О ПРОЛЕТАРСКОЙ КУЛЬТУРЕ

Впервые, с подзаголовком «Из речи тов. Луначарского на Второй конференции пролетарских просветительных организаций», напечатано в журнале «Грядущее», 1919, №7 — 8, по–видимому, по стенограмме, которая не была выправлена автором.

По всей вероятности, это часть выступления Луначарского на Второй Петроградской конференции культурно–просветительных организаций, созванной Петроградским Пролеткультом 5 — 9 июня 1918 года «по вопросам социалистического образования и общего строительства пролетарской культуры» («Красная газета», 1918, № 107, 5 июня).

Заседания конференции проходили во Дворце пролетарской культуры. Луначарский был избран почетным председателем конференции.

Среди архивных документов фонда Пролеткульта имеется запись: 

«Тов. Луначарскому просьба выступить со словами на первом пленарном заседании Второй Петроградской общегородской конференции 5 июня 1918 г.» 

(ЦГАЛИ, ф. 1230, он. 1, ед. хр. 137).

Полная стенограмма выступления Луначарского не разыскана.

Печатается по тексту журнала.

Сколько раз в эти голодные дни я присутствовал на открытии рабочих театров при переполненных залах, и как здесь с вами говорил Шелли 1 так там говорит с рабочими Пушкин 2. Те гении, которые всегда жаждали дойти до народного сердца, несмотря на всю скорбность момента, как веянья солнца врываются в окна рабочей каморки, настежь открытые рабочим классом. Глубоко трогательное, чему удивляются даже наши враги, оставляет впечатление та стойкость борющегося пролетариата, — под ударами голода, в битве с врагами внешними и врагами внутренними оставаться на передовой позиции и ждать, пока подойдет западная армия наших пролетарских братьев. Но в то же время пролетариат успевает растить и первые цветы, первые подснежники, первые фиалки той пролетарской весны и того великого рабочего культурного лета. И здесь, конечно, тот союз пролетарских просветительных обществ, каким является Пролеткульт, становится явлением наиболее ярким, наиболее значительным. Мы знаем, что культурное творчество рабочего класса дается не сразу. Пролетарская культура только еще пробивается сквозь толщу старого льда. Но она молодая, как Геркулес в колыбели, душит одну змею за другою и растет, и скоро, как царевич Гвидон, разрушит те узкие рамки, которые сковывают ее рост. Пролетарская культура, как детские сапожки великана, отличается от стоптанных туфелек буржуазной культуры 3. Противопоставляя таким образом нашу пролетарскую культуру старой буржуазной, я далек от мысли, чтобы творения гениев зачислять в буржуазные ряды. Творения гениев, часто вопреки воле гениев и причиняя им этим могучую боль, носили на себе след какого–нибудь гнилого поцелуя мецената, черную печать рынка, к которому приходилось приспособляться. Но и в этих клетках, в этих оковах гении старались развернуть свои орлиные крылья, и в сердце каждого жила мечта о подлинной свободе творчества, при которой бы они могли выпрямиться и излечить все свои уродства. Отсюда их скорбь, тоска, вопли к небу и аду, отсюда их проклятья насилию и гордые протесты, которые являются не чем иным, как призывами к нам, к далеким потомкам, которым они говорят: «простите, если у нас был горб на спине, но все, что есть у нас хорошего, радостного, честного, блещущего талантом, все это мы возносим вам».

С этой точки зрения эти гении не ваши, господа буржуазия, а наши, и они не для того, чтобы перед ними рабски кланялись и учились в смысле слепого подражания, они просто наши товарищи и страдающие братья, которые, как и мы, создают и творят жизнь. Такие гении должны занять почетное место в нашем пролетарском пантеоне, ибо они еще послужат для свободного творчества мировой культуры, во главе которой идет пролетариат. Если было когда–то сказано, что основание одного рабочего союза важнее битвы при Седане 4, то можно сказать, что основание и расцвет таких обществ, как Пролеткульт в Советской России, не менее важно многих значительных исторических событий. Все, что в обычное время было бы не так важно, на грозовом фоне революции приобретает колоссальное значение, и то, что пролетариат в минуту величайших испытаний не перестает говорить о творчестве новой культуры, собирая в то же время все, что есть лучшего в мировой науке и искусстве, для того, чтобы использовать это, как удобрение, для нашего нового расцветающего сада; то, что она — молодая новая пролетарская культура — в лютую зиму невзгод все–таки поет и хочет смеяться, протягивая руки к подлинной красоте жизни, — все это показывает, что пролетарий восстал как Человек с большой буквы, что он собственно является Прометеем, который открывает новые пути. И вот почему на каждом пролетарском празднике и здесь, в этом Дворце пролетарской культуры 5, я чувствую себя как на своеобразном богослужении ради будущего человечества. Все это мы делаем торжественно, мы не знаем, по какой земле мы ходим. Будущий историк трепетной рукой на великих страницах будет записывать хронику наших дней и, быть может, со слезами умиления впишет историю Пролеткульта, этого первого зачатка свободного великого рабочего и прекрасного искусства.


1 26 мая 1918 года во Дворце пролетарской культуры был устроен Первый интернациональный вечер памяти Карла Маркса, на котором исполнялись сцены из лирической драмы Шелли «Освобожденный Прометей», рисующей утопическую картину общества будущего.

2 Возможно, Луначарский имеет в виду постановку оперы «Евгений Онегин», о которой в газетной заметке под заглавием «Евгений Онегин» на пролетарской сцене» сообщалось: 

«Во вновь открывающемся театре (Симбирская ул., 22) в воскресенье, 9–го июня, в день открытия, будет поставлена опера «Евгений Онегин» (музыка Чайковского) при участии артистов музыкальной драмы. Вступительное слово скажет тов. Луначарский» 

(«Красная газета», веч. вып., 1918, № 85, 6 июня).

3 Ср. К. Маркс и Ф. Энгельс, Сочинения, т. 1, стр. 444.

4 В речи «Цель рабочего движения», произнесенной 20 января 1870 года перед берлинскими избирателями, немецкий публицист и политический деятель Иоганн Якоби сказал: 

«С точки зрения будущего историка культуры основание самого маленького рабочего союза будет представлять большую ценность, чем сражение при Садовой» 

(«Gesammelte Schriften und Reden von Dr. Johann Jacoby», Zweiter Teil, Hamburg, 1877, S. 354).

«Седан» вместо «Садовая» в речи Луначарского — возможно, ошибка стенограммы.

5 Специальным декретом Совета Народных Комиссаров дом № 2 по Екатерининской улице, принадлежавший Благородному собранию, объявлялся национальной собственностью и был передан в пользование Центрального Комитета пролетарских культурно–просветительных организаций. Дому было присвоено название «Дворец пролетарской культуры». Торжественное открытие Дворца, на котором Луначарский произнес приветственную речь, состоялось 1 мая 1918 года.

Comments