109. ЛУНАЧАРСКИЙ — В МАЛЫЙ СОВЕТ НАРОДНЫХ КОМИССАРОВ

Письма 1920г.

  1. ЛУНАЧАРСКИЙ — В СОВЕТ НАРОДНЫХ КОМИССАРОВ
  2. ЛЕНИН И ЛУНАЧАРСКИЙ О ЮБИЛЕЕ А. И. ГЕРЦЕНА
  3. ЛЕНИН — ЛУНАЧАРСКОМУ
  4. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ И РЕЗОЛЮЦИЯ ЛЕНИНА С ОТВЕТОМ ДЗЕРЖИНСКОГО
  5. ЛУНАЧАРСКИЙ — В МОССОВЕТ
  6. ЛУНАЧАРСКИЙ — В ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ПОДОТДЕЛ МОСКОВСКОГО СОВЕТА
  7. ЛУНАЧАРСКИЙ — В МАЛЫЙ СОВЕТ НАРОДНЫХ КОМИССАРОВ
  8. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  9. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  10. ЛУНАЧАРСКИЙ — В МАЛЫЙ СОВНАРКОМ
  11. ЛУНАЧАРСКИЙ — В СОВЕТ ТРУДА И ОБОРОНЫ
  12. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  13. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ И РЕЗОЛЮЦИЯ ЛЕНИНА
  14. ЛЕНИН — ЛУНАЧАРСКИЙ ОБМЕН ЗАПИСКАМИ
  15. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  16. ЛЕНИН — ЛУНАЧАРСКОМУ (ПОРУЧЕНИЕ СЕКРЕТАРЮ)
  17. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  18. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  19. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ И НАДПИСЬ ЛЕНИНА
  20. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  21. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  22. ЛУНАЧАРСКИЙ — В МАЛЫЙ СОВНАРКОМ
  23. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  24. ЛЕНИН — ЛУНАЧАРСКОМУ
  25. ЛЕНИН — ЛУНАЧАРСКОМУ
  26. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  27. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  28. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  29. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ РЕЗОЛЮЦИЯ И ПОДЧЕРКИВАНИЯ ЛЕНИНА
  30. ЛЕНИН — ЛУНАЧАРСКОМУ
  31. ЛЕНИН — ЛУНАЧАРСКОМУ И В МАЛЫЙ СОВНАРКОМ
  32. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ И НАДПИСЬ ЛЕНИНА
  33. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  34. ЛЕНИН — ЛУНАЧАРСКОМУ И НАРКОМПРОДУ
  35. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  36. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  37. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  38. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ И НАДПИСЬ ЛЕНИНА
  39. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ И НАДПИСЬ ЛЕНИНА
  40. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  41. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ И ОТВЕТЫ ЛЕНИНА
  42. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  43. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  44. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  45. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  46. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  47. ЛУНАЧАРСКИЙ — В СОВНАРКОМ
  48. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  49. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  50. ЛЕНИН — ЛУНАЧАРСКОМУ
  51. ЛЕНИН — ЛУНАЧАРСКОМУ
  52. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  53. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  54. ЛЕНИН — ЛУНАЧАРСКОМУ
  55. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  56. ЛЕНИН — ЛУНАЧАРСКОМУ И ПОКРОВСКОМУ
  57. ЛЕНИН — ЛУНАЧАРСКОМУ И ПОКРОВСКОМУ
  58. ЛУНАЧАРСКИЙ — В МАЛЫЙ СОВНАРКОМ
  59. ЛУНАЧАРСКИЙ — В СОВНАРКОМ
  60. ЛУНАЧАРСКИЙ — В ПОЛИТБЮРО
  61. ЛЕНИН — ЛУНАЧАРСКОМУ НА ПИСЬМЕ г. Ф. ГРИНЬКО
  62. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  63. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ И ОТВЕТЫ ЛЕНИНА
  64. ЛУНАЧАРСКИЙ — В МАЛЫЙ СОВНАРКОМ
  65. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  66. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  67. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  68. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  69. ЛЕНИН — ЛУНАЧАРСКОМУ
  70. А.В. Луначарский - В.И. Ленину
  71. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ
  72. ЛУНАЧАРСКИЙ — ЛЕНИНУ

2 февраля 1920 г.

Во исполнение постановления Большого Совнаркома о предварительном заказе скульптору Меркурову эскиза памятника Марксу, который мог бы быть воздвигнут на Театральной площади, посылаю при сем проект такого памятника в общих чертах, который и будет разработан в ближайшем будущем в случае одобрения в принципе. Стоимость этого памятника в граните при размере 111/2 саж., а сама фигура Маркса в 3 саж., обойдется в 13 миллионов рублей.

Т. Меркуров поставил ряд дополнительных условий относительно освобождения от воинской повинности работников по созданию памятника, распространению на них красноармейского пайка и выдаче ему особого мандата за подписью Председателя Совнаркома, который помог бы ему в экстренном порядке находить и использовать необходимые материалы, а также средства транспорта.

Все эти дополнительные условия были мною доложены Председателю Совнаркома и на заседании Большого Совнаркома и нашли полное одобрение, так как вне таких условий о создании памятника было бы праздно говорить.

В настоящее время требуется принципиальное подтверждение Совета Народных Комиссаров заказа т. Меркурову, в каковом случае он немедленно приступит к дальнейшей художественной разработке идеи и подробной разработке сметы, а также к предварительным шагам по закупке материалов, приглашению рабочих и т. п.

Прошу известить меня и заведующего Отделом изобразительных искусств т. Штеренберга, а также вызвать представителя Московского Совета.

Народный комиссар по просвещению А. Луначарский 

За секретаря Е. Петрова


Публикуется впервые. ЦГАОР, ф. 130, оп. 4, ед. хр. 648, л. 51 — 51 об.

В том же фонде хранится отношение в Малый Совнарком Отдела изобразительных искусств Наркомпроса за подписью зам. заведующего О. М. Брика с приложением сметы на изготовление и постановку памятника Марксу.

«В Малый Совет Народных Комиссаров

5 февраля 1920 г.

Согласно постановлению Совнаркома о неотложности постановки к 1 мая с/г. на площади Я. М. Свердлова памятника К. Марксу Отдел изобразительных искусств НКП предлагает вам следующее:

1. Отдел изобразительных искусств даст как отдельным скульпторам и архитекторам, так и организованным трудовым коллективам художников–скульпторов, находящимся в ведении отдела, заказ на изготовление проекта памятника.

2. 20–го с<его> февраля жюри в составе представителей Совнаркома, Отдела изобразительных искусств, Отд<ела> нар<одного> образ<ования>, М<осковского> С<овета> (Худ<ожественный> п<од>о<тдел>) и дополненное представителями по вашему указанию осмотрит представленные проекты, и наилучший проект будет сдан в работу.

3. При этом Отдел предлагает вам в случае, если проект, одобренный жюри, по замыслу автора предполагается выполнить в граните или другом строительном камне, то произвести к 1 мая только закладку памятника, ввиду краткости срока; если же памятник должен быть из металла, то Отдел в состоянии в законченном виде, в натуральную величину исполнить его к 1–му мая, при вашем содействии для получения необходимого для плавки металла, угля, электрической энергии и проч., но для ускорения всего процесса материалом будет служить цинк, гальванизированный под бронзу, как легкоплавкий, требующий меньших затрат топлива и спорый в работе.

Стоимость памятника определяется Отделом в сумме кругло 5 000 000 р. по прилагаемой при сем предварительной смете.

Заведующий Отделом О. М. Брик 

Секретарь

Приложение. Предварительная смета (там же, л. 52).

ПРЕДВАРИТЕЛЬНАЯ СМЕТА НА ИЗГОТОВЛЕНИЕ И ПОСТАНОВКУ ПАМЯТНИКА К. МАРКСУ ОТ ОТДЕЛА ИЗОБРАЗИТЕЛЬНЫХ ИСКУССТВ НКП МАЛ. СОВЕТУ НАР. КОМИССАРОВ

10 проектов эскизов по 10 000 р…….. 100 000 р.

1 премия………………......................... 25 000 р.

Автору за исполнение фигуры……..... 240 000 р.

Формовка…………….......................…. 30 000 р.

Литье …………...........................…….. 300 000 р.

Гранит…………...........................…….. 1000 000 р.

Фундамент и материал……..........…… 1 000 000 р.

Рабочая сила……………..................... 1 200 000 р.

Транспорт…………….......................… 400 000 р.

Технический надзор и разный расход….. 700 000 р.

Итого кругло….. 5 000 000 р.

(пять миллионов рублей)

Заведующий Отделом О. М. Брик 

Секретарь Павлов»

Малый Совет Народных Комиссаров 6 февраля 1920 г. (прот. 416, п. 11) постановил отпустить Наркомпросу 5 миллионов руб. на изготовление памятника и обязать Наркомпрос к 20 февраля представить эскизы. 23 февраля Малый Совнарком (прот. 426, п. 17), заслушав доклад Луначарского, одобрил проект памятника работы скульптора Алешина и предложил ему представить проект в окончательном виде к 15 апреля. Ленин подписал это решение.

И марта 1920 г. Меркуров обратился с письмом к В. Д. Бонч–Бруевичу с жалобой на постановление Малого Совнаркома. Бонч–Бруевич передал копию письма Ленину, на которой Ленин сделал ряд пометок и подчеркиваний. Ниже мы впервые публикуем этот документ, а также письмо Бонч–Бруевича Луначарскому от 24 марта.

«Копия

Товарищу Бонч–Бруевичу

В конце декабря <19>19 года мне было поручено Наркомом А. В. Луначарским „с ведома Владимира Ильича" разработать „единолично и без конкурса" эскиз памятника Карла Маркса для Москвы и здесь же были затребованы им условия, на каких я мог бы взять на себя исполнение этой работы. Считаясь с серьезностью данного мне поручения, я просил А. В. дать мне маленький срок для представления эскизного проекта вчерне, чтобы я мог получить известный аванс и тогда разработать художественно проект. Первоначальный эскизный проект был составлен мной и архитектором Новертом применительно к площади Большого театра, т. е. мы были ограничены рамками Большого театра и др<угих> зданий и должны были держаться стиля площади. Нижняя часть проекта не встретила одобрения Владимира Ильича: „слоны не вывезли", — как сказал Анатолий Васильевич. Тогда же я сказал, что это идея — эскизовый набросок и что при разработке, считаясь с требованиями Совнаркома, можно коренным образом изменить архитектурную и др<угие> части памятника. Большой Совнарком постановил передать мне работу. Анатолий Васильевич предложил мне представить исправленный проект „без слоноь" и приблизительную смету на утверждение этой сметы Малому Совнаркому. Между прочим, при самом начале переговоров с Анатолием Васильевичем одним из условий успешного выполнения памятника я поставил, что я буду зависеть непосредственно от Анатолия Васильевича и Владимира Ильича, от которого я просил мандата. Это условие мной было выставлено потому, что н знал о тех ненормальных условиях, которые создались в Отделе изобразительных искусств и в контакте с которым я не мог бы работать. Дальнейшие события подтвердили мои предположения. Когда тов. Луначарский отсылал мой эскизный проект в Малый Совнарком, то в сопроводительной бумаге он просил при рассмотрении этого вопроса вызвать его, представителя Отдела изобразительных искусств и Московского Совета. Здесь и произошло ожидаемое мной. Анатолий Васильевич не попал на заседание М<алого> Совнаркома, апредставителем Отдела изобразительных искусств явился скульптор Мезенцев — автор памятника Марксу и Энгельсу на Театральной площади (этот памятник ныне убран). Что было на заседании, я не знаю. Только через несколько дней я случайно узнал подробности (чисто внешние) от тов. Штеренберга: оказалось, что Малый Совнарком поручилпредставить на конкурс (когда звали Меркурова, наверное к этому были известные основания, почему к нему обращаются). Отдел изобразительных искусств поручил представить эскизы коллективу скульпторов „Рельеф", образовавшемуся частью из служащих самого отдела, как–то: Мезенцев (автор памятника Марксу и Энгельсу), Рахманов (автор Кропоткина в стене Малого театра) и др. Этот коллектив они разбавили еще 2 — 3 скульпторами. За день до представления эскизов я–то и узнал от Штеренберга о конкурсе. Я просил предоставить мне право участвовать с ними. Сроку у меня оказалось меньше дня. Во время рассмотрения этого вопроса выбор пал на эскиз Алешина, члена коллектива „Рельеф". И в настоящее время разработка проекта передана Отд<елу> изобр<азительных> искусств. Этому коллективу, т. е. Алешину, Мезенцеву, Рахманову и др. Раз Большой Совнарком постановил передать мне работу, раз тов. Луначарский обратился ко мне, то, думаю, к этому были известные основания, диктующие данные шаги, н думаю, что если данный проект не понравился, то нужно было тому же Меркурову поручить пересоставить несколько проектов для выбора, т<ак> к<ак>, обращаясь к Меркурову, добавляю от себя, знали, что может Меркуров и как он может. Если же Меркуров вдруг оказался „негодным" и система „единоличного заказа не годится" и возвращаются к конкурсу, т. е., по моему малому пониманию, или среди скульпторов Москвы, или Всероссийскому или далее Интернациональному.

Но раз Большой Совнарком постановил передать мне работу, то прошу Вас, тов. Бонч–Бруевич, довести об этом до сведения Владимира Ильича с объяснением всего дела и с просьбой сделать распоряжение о восстановлении меня в моих правах. Мной за два месяца были предприняты подготовительные шаги — подобраны сотрудники, выписаны из деревни рабочие, которые сейчас остались без дела, и т. д. Думаю и надеюсь, что все недоуменные мои вопросы найдут здесь решение.

Скульптор С. Меркуров

Адрес: Цветной бульвар, № 9, кв. 8, телеф. 1 — 88 — 95»


(ЦПА ИМЛ, ф. 2, оп. 1, ед. хр. 13463).

Слова, выделенные курсивом в разрядку, подчеркнуты Лениным дважды. Сверху, над письмом, надпись Ленина:

«II — III 1920 г.».

На полях, около слов: «… что Малый Совнарком поручил» Ленин написал:

«ок<оло> II 1920».

Над письмом имеется также запись Фотиевой: «Напомнить В. И. в пятницу в 11 ч. дня».

24 марта 1920 г. в связи с заявлением Меркурова Бонч–Бруевич обратился к Луначарскому:

«Наркомпрос, тов. Луначарскому 

Лично

Прилагаю при сем копию заявления, сделанного мне известным скульптором С. Меркуровым, и копию резолюции и очень прошу Вас лично рассмотреть это дело, так как мне думается, что совершенно немыслимо, чтобы в нашей Советской России под видом профессионализма в искусстве устранялись от дела художественного творчества такие самые выдающиеся и самые лучшие мастера и художники, какими являются скульптор Меркуров, Андреев и др., и вместо них выплывали на свет божий те ремесленники, которые уже до невероятности обезобразили Москву бездарными памятниками Марксу, Энгельсу и многим другим великим писателям и политическим деятелям, ученики и почитатели которых должны содрогаться при виде этих безобразных фигур и нелепых изображений, которые мы видим на многих перекрестках. Мне кажется, что достаточно раз посмотреть на эти памятники, чтобы вынести смертный приговор их творцам и не подпускать этих ремесленников на пушечный выстрел к искусству, которого так жаждет русский народ. Действительным же мастерам, уже создавшим новую статую Свободы и Революции на площади перед Московским Советом и некоторые другие изображения, необходимо всегда дать возможность самым широким образом заняться работой и украсить улицы и площади нашей столицы. Я не сомневаюсь, что благодарный революционный пролетариат всеми мерами и всеми силами поддержит тех, кто составляет гордость и славу русского искусства, так же, как он заклеймит позором тех, кто оскверняет его вкус теми нелепыми изображениями, о которых я говорил. Вообще, насколько я понимаю, в Отделе изобразительных искусств Наркомпроса не все обстоит благополучно и здесь нужно принять какие–либо меры решительные. Просто стыдно становится думать, что такой мастер, как Меркуров, должен бросить свой резец и ехать в деревню заниматься огородом, так как ему больше нет места и хода в работе, ибо ремесленники — скульпторы и живописцы — заслонили его от пролетарских масс. Полагаю, что именно Вы лично и только Вы можете сделать здесь решительную реформу.

Управляющий делами Совнаркома Влад. Бонч–Бруевич».


(Машинопись; последняя фраза и подпись — автограф. ЦГА РСФСР, ф. 2306, оп. 23, ед. хр. 58, л. 5 — 5 об.).

19 апреля 1920 г. Ленин написал Луначарскому и в Малый Совнарком письмо по поводу жалобы Меркурова (см. стр. 182 настоящ. тома). 20 апреля Луначарский направил в Малый Совнарком ходатайство об ассигнованиях на закладку памятника Маркса. В тот же день Малый Совнарком (прот. 458, п. 2) заслушал доклад о подготовительных работах, постановил отпустить 200 тыс. руб. на торжественную закладку памятника Марксу и повторно поручил сооружение памятника группе скульптора Алешина (скульпторы А. Гюрджан и С. Кольцов, архитекторы А. А. и В. А. Веснины — постамент).

Приводим выписку из протокола:

«Слушали:

2. Доклад о ходе подготовительных работ по сооружению памятника Карлу Марксу (Луначарский). Докладчик: от Отдела изобразительных) искусств — Мезенцев. Постановили:

2. а) Отпустить НК просвещения для Первомайской комиссии при Московском отделе народного образования на расходы по торжественной закладке памятника Карлу Марксу 800 000 р.

б) Доклад Отдела изобразительных искусств принять к сведению.

в) Поручить сооружение памятника Карлу Марксу скульптору Алешину и сотрудничающей с ним группе скульпторов. (Принято единогласно при согласии докладчика.)» 

(ЦПА ИМЛ, ф. 2, оп. 1, ед. хр. 13650, лл. 1, 2, 3). 

Пункты «б» и «в» не были подписаны Лениным, о чем сохранилась в экземпляре протокола соответствующая запись секретаря Совнаркома Я. Агранова: 
«П. п. „б" и „в" не подписаны Владимиром Ильичем, потребовавшим осмотра и сравнения обоих проектов» 
(ЦГАОР, ф. 130, оп. 4, ед. хр. 675, л. 36).
К 1 мая 1920 г. памятник Марксу готов не был; в этот день в 2 часа дня на площади Свердлова состоялась торжественная закладка памятника Марксу. Ленин выступил с речью (см. Ленин, т. 41, стр. 105). При закладке памятника была зарыта пластинка с надписью о том, что 1 мая 1920 г. заложен памятник великому вождю и учителю мирового пролетариата Марксу. Текст на пластинке подписал Ленин. Лениным же были положены на цемент тринадцать первых кирпичей.
В статье «Ленин и искусство» Луначарский вспоминает: 

«… дело шло о памятнике Карлу Марксу. Известный скульптор М. проявил особую настойчивость. Он выставил большой проект памятника: „Карл Маркс, стоящий на четырех слонах". Такой неожиданный мотив показался нам всем странным и Владимиру Ильичу также. Художник стал переделывать свой памятник и переделывал его раза три, ни за что не желая отказаться от победы на конкурсе. Когда жюри под моим председательством окончательно отвергло его проект и остановилось на коллективном проекте группы художников под руководством Алешина, то скульптор М. обратился к Владимиру Ильичу с жалобой. Владимир Ильич принял к сердцу его жалобу и звонил мне специально, чтобы было созвано новое жюри. Сказал, что сам приедет осмотреть алешинский проект и проект скульптора М. Приехал. Остался алешинским проектом очень доволен, проект скульптора М. отклонил.

В этом же самом году, к празднику 1 Мая, на том самом месте, где предполагалось воздвигнуть памятник Марксу, алешинская группа построила в небольшом масштабе модель памятника. Владимир Ильич специально поехал туда. Несколько раз обошел памятник вокруг, спросил, какой он будет величины, и, в конце концов, одобрил его, сказав, однако: „Анатолий Васильевич, особенно скажите художнику, чтобы волосы вышли похожими, чтобы было то впечатление от Карла Маркса, какое получается от хороших его портретов, а то как будто сходства мало"» 

(Луначарский, т. 7, стр. 402).

Comments