Философия, политика, искусство, просвещение

Ода на уход Луначарского

В последний раз блистательным светилом

Озарены граниты колоннад.

Так суждено. И вот с суконным рылом

Солдат Бубнов грядет в калашный ряд.

Потрясены порфировые своды,

И небеса грозой омрачены.

И — в ужасе счастливые народы

Счастливейшей на глобусе страны.

И в рубище, во вретище изгнанья

Исходит он!.. И слышатся вокруг

Гражданских жен безумные стенанья,

И стон, и вопль оставленных подруг.

Поет труба. Бетховенские марши

Наводят грусть и панику окрест.

И уж бегут во страхе секретарши

С насиженных и секретарских мест.

И только он, и Феб и Анатолий,

И драматург, и тайный беллетрист,

По склонностям законченный Павзолий,

По паспорту весьма социалист,

С лукавою улыбкою взирает

На новообращенную Дафнэ,

И прядь волос небрежно оправляет

И вскидывает потное пенсне.

Он все постиг: и негу пресыщенья,

И власти хмель, и некой бездны край.

И видел он на ниве просвещенья

Такой необычайный урожай,

Такой восторг счастливого покоса,

Таких соревнований идеал,

Что в качестве жнеца и наркомпроса,

Вот именно, и сеял, и пожал.

Разбита цепь невежества и мрака...

Теперь в избе любого мужика

Читают утром Бобу Пастернака,

А вечером читают Пильняка!

Исчез Олимп. Осиротели горы.

Поэзия покинула Парнас

И переходит прямо на заборы —

Для действенного пользования масс.

...И свет блеснул над плешью комиссара,

И снова тьма. И слышен шум шагов

Грядущего на смену кашевара

С веселенькой фамилией Бубнов.

1929

Автор:



Источник:


Поделиться статьёй с друзьями:
comments powered by Disqus