Философия, политика, искусство, просвещение

Краткая литературная энциклопедия: Луначарский

Лунача́рский, Анатолий Васильевич [псевд. — А. Анютин, В. Воинов, А. Л. и др.; 11.(23).XI.1875, Полтава, — 26.XII.1933, Ментона, Франция; похоронен в Москве на Красной площади] — рус. сов. политич. деятель, критик, публицист, литературовед, искусствовед, драматург, переводчик. Чл. Коммунистич. партии с 1895. Академик (с 1930). Род. в семье радикально настроенного чиновника. «С 15 лет… стал усердно изучать марксизм и считал себя марксистом… С 17 лет начал вести пропагандистскую работу среди рабочих железнодорожных мастерских и ремесленников» (из автобиографии). Увлечение политикой сочеталось у Л. с огромным интересом к иск-ву. По окончании Киевской гимназии он изучал в Цюрихском ун-те философию и естествознание в кругу философа-эмпириокритика Р. Авенариуса; одновременно сблизился с марксистами Г. В. Плехановым и П. Б. Аксельродом. В 1897 вернулся в Россию, работал как проф. революционер, подвергался тюремным заключениям и ссылкам (Калуга, Вологда, Тотьма). Одна из первых печатных работ — «Русский Фауст» (в сб. «Вопросы философии и психологии», 1902, май — июнь) — об Иване Карамазове как «декаденте», отрицающем социальный прогресс. В 900-х гг. Л. сотрудничал в периодич. изданиях — «Образование», «Киевские отклики», «Правда», «Курьер». Активно участвовал в первой рус. революции. С 1906 постоянно находился в эмиграции (Франция, Италия и Швейцария). В 1904—07 стал видным деятелем большевист. партии, входил в состав редакций газет «Вперед» и «Пролетарий», где работал непосредственно с В. И. Лениным. На III съезде партии Л. выступил с докладом о вооруженном восстании. Ленин высоко ценил Л. как оратора-полемиста; по свидетельству М. Горького, он считал Л. «на редкость богато одаренной натурой». Резко критикуя Л. за богостроительские идеи, развиваемые в работах «Религия и социализм» (т. 1—2, 1908—11) и «Атеизм» (в сб. «Очерки по философии марксизма», 1908), Ленин отделял Л. от других махистов, выражая уверенность, что он освободится от увлечения эмпириокритицизмом. После Октября по предложению Ленина Л. был назначен народным комиссаром просвещения (1917—29). В 1933 Л. назначен послом в Испанию, но по пути в Мадрид скончался.

Лит.-критич. наследство Л. необычайно многогранно. Его общеэстетич. взгляды дореволюц. периода выражены в ст. «О художнике вообще и о некоторых художниках в частности» (1903) и в «Очерке позитивной эстетики» (1904, переизд. под назв. «Основы позитивной эстетики» в 1923). Иск-во, по Л., соответствует «идеалу жизни», к-рый в конечном счете представляет собой гармоническое, приятное и ритмически плавное сочетание красоты, добра и истины. Художник для достижения эстетич. впечатлений стремится к концентрации жизни, к сгущению различных жизненных явлений, чтобы на данное количество воспринимающей энергии дать гораздо больше ощущений, чем дает обыденная жизнь. Творч. процесс — счастливая, свободная игра духовных и физических сил творца. Конечно, каждый класс имеет свое представление о гармонии, ритме, «приятном», т. е. об «идеале жизни» и иск-ве, но тем не менее самые общие критерии прекрасного и иск-ва обусловлены их внутр. законами и соответствуют общечеловеч. природе: красиво «то, что эстетично во всех своих элементах, что состоит из эстетичных линий, красок, звуков, вызывает ассоциации наслаждения…» («Основы позитивной эстетики», 1923, с. 102). «Позитивная эстетика», построенная не без влияния эмпириокритика А. Богданова и стремящаяся определить эстетическое и прекрасное в абсолюте, в общечеловеческой формуле, акцентировала роль субъективных и биологич. факторов (т. н. «биомеханики») в ущерб классовым и конкретно-историческим. Однако в работе «Марксизм и эстетика. Диалог об искусстве» (1905) и особенно в критич. статьях Л. этих лет явно превалирует социальный, классовый критерий; их воинствующий, революц. тон далек от эстетич. гармонии, прославляемой в «позитивной эстетике». «Борьба — вот задача искусства.

Оно должно воспитывать боевые чувства и настроения», — писал Л., называя себя «поэтом и философом революции». Он становится первым революц. критиком пьес молодого М. Горького («Мещане», «Варвары», «Дачники»), прославляет его за «боевой инстинкт» правдолюбца, за бунтарство, перекликающееся, по мнению Л., с философией Ницше, и за социалистич. тему. В работе «Задачи социал-демократического художественного творчества» («Вестник жизни», 1907, № 1) Л. утверждает необходимость связи художника с революц. движением рабочего класса, ратует за создание пролет. реалистич. иск-ва, критикует как сторонников «*искусства для искусства*», так и философские тенденции декадентства, усыпляющего «искусства печальности».

Богатство эрудиции и необычайная широта вкуса Л.-критика проявились в статьях о прошлой и совр. культуре Запада. Его письма из Италии «Философские поэмы в красках и мраморе» (газ. «Киевская мысль», 1909—10) — серия этюдов об иск-ве антич. Рима и итал. Возрождения; «Парижские письма» (журн. «Театр и искусство», 1911—15) — рисуют худож. жизнь франц. столицы на фоне общеевроп. культуры. В статьях и откликах об А. Франсе, Р. Роллане, Б. Шоу, М. Метерлинке, Р. Бракко, С. Бенелли Л. раскрывает антикапиталистич. идеи их творчества; в многочисл. суждениях о зап.-европ. поэзии он прославляет У. Уитмена и Э. Верхарна как великих новаторов и выразителей «…широкочеловеческого, завоевательного и коллективистского оптимизма…» (Собр. соч., т. 5, 1965, с. 297), противопоставляя их символизму как наиболее влиятельному течению в европ. лит-ре, устремленному к «минус-ценностям жизненного упадка» и «эгоистической лирике» (см. там же, с. 281, 283).

В 1914 Л. пишет «Письма о пролетарской литературе» (журн. «Борьба», 1914, № 1, 3, 6), где говорит об иск-ве, как «оружии огромной ценности», и призывает пролетариат овладеть этим оружием. Л. предостерегает от вульгаризаторского толкования пролет. лит-ры, как узко классовой. Ее нельзя отождествлять и с публицистикой. Здесь ставится проблема взаимоотношения пролетариата и интеллигенции, тех ее слоев, которые приходят в лагерь пролетариата.

Став крупнейшим деятелем новой социалистич. культуры, Л., осуществляя задачи, выдвинутые Лениным и партией, в многочисл. выступлениях отстаивал положение, что пролетариат является единственным наследником всех культурных ценностей прошлого. В десятках статей о классиках рус. лит-ры, написанных образным, темпераментным языком художника, Л. подчеркивал непреходящее культурное значение Пушкина и Лермонтова, Некрасова и Островского, Достоевского и Л. Толстого, Чехова и Горького, Брюсова и Блока для строителей нового мира. «…Тот, кто выражает черты своего времени, роднящие его с будущим, оказывается бессмертным», — писал он в статье «Пушкин и Некрасов» (1921) [там же, т. 1, 1963, с. 32].

Тонкое эстетич. чутье позволяло Л. при анализе творчества художника обнаружить своеобразие его индивидуальности, определить его место в общем процессе развития духовной культуры эпохи. При этом Л. не только устанавливал генезис данного произведения, но и его связь с задачами современности. Он свободно прибегал к широким ассоциациям, обращаясь ко всем видам иск-ва: лит-ре, живописи, музыке, театру, кино. Давая социально острые характеристики, Л., как никто из сов. марксист. критиков, сохранял при этом эстетич. восприятие произв. иск-ва. Обладая даром импровизатора, оратора, лектора, Л. постоянно выступал с лекциями и докладами, участвовал в творч. дискуссиях по лит.-теоретич. вопросам. Курсы лекций по рус. классич., а также по зап.-европ. лит-ре, прочитанные в Коммунистическом ун-те имени Я. М. Свердлова, раскрывают картину лит. жизни разных эпох, воссоздают портреты рус. писателей 19 в., а также Данте, Шекспира, Сервантеса, Шиллера и др., диалектически устанавливают связь обществ. мысли со сменой лит. школ, стилей и направлений («Литературные силуэты», 1923, 2 изд., 1925; «История западно-европейской литературы в ее важнейших моментах», 1924, 2 изд., 1930). Впадая порой в прямолинейное и поверхностное социологизирование, Л. в целом избежал концепций вульгарного социологизма.

Особенно значительны заслуги Л. в развитии молодой сов. лит-ры, к-рую он называл «искусством, обращенным в будущее». Повседневно участвуя в лит. процессе как руководитель Наркомпроса и критик-литературовед, Л. подмечал и поддерживал все новое и талантливое, что могло служить делу революции. Не примыкая ни к одной из лит. и худож. групп, он вместе с тем во время острой лит. дискуссии 1923—25 активно выступал против тех, кто отрицал возможность существования пролет. культуры, и против крайне левых течений в революц. лит-ре. Л. неоднократно высказывался в защиту разнообразия худож. творчества, необходимости свободного соревнования разных направлений, стилей и приемов, за создание новых ценностей в иск-ве и за охрану старого наследия. Одним из первых он приветствовал появление «Разгрома» А. Фадеева и «Тихого Дона» М. Шолохова, находя в них связь с лучшими традициями рус. классиков. Л. мог иногда поддержать к.-л. начинание «левого толка», где явно преобладали формалистич. принципы. Так, он написал предисл. к сб. футуристов «Ржаное слово» (1918), отмечая, что в нем много задора и молодости, а «молодость революционна». Он соглашался с требованием автономии Пролеткульта, что вызвало осуждение Ленина. Но, осуществляя гос. руководство культурой, участвуя в выработке важных партийных документов [в т. ч. резолюции ЦК ВКП(б) 1925 «О политике партии в области художественной литературы»], Л. был сторонником реалистич. иск-ва и проводил эту линию: «Пролетариату в нынешнем его составе свойствен именно реализм. В философии — материализм, в искусстве — реализм. Это связано одно с другим. Пролетариат любит действительность… и в искусстве, как идеологии, ищет помощника познания действительности и преодоления ее» (Собр. соч., т. 3, 1964, с. 300). Знаменитый лозунг Л. «назад к Островскому» (1923), встретивший оппозицию со стороны представителей «левого» искусства, призывал, несмотря на свою чрезмерную категоричность, к сохранению и развитию реалистич. традиций.

Статьи и рецензии Л. о сов. лит-ре в газетах и журналах 20-х — нач. 30-х гг. охватывают все значит. книги тех лет: «Чапаев» Д. Фурманова, «Цемент» Ф. Гладкова, «Железный поток» А. Серафимовича, «Барсуки» Л. Леонова, «Зависть» Ю. Олеши, стихи В. Маяковского, С. Есенина, Демьяна Бедного, Э. Багрицкого, Б. Пастернака, И. Сельвинского, А. Безыменского, Н. Тихонова, И. Уткина и др. Он горячо поддерживал постановку «Мистерии-буфф» Маяковского, ободрял молодых драматургов А. Глебова, Б. Ромашова, А. Файко, Н. Эрдмана, С. Третьякова, Б. Лавренева, А. Афиногенова, В. Киршона в их исканиях новой социальной темы. В книгах Л. «Театр и революция» (1924), «О театре» (1962) и «Театр сегодня» (1927) отмечаются первые успехи сов. драматургов, анализируются пути их творчества. Около 30 статей Л. посвятил творчеству Горького — первая статья «Дачники» («Правда», 1905, апр.), последняя, написанная в конце жизни, — «Самгин» («Красная новь», 1932, № 9). Не все принимал Л. в творчестве Горького, не всегда его оценки совпадали с ленинскими (он не признавал худож. достоинств за романом «Мать», объявил «изумительной социалистической поэмой» «Исповедь», находил и одобрял ницшеанское бунтарство в пьесах «Мещане» и «Дачники»). Л. критиковал Горького за пессимизм в рассказах 20-х годов. Но, даже полемизируя с Горьким, он называл его «…первым великим писателем пролетариата…» (Собр. соч., т. 2, 1964, с. 141), в к-ром этот класс «впервые осознает себя художественно, как он осознал себя философски и политически в Марксе, Энгельсе и Ленине». Статьи Л. о Маяковском содействовали созданию атмосферы доброжелательства вокруг поэта-новатора, вместе с тем обнажая крайности футуризма в ряде его произведений. По Л., в Маяковском жили «две личности» — «поэт-трибун» и «сентиментальный лирик», победа к-рого и привела к трагич. гибели поэта (там же, т. 2, с. 498). Мн. работы Л. посвящены проблеме сатиры, как рода лит. оружия. Он писал о Свифте, Гейне и Шоу, о Салтыкове-Щедрине, Гоголе и Грибоедове; Л. сочувственно встретил ростки сов. юмора и сатиры (романы И. Ильфа и Е. Петрова «12 стульев» и «Золотой теленок», комедию «Мандат» Н. Эрдмана).

Нац. лит-ры народов СССР также нашли отзвук в критике Л. Он писал о Т. Шевченко и Коцюбинском, о Янке Купале и Акопе Акопяне, о груз. и эст. лит-рах, о драматургии народов СССР. С 1924 Л. возглавлял Международное бюро связей пролет. лит-ры. Часто бывая за границей и принимая заруб. писателей в СССР, он содействовал творч. связям интернац. лит. движения. Личный друг Р. Роллана, А. Барбюса, Б. Шоу, Б. Брехта и др. художников Запада, он действительно «был всеми уважаемым послом советской мысли и искусства» (Роллан) за рубежом. В сб. «На Западе» (1927) собраны письма Л. из Европы, опубл. в газетах и журналах и дающие картину новейшей заруб. лит-ры. Его идейные споры с Ролланом и Шоу немало содействовали их сближению с лагерем социализма.

В посмертном сб. «Критика и критики» (1938) собраны статьи Л., где он на примерах деятельности Белинского, Чернышевского, Добролюбова, Плеханова, Воровского и Ольминского решает теоретически и практически проблему сочетания строго научной и эмоциональной критики. Первое требование, предъявляемое критику, — этического характера: он должен обнаруживать чуткое, бережное отношение к критикуемому объекту, ибо за ним стоит живая творч. личность. Второе требование — необходимость быть разносторонним в восприятии и оценках. Односторонен критик, не отдающий себе отчета в эстетич. силе худож. произведения; но односторонен и критик, к-рый, обсуждая произведение иск-ва, не обращает внимания на его генезис и причины тех особенностей, к-рые придают ему остроту и выразительность. Всякое явление в области иск-ва, в понимании Л., — определенное звено в общем историч. процессе. Работы последних лет (1931—33) свидетельствуют о пересмотре Л. своих общественно-эстетич. воззрений предшествующих лет (сближение с ленинской оценкой Горького, более критич. отношение к лит.-эстетич. идеям Г. В. Плеханова, отречение от эмпириокритич. суждений, принимаемых еще в сер. 20-х годов, отрицат. отношение к Ницше и др.). Это особенно заметно в исследовании «Ленин и литературоведение («Лит. энциклопедия», т. 6, 1932) — первом систематич. описании эстетич. взглядов пролет. вождя. Л. высоко поднимал значение философ. работ Ленина для социалистич. науки и культуры. В февр. 1933 на 2-м пленуме оргкомитета Союза писателей Л. в докладе о задачах сов. драматургии один из первых определил сущность социалистич. реализма: «Социалистический реализм есть широкая программа, он включает много различных методов, которые у нас есть, и такие, которые мы еще приобретаем; но он насквозь отдается борьбе, он весь насквозь — строитель, он уверен в коммунистическом будущем человечества, верит в силы пролетариата, его партии и его вождей…» («Статьи о советской литературе», 1958, с. 239).

Как критик и писатель Л., начиная со сб. «Идеи в масках» (1912) и кончая одной из последних работ «Гоголиана (Николай Васильевич приготовляет макароны)» (1934), Л. искал лит.-публицистич. формы и жанры, часто обращаясь к диалогу. Драматургия Л. исполнена напряженной философ. мысли, больших историко-культурных обобщений. Пьесы «Королевский брадобрей» (1906), «Фауст и город» (1918), «Оливер Кромвель» (1920), незаконч. трилогия о Фоме Кампанелле (полностью написаны две части — «Народ», 1920, и «Герцог», 1922; из третьей части «Солнце» написан лишь первый акт), «Канцлер и слесарь» (1921), «Освобожденный Дон Кихот» (1922), «Поджигатели» (1924), «Яд» (1926), «Бархат и лохмотья» (1927, по драме Стуккена), «Медвежья свадьба» (1923, драматич. вариант новеллы П. Мериме «Локис»), «Нашествие Наполеона» (1930, совм. с Ал. Дейчем, по В. Газенклеверу) шли в сов. театрах, а нек-рые и за рубежом. Как драматург Л. тяготел к мелодраме и особенно к высокоидейной романтич. драме, в к-рой историч. или лит. герои прошлого служили воплощению совр. социально-историч. и философ. конфликтов. Пафос благородных мечтателей и борцов за освобождение от тирании и рабства чередуется с сатирич. эпизодами разоблачения обветшалых обществ. форм и представлений. В драматургич. наследии Л. сохранилось около 20 одноактных пьес («Драмолетты»).

Л. известен и как переводчик. Поэма Ленау (1904), стихи Ады Негри (1910), критич. статьи Р. Роллана (1916—18), поэма К. Шпиттелера «Колокольные девы» (1918), лирика К. Ф. Мейера (1920), стихи Ш. Петёфи (1925), Ф. Гёльдерлина (1929) — важнейшие из его переводов. Л. написал ок. 2 тыс. статей, рецензий, докладов и очерков по лит-ре и иск-ву. Лучшая часть этого наследства остается живым достоянием сов. культуры.

Соч.:

  • Собр. соч. в 8 тт. Лит-ведение. Критика. Эстетика, т. 1—6, М., 1963—65;
  • Статьи о лит-ре, М., 1957;
  • В мире музыки, [предисл. И. Саца], М., 1958;
  • О театре и драматургии, [вступ. статья, сост. ред. и комм. Ал. Дейча], т. 1—2, М., 1958;
  • Статьи о сов. лит-ре, М., 1958;
  • Пьесы, [вступ. статья, сост. и подготовка текста Ал. Дейча], М., 1963;
  • Силуэты, М., 1965;
  • О кино. Статьи. Высказывания. Сценарии. Документы, М., 1965.

Лит.:

  • Лифшиц М. А., Ленин и вопросы лит-ры, в его кн.: Вопросы иск-ва и философии, М., 1935;
  • Кривошеева А., Эстетич. взгляды А. В. Луначарского, М.—Л., 1939;
  • Елкин А., А. В. Луначарский, М., 1961;
  • Лебедев А. А., Эстетич. взгляды А. В. Луначарского, М., 1962;
  • Луначарская-Розенель Н. А., Память сердца. Воспоминания, М., 1962;
  • Дементьев А., Сац И., А. В. Луначарский и сов. лит-ра, «Нов. мир», 1966, № 12;
  • А. В. Луначарский о лит-ре и иск-ве. Библиографический указатель. 1902—1963, сост. К. Д. Муратова, Л., 1961.

Ал. Дейч.

Автор:



Публикуется по: feb-web.ru



Поделиться статьёй с друзьями:
comments powered by Disqus