Философия, политика, искусство, просвещение

62. А. В. Луначарский — А. А. Луначарской

[2 (15) октября 1917 г.]

Дорогая моя, обожаемая моя, Мышка.

Каждое письмо мне приходится начинать с жалобы на непомерное количество работы. Но я удовлетворен ею.

Сегодня, например, я председательствовал в Комиссии по улучшению питания детей, организовал ее и вообще существенно двинул вперед это существеннейшее дело.

Сейчас еду в Государственную комиссию по народному образованию, где должен помочь окончательно похоронить наивный закон о бесплатности школы, фактически сводящийся к подарку 11. 000. 000 рублей родителям испеченных гимназистов из скудного народного кармана.

Затем читаю в Литературном народном университете реферат на тему «Кризис современного искусства и выход из него». Так что успеваю все делать понемногу. Мною довольны. Пролетарско–солдатская аудитория признает и по–настоящему любит рядом с Троцким только меня. Интеллигенция же ненавидит Троцкого, а меня сильно выделяет из всех большевиков. В общем у меня недурное положение. Но что ж так? Положение России ужасно и сердце болит все время за нее. С нею пропадаем мы все.

Вчера заехал к Михаилу. Он безобразно и жалко постарел. Кадет, брюзжит, ругается. Меня все же встретил дружелюбно, хотя и назвал тигром. Очень удивился, что я худ, так как на карикатурах меня изображают «с брюшком». А я так, действительно, похудел!

Михаил занимается коллекционированием книг по искусству, литографий, гравюр и т. п. Коллекция у него богатая и сделана со вкусом и знанием.

Люба меньше постарела, хотя совсем седая. Лева — офицер–летчик. Все ненавидят большевиков.

Конечно, больше не пойду.

Вновь отыскалась Эмилия Орестовна, адрес которой я потерял. Хочет зайти ко мне в Управу повидаться. Напишу тебе мои впечатления о ней.

Довольно часто вижу М. Ф. [Андрееву]. С нею придется много работать вместе. Я — председатель Комиссии по заведованию Народными домами, а она и Можжевелов товарищи председателя. Вернулся Алексей Максимович [Горький] более сумрачно и пессимистически настроенный, чем когда–нибудь. Усрамные оды его и Кассандравы пророчества прямо тяжко слушать.

Пермь, Смоленск и др. города, в которых выставлена моя кандидатура, требуют меня, но это было бы ужасно для моего коренного — городского культурно–просветительного дела.

Страшно часто думаю о том, увижу ли вас? В этом не может быть никакой уверенности. Люблю вас безумно, какой–то бесконечно печальной и светлой любовью.

Посылаю тебе статью из «Рабочего пути» для характеристики наших планов и настроений в текущем начале октября.1

Тото целуй, моего Кро–кро. Кланяйся друзьям.

Вторые 500 рублей выслал. Третьи смогу послать лишь в начале ноября (русского).

Твой Тото–старший.


РГАСПИ. Ф. 142. Оп. 1. Д. 12. Л. 114–115.

Автограф.

Опубликовано: «Вопросы истории КПСС». 1991. № 2. С. 41–42.


  1. Список 40 кандидатов–большевиков в Учредительное собрание, намеченных Центральным Комитетом, был опубликован в газете «Рабочий путь» № 22 28 сентября (11 октября) 1917 г. Из указанного списка 25 человек были объявлены официальными кандидатами ЦК РСДРП(б): Ленин, Дзержинский, Шаумян, Луначарский, Сталин и др.
от

Автор:

Адресат: Луначарская А. А.


Поделиться статьёй с друзьями: