Заключение

Нам кажется, что предлагаемая работа не нуждается в резюмировании. Общие резюме мы дали в нескольких местах книги с различных точек зрения.

Читатели, надеемся, ясно представляют себе биологическую картину функций и развития мозга, а в создании стройной биологической картины и в освещении через посредство её жизни сознания — главная заслуга Авенариуса.

Что же касается собственно теоретико–познавательного вывода Авенариуса, то нам легче всего формулировать его в виде ответов на те три основные вопроса, которые Авенариус поставил во главе сочинения, и которые перечислены у нас в нашем введении.

Вопрос I. В каком смысле и каком объеме можем мы принимать части, окружающей нас среды за предпосылки опыта?

Ответ: Только в смысле дополнительных условий; для конечных состояний системы С, и то лишь тогда когда высказываемые психические ценности зависят непосредственно именно от этих конечных состояний. Это значит, что сознаваемое нами и высказываемое нами за опыт не есть нечто чисто объективное, чисто внешнее, отраженное нами, как отражает зеркало, нет, — мы сознаем и высказываем лишь состояния системы С, обусловленные всеми внутренними особенностями строения её и всеми особенностями переживаемого момента, плюс воздействия внешней среды; чем в меньшей мере привходят в условия этого состояния индивидуальные и временные особенности системы С, тем чище опыт, и тем более совпадает он с опытом общечеловеческим. Итак, устраняя результаты внутренних индивидуальных процессов из наших высказываний мы приближаемся к чистому опыту.

Вопрос II. В каком смысле и объеме можем мы признать за опыт человеческие высказывания?

Опытом люди называют все, что они находят в окружающей среде в отличие от того, что они активно создают своим воображением. Очевидно, однако, что такой опыт, соответствующий аналитическому его определению, не всегда соответствует синтетическому определению, т. е. идеалу чистого опыта. Чистый опыт должен отражать в себе лишь вещи или мысли, поскольку они воспринимаются именно с характером вещности, как объективное, просто данное, и потому доступное каждому нормальному человеку, и каждым таковым воспринимаемое одинаково. Лишь путем критической взаимопроверки выделяем мы из разрозненного мира человеческих опытов вообще, единый общезначимый чистый опыт.

Вопрос III. В каком смысле и объеме совпадают синтетическое и аналитическое определение опыта?

Мы уже дали ответ на этот вопрос. Совпадение высказываемого нами опыта с чистым возможно лишь в том случае, когда методологические предпосылки наблюдения и обработки опыта гарантируют совершенное отсутствие всяких индивидуальных примыслов или искажений. Научный опыт открывает перед нами объективный мир, т. е., основываясь на нём, мы можем безбоязненно конструировать будущее, при чем такая конструкция, как последняя критическая проверка не может поколебать его, как не поколеблется он от критической сверки с опытами других индивидов. Опыт вообще может оказаться неправильным при применении логических выводов из его данных к действительности, он может оказаться неверным при сравнении его с опытом более наблюдательного индивида: ничто подобное невозможно для чистого опыта. В пределах чистого опыта уже невозможна борьба верных или неверных представлений, а лишь более и менее удобных, более и менее экономных концепций опыта; победа остается, конечно, за все более удобными, т. е. за все более экономными.

А вещь в себе? Но она нигде не дана нам. Нам даны лишь человеческие существа, и их восприятия; каждый человек имеет свои восприятия и свое представление среды: в этих восприятиях и представлениях одни компоненты совпадают, другие разнятся; процесс миропознания есть процесс гармонизации конгрегальной системы систем С, или всечеловеческого сознания.

Когда люди будут воспринимать объективный мир, это будет значить, что система систем С гармонизирована. Объективный мир будет восприниматься, как вместе с тем и совершенно понятный, а со временем и совершенно покорный эдем, полный древ познания и древ жизни.

Таков результат гениального исследования Авенариуса.

Закончим нашу книгу горячими советами: 1) внимательно прочесть вслед за нашим изложением «Критики чистого опыта», — книгу Авенариуса «Человеческое миропонимание», которая имеется в русском переводе. 2) Для всех, кому доступно, — проштудировать оригинал «Критики чистого опыта».

Пользуясь сравнением Спенсера, мы можем сказать, что наше изложение дает такое же представление о самой книге, как карта Швейцарии о самой Швейцарии. Ну пожалуй еще, как карта с приложением альбома снимков.

Наша цель — как можно более заинтересовать русскую публику оригинальным и прекрасным миром идей Цюрихского мудреца. Мы счастливы, если поспособствуем росту этого интереса.

Comments