического просвещения всех слоев народа в порученной ему области литературы.

Изо всего этого материала и создается редакционным отделом предположительный издательский план на полугодие.

По завершении в возможно кратчайший срок выработки таких планов во всех редакторских отделах Центральная редакционная коллегия созывает редакционную сессию, в которой принимают участие представители всех отделов. Из всего поступившего от всех отделов материала вырабатывается подлежащий осуществлению план издательской кампании на полугодие. При этом оставляется известный запас издательских возможностей для печатания каких–либо особо выдающихся сочинений, которые поступили бы в течение полугодия и немедленное издание которых было бы признано необходимым Центральной редакцией.

По выработке общего плана фактическое исполнение его в смысле изготовления в законченном виде соответствующего рукописного или подлежащего перепечатке материала поручается отделам. За Центральной редакцией сохраняется право контролировать работу отделов.

Как Центральная редакция, так и редакционный отдел должны быть по возможности руководимы достаточно компетентными группами коммунистов, но, конечно, к работе в отделах должны быть широко привлекаемы и непартийные специалисты. В исключительных случаях они могут быть включаемы и в Центральную редакцию.

При Центральной редакции создается широкий технический аппарат. В центре этого аппарата стоит Центральная издательская коллегия. Получив общее задание от редакторского аппарата, Центральная издательская коллегия разверстывает всю работу между имеющимися в настоящее время издательскими аппаратами как в Москве, так и в Петрограде, а в некоторых случаях и в провинции. Центральная издательская коллегия следит за правильным исполнением этой работы.

Работа Центральной издательской коллегии и ее отделов может быть планомерна лишь в том случае, если она будет располагать в полной мере издательским техническим аппаратом, т. е. производствами и запасами бумаги, типографиями и т. п.

С этой целью все производство бумаги сортов, идущих в печать, становится и передается в ведение центрального издательства. За Центробумом сохраняется лишь регулирование производства других сортов бумаги. Для сохранения связи с Совнархозом и полноты контроля последнего в отношении чисто производственном и экономическом в бумажный отдел Центрального издательства входит определенное представительство Совнархоза.

То же относится и к типографии, раз Центральное издательство должно сконцентрировать в своих руках все издательское дело, то, разумеется, и типографское дело должно быть в его руках. В социалистической республике смешно говорить о типографской промышленности. Типографское дело есть производство, не имеющее никакого значения вне своего духовно–просветительного содержания. Поэтому всей части Полиграфического отдела, имеющей отношение к книге, надлежит перейти в ведение Центрального издательства на тех же началах, которые были указаны нами относительно Центробума и, разумеется, при сохранении самого широкого влияния профессионального союза во всех вопросах, касающихся самого производства, условий работы и т. п.

Третьим аппаратом, составляющим третий и последний этаж всего здания, является Центральная коллегия по распространению литературы.

В социалистической республике распространение это является делом первоначальной важности. К нему должны быть привлечены не только транспортные аппараты (пути сообщения и почта), с устройством киосков на вокзалах и почтовых конторах, но в особенности весь аппарат Комиссариата народного просвещения, т. е. библиотеки, как большие центральные, так и народные, постоянные и передвижные, школы, народные дома и весь вообще аппарат внешкольного отдела. Считая весь персонал школьный, библиотечный и внешкольный, Комиссариат народного просвещения располагает не менее чем полумиллионом агентов, тесно связанных с населением и в особенности подрастающим поколением, которые должны быть использованы вплотную.

Книжные лавки, передаваемые в настоящее время Советам, должны быть обращены в культурные распространительные аппараты, путем слияния их с библиотеками и школами. При всякой школе должна быть и библиотека и книжная лавка. Продажа книг должна вестись при каждой библиотеке. При каждой книжной лавке должна быть читальня и библиотека.

Вся работа существующих в этом отношении аппаратов, привлечение к ней вышеуказанных элементов должны ведаться Центральной коллегией по распространению литературы, в которой обязательно должны участвовать представители соответственных отделов Комиссариата народного просвещения.

III. Весь этот трехчленный аппарат, всем руководящая Центральная редакция с ее важнейшими исполнительными органами: Центральная издательская коллегия и Центральная коллегия по распространению литературы составляют субкомиссариат Комиссариата народного просвещения.

Целый ряд неоспоримых аргументов говорит за необходимость включения Государственного центрального издательства именно в Комиссариат народного просвещения.

Прежде всего Комиссариат народного просвещения есть тот орган Центрального Исполнительного Комитета, который должен ведать все дела просвещения в стране, а отнюдь не только дело педагогическое. Можно и должно расширять Коллегию Комиссариата по просвещению, можно и должно создавать при ней автономные в своей области отделы для того, чтобы придать возможно больше компетентности, разнообразия и гибкости этому аппарату, ведающему столь широкое и многосложное дело. Но глубокая координация всех видов просвещения диктуется нам центральной идеей коммунизма. Мы не мыслим и не должны мыслить никакой формы просвещения, которая не имела бы прямого отношения к задачам коммунистического строительства и не была бы поэтому прямо или косвенно проникнута коммунистическим духом. Но в то же время самая пропаганда и агитация должны всюду по мере возможности носить характер научный и художественный. Глубина мысли и красота формы есть условие идеальное, обязательное для коммунистической пропаганды.

Кроме того, Комиссариат народного просвещения ни в каком случае, разумеется, не может отказаться от той весьма значительной части литературно–издательского дела, которое составляет органическую опору школьного и внешкольного образования на всех ступенях. Пришлось бы либо проводить очень глубокую демаркационную линию по единому телу издательского дела, либо передать в ведение чуждой Комиссариату коллегии столь непосредственно касающееся его дело. Гораздо проще связать все издательское дело, глубоко просветительное по всему своему духу, <с> Комиссариатом этого просвещения.

Можно было бы выразить два опасения относительно включения Центрального издательства в Комиссариат народного просвещения.

Во–первых: говорят, что издательство при Центральном Исполнительном Комитете более импонировало бы отдельным ведомствам, с которыми придется иметь дело при координации их издательской работы и необходимом при нынешних условиях сужении намечаемых ими планов.

Однако это опасение излишне. Дело сводится не к тому, связано ли издательство непосредственно с ЦИК или с органом того же ЦИК Комиссариатом народного просвещения. Все определяется здесь теми полномочиями, какими ЦИК снабдит издательство, и тою готовностью неуклонно поддерживать его авторитет, которую проявит Президиум ЦИК.

Второе опасение заключается в том, что издательству — всеобъемлющему и потому, конечно, междуведомственному — включением его в определенный комиссариат будет придан слишком ведомственный характер, и издательство будет испытывать на себе слишком одностороннее давление именно Коллегии означенного комиссариата.

И это опасение неосновательно. Центральное издательство, в котором будет иметься представительство всех заинтересованных ведомств, отнюдь не будет поставлено в зависимость от Коллегии комиссариата, оно, естественно, будет пользоваться самой широкой автономией. Факт, что все издательства всех ведомств будут обслуживаться органом Комиссариата народного просвещения, нисколько не более недопустим, чем факт обслуживания транспортных нужд всех ведомств Комиссариатом путей сообщения.

Органическая связь Центрального издательства с Комиссариатом народного просвещения будет заключаться в общей ответственности Комиссара народного просвещения, во взаимной делегации по одному члену Центральной редакции и Коллегии комиссариата и в постоянном контакте издательства с учеными и учебными органами Комиссариата народного просвещения.

Ответственным руководителем создаваемого таким образом центрального аппарата должен быть председатель Центральной редакции на правах и со званием товарища Комиссара народного просвещения.


КОНЕЦ ПИСЬМА ЛЕНИНА КЛАРЕ ЦЕТКИН, 26 ИЮЛЯ 1918 г., 
НА КОТОРОМ ЛЕНИН ПОСТАВИЛ ТОЛЬКО ЧТО ПОЛУЧЕННУЮ ПЕЧАТЬ РСФСР
ПЕЧАТЬ РСФСР
Альбом: Ленин и Луначарский

Публикуется впервые. ЦПА ИМЛ, ф. 461, оп. 1, ед. хр. 32469, лл. 1 — 2, 4 — 5.

К концу 1918 г. в условиях разрухи в полиграфической и бумажной промышленности и при возросшей необходимости в печатном слове в РСФСР существовало более ста центральных партийных, советских, ведомственных, а также частных и кооперативных издательств, не считая 200 контор различных журналов (ЦГАОР, ф. 395, оп. 1, ед. хр. 60, л. 49). Все эти издательства были разобщены и работали хаотически и беспланово. В октябре — декабре 1918 г., по инициативе Наркомпроса, был выдвинут проект создания Центрального книжного комитета (Центрокнига) — высшего административного органа в книжном деле, который должен был, по образному выражению Луначарского, служить чем–то вроде гигантской шапки, механически нахлобученной извне на головы издательств (А. В. Луначарский. По поводу объединения издательств. — «Петроградская правда», 1919, № 31, 9 февраля).

При обсуждении проекта в Совнаркоме и в Малом Совнаркоме он встретил серьезные возражения прежде всего потому, что предусматривал сохранение многочисленных издательских аппаратов, которые предполагалось только поставить иод контроль Центрокниги. Была выдвинута идея объединения аппаратов пяти существовавших тогда крупнейших издательств: «Коммунист», Издательство ВЦИК, Литературно–издательского отдела Наркомпроса РСФСР и издательств Петроградского и Московского совдепов в единое «Всероссийское издательство». Поскольку все эти издательства находились в различных ведомствах, а издательство «Коммунист» подчинялось непосредственно ЦК РКП(б), вопрос об объединении издательств был из Совнаркома передан в Центральный Комитет партии.

16 января 1919 г. на заседании ЦК РКП(б) была создана специальная комиссия, которой было поручено в кратчайший срок разработать проект объединения издательского дела в стране и представить его в ЦК. В состав Комиссии были включены представители всех пяти крупнейших государственных издательств: Луначарский (от Литературно–издательского отдела Наркомпроса), К. С. Еремеев (издательство ВЦИК), В.» Д. Бонч–Бруевич (издательство «Коммунист»), И. И. Ионов (издательство Петроградского Совета), Н. С. Ангарский (издательство Московского Совета), А. X. Митрофанов, К. К. Юренев и А. 3. Каменский (от крупнейших ведомственных издательств). См. письмо Я. М. Свердлова К. С. Еремееву 21 января 1919 г. — Я. М. Свердлов. Избр. произведения, т. 3. М., 1960, стр. 136. Созыв Комиссии был поручен Еремееву. Председателем ее на первом же заседании был избран Луначарский. В результате нескольких заседаний Комиссии, когда были выявлены точки зрения участников заседаний, Луначарский составил «Ответ Комиссии по объединению издательств Центральному Комитету Российской Коммунистической партии». Сохранился проект «Ответа» Луначарского, правленный его рукой на последнем заседании Комиссии (см. ЦГА РСФСР, ф. 2306, оп. 2, ед. хр. 453, лл. 135 — 137 об.).

Разногласия среди членов Комиссии вызвал вопрос о подчиненности будущего Государственного издательства РСФСР. Луначарский с самого начала предложил включить Государственное издательство в Наркомпрос на правах его автономного отдела, справедливо полагая, что работа пропаганды и агитации, с одной стороны, школьного и внешкольного просвещения, с другой, должны взаимно дополнять друг друга. Возражения его оппонентов, предлагавших подчинить Государственное издательство непосредственно ВЦИКу, были подвергнуты аргументированной критике в «Ответе».

В начале февраля 1919 г. Центральный Комитет партии заслушал доклад Луначарского о работе Комиссии и одобрил в целом проект централизации издательского дела. Члены ЦК согласились с мнением, что издательское дело в стране должно быть подчинено Наркомпросу, объединяющему основные научные и литературно–художественные силы страны.

ЦК не согласился только с одним предложением Комиссии: передать в Государственное издательство технический аппарат центральных органов по управлению бумажной и полиграфической промышленностью Центробума и Полиграфического отдела ВСНХ.

В дальнейшем уже аппаратом Наркомпроса при деятельном участии В. В. Воровского было разработано «Положение о Государственном издательстве», которое после многократных обсуждений было опубликовано в «Известиях» 21 мая 1919 г. за подписью председателя Президиума ВЦИК М. И. Калинина.

Comments