Философия, политика, искусство, просвещение

132. Ленин — Луначарскому

<16 или 17 апреля 1920 г.>

т. Луначарский! Непременно выдайте! Я подпишу.

Ваш Ленин


Ленин, т. 51, стр. 180–181. Записка является резолюцией Ленина на посланном Луначарскому письме комиссара Публичной библиотеки в Петрограде В. М. Андерсона:

«Уважаемый Анатолий Васильевич. Посылаю Вам только что отпечатанный первый том своей работы. Второй — предполагалось посвятить обзору прокламаций — около 2000 — и периодических изданий. Но сделал я дело и теперь меня оторопь берет: до сих пор вся наша богатейшая, как Вы видите, „нелегальщина“ была своего рода секретом; теперь, когда я вынес на улицу „ключ“ к таинственной комнате, — весьма небезосновательно бояться, что туда будут ломиться толпами. Проще говоря, начнутся всякие притязания на получение этой литературы домой. А я должен сказать, что лица и — еще хуже — учреждения, особенно „влиятельные“, бывают весьма энергичны в получении материала и обнаруживают чаще всего противоположные свойства при возвращении. Русская революционная литература ценна до неописуемости, особенно когда аналогичное, но меньшее собрание Акад<емии> наук до сих пор не реэвакуировано и единственным хранилищем этих „бумажных алмазов“ в Питере является Публ<ичная> библ<иотека>, и если ее фонд даст трещину, — вещь получится невознаградимая.

Словом, я прошу — вернее, умоляю Вас, — не откажите, если признаете возможным, прислать мне формальный запрет выдавать революционную литературу кому бы то ни было на дом. В некоторых случаях без московской, лично Вашей, опоры я беспомощен. Все такие притязания чаще всего исходят из соображений комфортабельности чтения. Мотив невыдачи прост — „редкость и ценность“ подобных изданий.

Еще маленькая просьба: несколько времени назад я передавал Вам честолюбивое ходатайство Публ<ичной> библ<иотеки> о переименовании ее в Российскую государственную библиотеку. Впрочем, тут не одно „головокружение“, но и действительная целесообразность подчеркнуть особую роль Публ<ичной> библ<иотеки>. Может быть, Вы дадите ход этому вопросу в Совнаркоме. Хорошо было бы издать соответствующий акт из центра.

С партийным (я с прошлого лета имею право на это) приветом.

Ваш В. Андерсон»

В первые же дни Октябрьской революции Ленин написал свои предложения Публичной библиотеке о переустройстве ее работы по–новому:

«О задачах Публичной библиотеки в Петрограде

Чтобы разумно, осмысленно, успешно участвовать в революции, надо учиться.

Библиотечное дело в Петрограде поставлено, в силу многолетней порчи народного просвещения царизмом, из рук вон плохо.

Немедленно и безусловно необходимы следующие основные преобразования, исходящие из принципов, давно осуществленных в свободных государствах Запада, особенно в Швейцарии и в Соединенных Штатах Северной Америки:

1) Публичная библиотека (бывшая Императорская) должна немедленно перейти к обмену книгами как со всеми общественными и казенными библиотеками Питера и провинции, так и с заграничными библиотеками (Финляндии, Швеции итак далее).

2) Пересылка книг из библиотеки в библиотеку должна быть, по закону, объявлена даровой.

3) Читальный зал библиотеки должен быть открыт, как делается в культурных странах в частных библиотеках и читальнях для богатых людей, ежедневно, не исключая праздников и воскресений, с 8 час. утра до 11 час. вечера.

4) Потребное количество служащих должно быть немедленно переведено в Публичную библиотеку из департаментов Министерства народного просвещения (с расширением женского труда, ввиду военного спроса на мужской), в каковых департаментах 9/10 заняты не только бесполезным, но вредным трудом»

(Ленин, т. 35, стр. 132–133).

В апреле 1920 г. В. Андерсон отправил Луначарскому свою книгу «Вольная русская печать в Российской Публичной библиотеке» с письмом, которое Луначарский переслал Ленину.

17 апреля секретарь Луначарского Флаксерман препроводил на подпись Ленину следующий текст письма Луначарского в Петроградскую публичную библиотеку:

«16 апреля 1920 г.

Петроградская Публичная библиотека

Комиссару тов. Андерсону

Просмотрев присланный мне Вами труд „Вольная русская печать в Российской Публичной библиотеке“, посылаю Вам прежде всего благодарность за выполнение этой важной работы и вместе с тем считаю необходимым немедленное принятие мер к полной и безусловной сохранности всех, хранящихся в соответственном отделе библиотеки, печатных и рукописных материалов.

Настоящим я воспрещаю в самой безусловной форме какой бы то ни было отпуск кому бы то ни было без всякого исключения перечисленных в Вашем каталоге материалов на дом с предоставлением, конечно, самой широкой возможности пользоваться ими в самом здании Публичной библиотеки.

Народный комиссар по просвещению А. Луначарский

Секретарь А. Флаксерман»

(ЦПА ИМЛ, ф. 461, ед. хр. 32765, л. 2).

К письму приложена записка Флаксермана: «Письмо за № 1584/ к препровождается для подписи т. В. И. Лениным, согласно его согласия, и срочного возвращения в секретариат т. Луначарского. Кремль. Секретарь наркома А. Флаксерман. 17/IV — 20 г.» (Там же, л. 1). Данные о том, что Ленин подписал это письмо, в Центральном партийном архиве отсутствуют.

Вопрос о переименовании Петроградской публичной библиотеки в Российскую государственную библиотеку обсуждался на заседании Малого Совнаркома 20 апреля 1920 г. (прот. 458, п. 3), и решение о переименовании было принято единогласно. Протокол подписан Лениным (ЦПА ИМЛ, ф. 2, оп. 1, ед. хр. 13650, лл. 2–3).

Впервые опубликовано:
Публикуется по редакции

Автор:

Адресат: Луначарский А. В.



Поделиться статьёй с друзьями: