Философия, политика, искусство, просвещение

Воспитание и новая экономическая политика

Эта статья написана по просьбе редакции «Коммунистки». Те основные положения, которые в ней высказаны, остаются верными и по сию пору.

Товарищ Ленин в своей статье об итогах октябрьской революции и в своей столь же почти замечательной речи на съезде политпросвета со всей определенностью подчеркнул огромность поворота, который мы сделали в последнее время.

Вместе с тем чрезвычайно важно также и то, что сказано тов. Лениным о подлинной марксистской правильности так называемого нового пути. Новая экономическая политика, конечно, есть не что иное, как применение подлинной марксистской трезвости и марксистского анализа к условиям русской жизни. Только война заставила нас торопиться с введением военного коммунизма, к которому всякая побежденная страна склоняется, подчас даже и чисто буржуазная.

Да, мелко–собственническая Россия должна будет проделать значительный стаж роста своей техники, своего образования, своего организационного роста, прежде чем сделается вся насквозь, а не только в том небольшом сравнительно остове, которым является русская крупная промышленность, приспособленной для того, чтобы стать восприимчивой почвой для подлинно коммунистических всходов.

Что труднее: вводить ли коммунизм твердой рукой с уклоном в некритический максимализм, или отказаться от непосредственного введения коммунизма, но с величайшим тактом, и ни на минуту не упуская из виду руководящей звезды, вести страну подчас извивающейся и извилистом тропой, минуя препятствия, но неуклонно и все ближе к его осуществлению?

Брутальные формы введения на военный манер коммунизма на самом деле легче. Есть много русских людей, которые привыкли командовать, но еще больше тех, которые привыкли подчиняться, и на этом можно построить поверхностный и немножко аракчеевский коммунистический фасад, и именно легкость этой работы привлекала порой более простецки мысливших коммунистов. На самим же деле это дело не только трудное, но и совершенно безнадежное. В тот или другой момент этот брутально проводимый коммунизм, находящийся вне соответствия с реальными хозяйственными силами страны, должен был бы рушиться. Наоборот, в глубине вещей легче, потому что возможнее, работа по неуклонному, органическому строительству всех мостов и дорог, которые приведут нас в конце–концов к коммунизму. Но самый путь к этому гораздо труднее, требует бесконечно более напряженной мысли, более точного учета окружающей действительности, большего терпения, большего такта в отношении с людьми.

Вот почему, повторяю, простецки мыслящие коммунисты останавливаются в некотором затруднении перед этим политическим плетением кружев. Но коммунистическая партия не только мощна и решительна: она мудра и ловка, и теперь мудрость и ловкость нужны нам, пожалуй, в большей мере, чем мощность и решительность, о которых мы, однако, ни на минуту не должны забывать.

Мы начинаем теперь глубоко реалистическое строительство, глубоко реалистическое осуществление предпосылок коммунизма. Наше внимание в огромной степени будет теперь устремлено на урегулирование всяких течений в мелкобуржуазном море, которым будет окружена наша коммунистическая постройка, на согласование нашей работы с тем капиталистическим окружением, в котором мы фактически должны существовать.

Это, однако, отнюдь не значит, что мы в какой–нибудь мере сдаемся этому мещанскому морю. Нет. Во–первых, в области политики мы должны проводить максимальную твердость. Мы не должны допустить ни на минуту никакого ослабления пролетарской диктатуры, никакого ослабления руководящей роли коммунистической партии в стране. Это не подлежит никакому сомнению.

В области экономики мы, конечно, не откажемся от концентрированного государственного капитализма, поскольку дело идет о крупной промышленности. В области просвещения мы готовы признать какие угодно формы частной инициативы в сфере искусства и науки и, поскольку государственные ресурсы позволят это, будем поддерживать их, но из этого отнюдь не следует, чтобы мы позволили создавать рядом с Наркомпросом, который должен быть все более и более совершенным воспитателем народа, организацию других центров или других рассеянных учреждений народного образования и воспитания, которые при наших условиях явились бы отравителями массового сознания.

Как мы, считаясь с необходимостью дать известный простор буржуазной стихии в области промышленности и торговли, отнюдь не думаем вследствие этого сделать какой–либо политической уступки меньшевикам, эсэрам и кадетам, так точно в области народного образования этим господам ила всякого рода политически неразобравшимся обывателям не будет дано возможности строить свое мещанское просвещение рядом с нашим коммунистическим.

Все силы правительства и партии, какие только могут быть уделены делу народного просвещения, должны быть напряжены для того, чтобы те аппараты, которые ведут борьбу за сознание масс (Главполптпросвет), за молодежь (полит. работа в университете, рабфаки и работы комсомола), за детскую душу (интерсколярные учреждения, организации учащихся, школы, дошкольные учреждения и т. д.), были на высоте и могли без ущерба для общего дела народного образования монополизировать его в своих руках.

Поскольку возможно, например, возникновение частных издательств, они будут регулироваться Госиздатом; поскольку появятся частные театры, они будут руководиться соответственными государственными аппаратами; частных школ, библиотек, народных университетов, народных домов и т. п. мы ни в коем случае допускать не будем.

Все те живые силы страны, которые хотят проявить в этом отношении свою инициативу, могут поступать на государственную службу или предложить государству свои услуги через школьно–хозяйственные советы, научные общества и т. п. организации. И эти услуги, как индивидуальные, так и коллективные, материальные и моральные, будут приниматься охотно и с благодарностью. Но, повторяю, вырастание рядом с нашей системой образования, которая, конечно, пока еще чрезвычайно пропитана буржуазным и мелко–буржуазным духом и в которую мы только начинаем водворять коммунистическое содержание, еще другой системы, уже с полным торжеством в ней означенного мещанского духа, абсолютно недопустимо. Прибавлю к этому, что в области платности государственных услуг, касающихся просвещения, мы также будем идти с величайшей осторожностью. Во–первых, мы должны сохранить бесплатность обучения для бедных граждан России, ибо пока на обозримое будущее деление на бедных и богатых, увы, останется, хотя и в ослабленной форме. А во–вторых, мы должны заботиться о том, чтобы, привлекая общественные силы путем обложения и самообложения к несению значительной доли тягости оплаты народного образования, мы тем самым не дали в руки обывательщине ее влияния на руководство школой. Соответственные декреты со всех сторон обдуманы в этом отношении. Наркомпросом будут даны строгие и определенные инструкции по проведению новой экономической политики. Настоящая же статья, написанная по просьбе редакции «Коммунистки», устанавливает только общие принципы, которые в глазах Наркомпроса являются незыблемыми.

Впервые опубликовано:
Публикуется по редакции
темы:

Автор:


Источник:

Запись в библиографии № 1342:

Народное просвещение в условиях новой экономической политики. — «Коммунистка», 1921, № 16–17, с. 21–22.

  • То же, под загл.: Воспитание и новая экономическая политика. — В кн.: Луначарский А. В Проблемы народного образования. М., 1923, с. 204–207;
  • изд. 2–е. М., 1925, с. 221–223.
  • То же, с сокр., под загл.: Воспитание и новая экономическая политика. — В кн.: А. В. Луначарский о народном образовании. М., 1958, с. 184–186.

Поделиться статьёй с друзьями:
comments powered by Disqus