Философия, политика, искусство, просвещение

84. А. В. Луначарский — А. А. Луначарской

16 (29) ноября 1917 г.

16/XI.

Дорогая Нюрочка,

Вчерашнее всемирно–историческое событие 1 (объединение с крестьянством и заключение предварительного перемирия), конечно, сильно укрепили нашу власть, и, быть может, сегодня результаты скажутся, но она все еще пока не целиком в наших руках: финансы еще сопротивляются, а благодаря этому все еще не отправлен наш курьер. Но завтра–послезавтра он поедет, так что все–таки выигрыш будет заметный даже для тех писем, которые «ждут» его.

Надеюсь, что со «взятием» финансов разрешим мы и вопрос об эмигрантах, и вы, мои ненаглядные, чудные, вернетесь к обожающему вас вашему папе.

Вчера я получил сразу 2 твоих письма: от 11 и 25 октября н[ового] ст[иля]. Значит, самое свежее шло больше месяца. И какая древняя история! Ты пишешь, например, о Галине Константиновне. Эта фигура сейчас (может быть временно) отошла совсем, и у меня не находится не только времени повидаться с нею, но даже минуты о ней подумать.

Впрочем, и на Манечку она похожа, и все хорошее при ней остается. Она к тому же большевичка и нездорова, так что с моей стороны свинство, что я так далеко отошел от нее, но причина — все более враждебное отношение милейшего Н. Н. Суханова (не ко мне), а к большевикам. После переворота отношение «Новой Жизни», всё регрессируя, дошло до травли, так что я не считал возможным видеться с Николаем Николаевичем и поэтому перестал видеться и с Галиной Константиновной, которая нездорова и редко выходит из дому. Я думаю все же, что когда ты с ней познакомишься, то будешь к ней хорошо относиться.

На место Сухановых других друзей у меня не нашлось, кроме Лещенко (обоих), с которыми у меня очень добрые отношения.

Одно время очень восторженно относилась ко мне прекрасная по натуре своей большевичка М. Н. Покровская, премилый человек, но теперь она завалена работой и влюблена! Так что ни у меня никто и я ни у кого вот уже месяц совсем не бываю, т. е. по знакомству. Деловые отношения у меня, напротив, весьма многочисленные. Среди них есть очень приятные: Тёма Киммель, А. Н. Бенуа, профессор Рейснер, В. В. Маяковский, Брик и многие другие.

Одно время я бывал у Горьких (когда был председателем совета по заведованию Народными домами с М. Ф. Андреевой — моей помощницей). Но теперь они злые враги нашего «режима», и я их избегаю.

Подумай, что это за какая–то прямо нелепая сказка: ведь я фактически заведую всеми дворцами царей, всеми музеями, а придется и всеми государственными театрами, и стать во главе культурной работы во всей стране. И все понемногу налаживается, но мое личное отношение с министерствами очень симпатичное, и многое заставляет думать, что я таки упрочусь и превращусь в совершенно правильного «министра».

Пока — хлопот полный рот.

Завтра продолжу и может быть отправлю эти письма.


РГАСПИ. Ф. 142. Оп. 1. Д. 12. Л. 152–153.

Автограф.

Опубликовано: «Вопросы истории КПСС». 1991. № 2. С. 48–49.


  1. Имеется в виду объединенное заседание Чрезвычайного Всероссийского съезда советов крестьянских депутатов, ВЦИК и Петроградского Совета 15 (28) ноября 1917 г., принявшее решение объединить Советы крестьянских депутатов с Советами рабочих и солдатских депутатов.
от

Автор:

Адресат: Луначарская А. А.


Поделиться статьёй с друзьями: