Предисловие

В 1974 г. Академия педагогических наук СССР и издательство «Педагогика» положили основание серии «Педагогическая библиотека», в которой будет собрана лучшая часть мирового педагогического наследия.

Издание трудов крупнейших представителей дореволюционной отечественной педагогической мысли было по праву начато двухтомным собранием избранных педагогических сочинений великого русского педагога К. Д. Ушинского.

Выпуском в свет избранных работ А. В. Луначарского «О воспитании и образовании» начинается новая ветвь серии — труды выдающихся советских педагогов и психологов, государственных и общественных деятелей, чьи имена неразрывно связаны с развитием социалистической школы и педагогики.

Две самостоятельные ветви серии вскоре составят подготавливаемые в настоящее время к печати работы классиков марксизма о воспитании и образовании и труды виднейших представителей зарубежной педагогической мысли.

Закономерно и знаменательно, что новый отдел серии начинается книгой, которая лежит на столе у читателя.

Луначарский, первый народный комиссар просвещения, стоял у истоков советской школы. По поручению В. И. Ленина оп возглавил строительство новой, социалистической культуры, новой, социалистической системы образования. «Как можно скорее дать народу наибольшее количество знаний для гигантской роли, которую революция этому народу представила» — в этих словах Луначарского цель и смысл его деятельности на посту наркома просвещения.

Диапазон этой деятельности был необычайно широк. Он охватывал все грани культуры и просвещения — от ликвидации неграмотности до политического просвещения масс, от школы во всех ее звеньях до пауки, искусства, литературы и т. д. И на всей этой многогранной деятельности лежала печать яркой личности Луначарского, человека удивительной талантливости, высочайшей культуры, страстного борца за коммунистические идеалы.

«Нельзя было представить себе другого человека, который был бы так чудесно вооружен для исторической роли, какую пришлось Луначарскому в те годы играть, — писал К. И. Чуковский. — Роль была трудная и требовала именно тех дарований, которыми он был наделен с такой щедростью. Здесь нужен был его многосторонний талант, темперамент и такт, и вдобавок была необходима его эрудиция».

Необходима была и та безраздельная преданность делу, которая всегда отличала Луначарского, его безграничная самоотдача. Недаром жизнь его сравнивали со свечой, зажженной с обеих сторон.

В большом и многообразном наследии А. В. Луначарского важное место занимают его работы по проблемам воспитания и образования. В них нашли отражение практически все аспекты строительства советской системы народного образования, все кардинальные проблемы коммунистического воспитания, все те задачи, которые выдвинула революция перед педагогической теорией и практикой.

Значительная часть этих работ представляет отнюдь не только исторический интерес. Многие из них входят, бесспорно, в сокровищницу педагогики и сохраняют свою актуальность, помогая заново продумывать и решать ряд сложных вопросов теории и практики воспитания. Однако приходится констатировать, что до сих пор педагогический пласт наследия Луначарского остается наименее известным и наименее разработанным. Мы не располагаем сегодня сколько нибудь полным собранием его работ по вопросам воспитания и образования. Нет до настоящего времени ни одного монографического исследования его деятельности в области советского просвещения.

Обе эти задачи — собирание педагогического наследия Луначарского и глубокое научное изучение этого наследия, — естественно, не могут быть решены в рамках серии «Педагогическая библио–тека». В данном случае стояла иная задача — представить отдельные работы Луначарского, которые могли бы очертить круг волновавших его педагогических проблем, круг его педагогических идей, характер, основные направления и масштабы его просветительско–организаторской деятельности.

Подобная задача выдвигается впервые. Вышедший в 1958 г. сборник «А. В. Луначарский о народном образовании» преследовал, как видно уже из его названия, более локальную цель — собрать работы Луначарского преимущественно по вопросам народного образования. Акцент в нем делался на обзорных докладах наркома, на его статьях и выступлениях по отдельным проблемам школьного строительства. Теоретические работы Луначарского были представлены в незначительной мере, и притом только те из них, которые затрагивали в основном социально–педагогическую проблематику. Большая часть теоретических работ по проблемам собственно воспитания, образования и обучения осталась за пределами книги.

Узкие задачи сборника 1958 г. не помешали ему, однако, сыграть важную роль и в качестве источника по истории советской школы, и особенно в качестве источника для изучения деятельности Луначарского в области просвещения. Вслед за этим изданием вышел тематический сборник статей и выступлений Луначарского «Ленин и народное образование», подготовленный В. Д. Зельдовичем, появились тематические подборки его высказываний — о воспитании молодежи, о дошкольном воспитании и т. д. Новые документы о деятельности Луначарского на посту наркома просвещения были опубликованы недавно в двух томах «Литературного наследства» («А. В. Луначарский. Неизданные материалы», «В. И. Ленин и А. В. Луначарский»), в фундаментальных монографиях П. А. Бугаенко и Н. А. Трифонова (см.: П. А. Бугаенко. А. В. Луначарский и советская литературная критика. Саратов, 1972; Н. А. Трифонов. А. В. Луначарский и советская литература. М., 1974).

Настоящая книга продолжает дело собирания педагогического наследия Луначарского. Ее основная цель — наметить общий контур этого наследия, показать богатство и многогранность его идей.

Представленные работы воссоздают не только привычный образ Луначарского — крупного организатора народного образования, выдающегося государственного деятеля, для которого проблемы школы были неотъемлемы от общих проблем культуры, от общих задач социалистического строительства. Они знакомят с его оригинальными педагогическими воззрениями, характеризуют Луначарского как замечательного педагога–теоретика, сыгравшего видную роль в формировании советской педагогической науки, советской системы воспитания и образования. И что не менее важно, эти, казалось бы, специальные работы раскрывают во всей полноте необычайно привлекательную личность Луначарского, «жизнь человека в ее предельных проявлениях», как любил он говорить о других.

При ограниченном объеме книги и обилии материала, к тому же почти неисследованного, отбор, естественно, всегда затруднен. Однако это не значит, что в нем господствует случайность. Главное, чему был подчинен отбор материалов для данной книги, — это замысел серии, акцентирующей внимание читателя прежде всего на теоретических работах. Другие задачи отбора были не менее определенны: возможно более разносторонне осветить педагогические идеи и просветительскую деятельность Луначарского, показать, насколько полно они охватили все сферы образования и все звенья школы; выделить те три основные проблемы, вокруг которых целенаправленно концентрировалась и теоретическая и практическая работа наркома просвещения, — задачи строительства новой школы, проблемы воспитания нового человека, вопросы образования и обучения; отобрать материалы, наиболее важные и характерные для различных этапов развития советской школы и педагогики, и, наконец, дать работы, в наибольшей степени сохраняющие свою актуальность.

При этом задача состояла также в том, чтобы представить по возможности все формы и жанры педагогического творчества Луначарского — его доклады, лекции, выступления перед различными аудиториями, острые и дискуссионные статьи на злобу дня, крупные теоретические работы и т. д.

Совмещение всех этих принципов отбора дало следующий результат: вниманию читателя предлагается 37 работ, 15 из которых были опубликованы в сборнике 1958 г.; 22 работы включены заново (причем 18 печатаются впервые после смерти Луначарского).

Принципы отбора материала для книги определили и ее структуру. В отличие от сборника 1958 г. был избран не хронологический, а проблемно–тематический порядок расположения работ. Такому подходу всегда отдавал предпочтение и сам Луначарский при издании отдельных сборников своих трудов.

Материалы, собранные в книге, разделены на три основных раздела, соответствующих тем трем центральным проблемам просветительской деятельности и педагогического творчества Луначарского, о которых говорилось выше: «Социалистическая революция и задачи просвещения», «Воспитание нового человека», «Проблемы образования и обучения». В третьем разделе особо выделены работы, посвященные вопросам обучения, в частности преподаванию истории, литературы и естествознания. Внутри каждого блока работы расположены хронологически.

При отборе материалов для первого раздела решено было из огромного количества докладов Луначарского представить лишь те, что отряжают определенные этапы развития советской школы и педагогики: речь на I Всероссийском съезде по просвещению, где были подведены итоги организационной и идейно–теоретической подготовки реформы всей системы народного образования (1918); доклад на III сессии ВЦИК 7–го созыва (1920) — первый отчет Луначарского перед высшим органом власти, отчет, который привлек особое внимание В. И. Ленина и положил начало реорганизации школьной системы и управления народным образованием; доклад на I Всесоюзном съезде учителей (1925) и доклад на съезде профсоюза работников просвещения (1929). В самом названии двух последних докладов отражены новые задачи, встававшие перед народным образованием на новых этапах развития социалистического государства, — «Задачи просвещения в системе советского строительства» и «Народное образование в СССР в связи с реконструкцией народного хозяйства».

Остальные работы первого и последующих разделов книги посвящены отдельным проблемам теории и практики воспитания и образования. Основная особенность подхода Луначарского к этим проблемам состоит в том, что он рассматривает их одновременно и в плоскости социальной, и в плоскости собственно педагогической. Все его статьи и выступления (даже те, которые вызваны конкретным поводом, узкой и конкретной задачей) были нацелены на решение коренных педагогических проблем, всегда выявляли общие методологические позиции Луначарского. Это единство подхода и четкие идейные установки педагога–марксиста цементируют в стройную педагогическую концепцию все то многообразие идей и суждений, с которым читатель встретится па страницах данной книги.

В то время, когда писались собранные здесь работы, формирование и развитие советской школы и педагогики еще только начиналось. В чрезвычайно сложных условиях приходилось прокладывать совершенно новые пути, переоценивать опыт прошлого, искать новые решения. Не все эти решения выдерживали проверку временем. Не все суждения Луначарского о конкретных педагогических явлениях тех лет подтвердились в дальнейшем теорией и практикой воспитания. Жизнь шла вперед. Многое неизбежно отсеивалось, уточнялось, обретало иной смысл.

Луначарский — педагог, теоретик и практик, руководитель народного образования — никогда не претендовал на то, чтобы его оценки и выводы признавались бесспорными, единственно верными, окончательными. Мысль его постоянно была в пути, в поиске, он всегда готов был критически пересматривать свои взгляды, уточнять их, корректировать в соответствии с изменяющимися требованиями жизни. Свойственная ему широта мышления, умение диалектически, с марксистско–ленинских позиций подойти к решению самых различных проблем избавляли его от односторонности. За всеми этими проблемами он отчетливо видел главное — перспективы строительства советской школы.

Развитие советской школы и педагогики показало, насколько верными были исходные методологические позиции педагогической концепции Луначарского, насколько плодотворны были многие его идеи, насколько значимым был его вклад в становление системы народного образования в СССР, в педагогическую науку. И историкам педагогики еще предстоит оценить этот вклад, предстоит собрать воедино и исследовать педагогическое наследие Луначарского.

Настоящая книга делает известный шаг па этом пути. Собранные в ней материалы обогащают и расширяют традиционное представление о его педагогическом наследии, существенно дополняют картину развития советской школы и педагогики.

В заключение следует отметить одну характерную жанровую особенность многих из публикуемых работ. В предисловии к сборнику своих статей «Искусство и молодежь» Луначарский писал: «Обращаю внимание читателя на то обстоятельство, что весь материал, который представляется сейчас его вниманию, является не литературным, а ораторским. Все это стенограммы. Живая ораторская речь — иное дело, чем литературное изложение. Пока она горяча, она имеет значительные преимущества перед холодком написанных прямо для читателя книжных страниц. Но когда эта ораторская речь остывает, когда она записана хотя бы со всевозможной тщательностью в граммофоноподобном порядке, она теряет свой вкус и оказывается значительно ниже обдуманных и отшлифованных слов литературного изложения. К тому же стенограмма, даже при самом большом искусстве и интеллигентности записывающих, не может не отличаться время от времени некоторыми шероховатостями, пробелами, недоразумениями».

Сказанное Луначарским относится во многом и к работам, собранным в данной книге.

В настоящую книгу вошло 14 работ, включенных самим Луначарским в отдельные сборники его сочинений. Работы, не включенные в авторизованные сборники, печатаются по последним прижизненным изданиям. В одном случае (особо оговоренном в комментарии) пришлось взять не последнее прижизненное, а первое издание как более исправное текстологически. Две работы, не опубликованные при жизни Луначарского, печатаются по стенограммам. Все тексты сверены с предшествовавшими публикациями, сохранившимися стенограммами и рукописными материалами. В результате сверки исправлены явные опечатки и искажения. При подготовке текстов к печати произведены необходимые уточнения и конъектуры. Подстрочные примечания принадлежат Луначарскому. Комментарии помещены в приложении к тому.

Подбор работ Луначарского для настоящего издания осуществлен Э. Д. Днепровым, К. С. Ериновой и Ф. С. Озерской. В составлении сборника принял участие Н. В. Журавлев. Комментарии и подготовка текстов Э. Д. Днепрова. В текстологической работе приняла участие В. Б. Стрельцова, в подготовке реальных примечаний — М. В. Березина, Н. В. Журавлев, О. В. Шмук.

В приложении к тому дается также библиография основных трудов Луначарского по вопросам воспитания и образования и литературы о нем, составленная Л. М. Мильман. Составитель указателя имен — О. В. Шмук.

Редакционная коллегия

Comments