Жизнестроения теория

Словарь философских терминов. Науч. ред. проф. В.Г. Кузнецов. М., ИНФРА-М, 2007, с. 166-168.
ponjatija.ru

Жизнестроения теория — термин, введенный A.B. Луначарским при разработке проблем эстетики и искусства в период его увлечения идеями Ф. Ницше, социологической теорией К. Маркса и биологической психологией Р. Авенариуса, лекции которого он слушал в Цюрихе по окончании гимназического курса. По мнению молодого исследователя, эмпириокритицизм был «лучшей лестницей к твердыням, воздвигнутым Марксом». Это стремление Луначарского к синтезу материалистической эстетики с биологическими субъективными схемами эмпириокритицизма проникнуто идеей создания нового, жизнеутверждающего искусства, связанного с революционной борьбой за победу «грандиозных, прекрасных и человечных форм жизни» («Отклики жизни», 1906). Взгляд Луначарского на жизнь как на борьбу со всеми формами угнетения и зла, прославление героического начала в человеке занимает особое место в созданной им Ж.т. В сущности, эта теория, в центре которой человек-борец, преданный идее гражданского служения, явно противостоит основам философии Авенариуса с его представлением об объективном мире как совокупности «явлений-ощущений» и «жизнеразностью», т.е. «уклонением от обычного правильного течения жизни» под влиянием среды (Авенариус Р. Критика чистого опыта. Т. 1—2. 3-й русский перевод 1907—1908). «Жизнеразность» присуща человеку как любому другому организму, но Луначарский считает, что только человек, с его «чудным мозгом и ловкими руками» — «венец прогрессивной эволюции» — способен переделать, изменить мир, сделать жизнь справедливой и прекрасной. Эмпириокритицизм подготовил Луначарского к положительному восприятию биологизма Ницше, в котором его привлекает жизнеутверждающий пафос, «гордый вызов обществу и его устоям, подчеркивание прав личности на совершенствование и радость жизни, творчество».

Непрерывно развивающийся человек как высшее проявление биологической эволюции принадлежит, по Луначарскому, к «жизнеспособному, могучему виду». Но биологический критерий должен совпадать с критерием социальным, и Луначарский связывает самосознание вида с всесторонним развитием личности и интенсивностью жизни в коллективе, представляющем собой «не конгломерат особей», а многообразное сотрудничество гармонически развитых людей. Прекрасный человек будущего и есть воплощение «полноты жизни, наибольшего могущества и красоты всего рода человеческого». «Смысл жизни, — утверждает Луначарский, есть ее расширение». В противоположность Шопенгауэру, призывавшему отвергнуть ненасытимую волю, сказать жизни «нет!» и погрузиться в нирвану, Луначарский провозглашает: «Да, воля ненасытима, и эта вечная жажда есть сущность жизни». По Луначарскому, все, что ведет к росту сил в человечестве, должно рассматриваться по отношению «к конечной цели — благу индивидуума или вида».

Оценку всего сущего с точки зрения добра, истины и красоты Луначарский считает основной целью эстетики — «одной из важнейших отраслей биологии как науки о жизни вообще». Именно поэтому он подчиняет эстетике этику и теорию познания. Истина, по мнению Луначарского, должна вести общество к идеалу, продиктованному «жаждой полноты жизни, жаждой красоты»; причем идеал истины неизбежно совпадает с идеалом справедливости. Таким образом, эстетика становится областью, охватывающей эстетические, научные и общественные, моральные оценки различных сторон жизни.

Основу Ж.т. составляла пропаганда Луначарским боевой активности революционного пролетариата в построении общества «демократии, которая провозглашает труд как смысл жизни» в реорганизации общественного строя, в котором интересы личности и общества будут находиться в полной гармонии и полнота духовной жизни станет величайшим наслаждением. При этом искусство должно дать яркое изображение «точки зрения класса завтрашнего дня» (Задачи социал-демократического художественного творчества // Вестник жизни. 1907. № 1). Эта позиция Луначарского способствовала выходу его за пределы эмпириокритических схем.

Сознавая всю трудность осуществления социалистического идеала, Луначарский не видел другого пути к нему, кроме революционного переворота. При этом он заявлял, что революция — это не цель, а средство «к бесконечному росту сил и красоты человека». Целью революции должна стать «полная, цветущая, торжествующая, творческая жизнь» — идеал «maximuma жизни».

Сочинения:

  • Собр. соч. В 8-ми т. М., 1963—1967;
  • Основы позитивной эстетики / Очерки реалистического мировоззрения. СПб., 1904;
  • Мещанство и индивидуализм / Очерки философии коллективизма. СПб., 1909;
  • Очерки по философии марксизма. СПб., 1908;
  • Этюды критические и полемические. М., 1905;
  • Kulturund neuen Russland // Die neue Rundschau. 1926. В. 1. S. 19-32.

Литература:

  • Луначарская И. А. Предисловие / Северикова Н. М. Луначарский о воспитании. М., 1990;
  • Слово о Луначарском / Луначарский А. В. Мир обновляется. М., 1989;
  • Sekera J. A.V. Lunacarskij // Stati о umeni: Divadlo, film, hudba, vytvarne umeni. Praha, 1979.
Comments