Наркомпроссъ и балерина

Публикуется по Иллюстрированная Россiя № 2 (35) от 9 января 1926 librarium.fr

(Изъ одной переписки)

«Наркомпроссъ Луначарскій пріѣхалъ въ Берлинъ, чтобы присутствовать при первой постановкѣ своей драмы «Освобожденный Донъ-Кихотъ».
(Послѣдняя новость).
I.

Об авторе

Лери (1883—1944) — Владимир Владимирович Клопотовский, поэт-сатирик, фельетонист, журналист. Родился 10 марта (26 февраля) 1883 г. в Петербурге. Печататься начал около 1905 г. До Октябрьской революции сотрудничал в "Одесском листке", "Киевских откликах", "Орловском листке", в редакции "Биржевых Ведомостей", во время гражданской войны - в "Южном слове", редактировавшемся И. А. Буниным и Н. П. Кондаковым. Эмигрировал в 1920 г., жил в Праге, Берлине, Париже, работал в "Голосе эмигранта" под редакцией Б. С. Оречкина (Берлин, 1921—1922), в "Руле", "Последних новостях ", "Возрождении", "Биче", "Иллюстрированной России" и других периодических изданиях. Издавал и редактировал журнал "Театр и жизнь" (1921—1923). С 1920 г. стал сотрудником рижской газеты "Сегодня". В конце 1927 г. переселился в Ригу, вошел в редакцию газеты. В 1941—1943 гг. редактор газет "Правда", "За Родину", "Русский вестник", "Слово", издававшихся в Риге для населения оккупированных Германией территорий. Использовал криптонимы и псевдонимы В. К., Л., Весеньев, Зритель, Ирель, Дядя Митяй. Автор статей, пародий, стихотворных фельетонов, сатирического романа в стихах "Онегин наших дней" (отдельное издание Берлин, 1922), также эстрадных обозрений и скетчей, ставившихся в рижском Театре Русской Драмы. Умер в Риге 28 марта 1944 г.
«Увидя почеркъ мой, вы вѣрно удивитесь».
Покинувъ нашъ свободный край,
Гдѣ обѣшали новый рай
Со мною строить viribus unitis,
Вы причинили, Анатоль,
Весьма мучительную боль
Своей совѣтской балеринѣ.
Но вамъ, сидяшему въ Берлинѣ,
Терзаться прошлымъ не дано
И, натурально, все равно,
Что на душѣ скребутся кошки
У пролетарской босоножки,
Удѣлъ которой мужику
Тутъ, подъ надзоромъ Г.П.У.
Давать уроки ритма духа.
Мнѣ тяжело, мой другъ, безъ васъ
Вести ритмическій танцклассъ, —
Вѣдь я уже почти старуха
И не могу, какъ подъ арестъ.
Тащить къ себѣ изъ разныхъ мѣстъ
Изголодавшихся танцорокъ.
Ахъ, былъ-бы мнѣ, какъ прежде, дорогъ
Нашъ пролетарскій Ленинградъ,
Когда-бъ ногами дунканятъ
Могла я тѣшить ваши взоры,
Вѣдь вы нашъ признанный эстетъ,
Но васъ! увы! со мною нѣтъ,
Сбѣжали вы изъ красной норы.
И я не знаю для кого
Готовлю пляски волшебство.
Ахъ, милый другъ мой, ну пойми-же
И мнѣ противенъ Ленинградъ
И я хочу изъ рая въ адъ,
Хочу опять пожить въ Парижѣ
И наслаждатся, какъ и вы,
Не здѣсь, на берегахъ Невы,
Такихъ пустыхъ теперь и грязныхъ.
А въ странахъ мелко-буржуазныхъ,
Гдѣ волей ласковыхъ судебъ
Не насажденъ еше совдепъ.
Гдѣ нѣтъ покамѣсть комиссаровъ,
Но есть достаточно товаровъ
И гдѣ не мало свѣтлыхъ дней
Бывало въ юности моей.
Когда плясала не матросу,
А самому Венизелосу.
Вы, какъ совѣтскій драматургъ.
Освободили Донъ-Кихота,
А разъ и мнѣ пришла охота
Покинуть красный Петербургъ,
Дабы добиться полной славы
Освободите и меня вы,
Пустите въ Римъ, Парижъ, Берлинъ.
Ахъ, въ Триесесэріи одинъ
Вы мой защитникъ, мой Петроній
Пустите. Не боюсь погони
Я пролетаріевъ всѣхъ странъ.
Цѣлую въ носикъ.
Вотръ Дунканъ.»
II.
«Прочтя мое письмо — вы тоже удивитесь.
Но быть по нашему должно
И, какъ вы тамъ въ Европу ни стремитесь,
Удрать отъ насъ вамъ не дано.
Да и зачѣмъ? У насъ хозяйкой
Живете вы... Даетъ совдепъ
Вамъ драгоцѣнности и хлѣбъ.
Къ тому-же, тетя, чрезвычайка
Есть для строптивыхъ дамъ у насъ.
Она научитъ вашъ танцклассъ
Въ сознаньи массы пролетарской
Будить божественный восторгъ.
Пишите мнѣ черезъ Внѣшторгь.
Вашъ
Анатолій Луначарскій.
Съ подлиннымъ вѣрно:
Лери.

Comments