Философия, политика, искусство, просвещение

Рецензия на брошюру «Гиацинт Серрати или революционно–оппортунистическая амфибия»

А. Луначарский. Гр. Гиацинт Серрати или революционно–оппортунистическая амфибия. Петроград. Издание Коминтерна. 1922. Стр. 75.

Товарищ Луначарский должен был в октябре прошлого года выступить в Миланском конгрессе итальянской социалистической партии представителем Коминтерна с целью разоблачить двурушническую политику серратианства и призвать конгресс к решительному отмежванию от реформистских и потворствующих им элементов. Итальянское правительство не пустило тов. Луначарского в Италию и лишило его таким образом возможности выполнить возложенную на него Коминтерном задачу.

Однако тов. Луначарский, видимо, достаточно подробно ознакомившийся с физиономией итальянской соц. партии и Серрати, "на зло" итальянскому правительству выполнил свое разоблачение, если не в устном, то в письменном виде — в той книжке, которая рецензируется нами.

Книжка написана в конце прошлого года и представляет не что иное, как политический памфлет против Серрати и его сподвижников.

Определив Серрати, как тип революционно–оппортунистической амфибии, т. Луначарский видит причины серратианства в том, что И.С.П. — это в сущности не что иное, как "кора… пробка, закупоривающая пролетариат" (стр. 13). Эта кора вырасла, вследствие долголетней парламентской и прочей легальной работы и образовала достаточно прочный слой партийного и профессионального мещанского чиновничества, которое не способно к революционной борьбе, но которое, боясь потерять почву в массах, плетется за их революционными настроениями, выкидывая разные — на взгляд революционные, а по существу оппортунистические лозунги. Позиция Серрати и есть выражение мнения и направления этих социал–чиновничьих слоев партии. Понятно поэтому, что с одной стороны Серрати не может порвать с Турати и его группой, с другой — пытался, пока можно, на словах кокетничать с Коминтерном, на деле же выступать против революционных методов борьбы. Однако, в конце концов, логика развития победила, заставив Серрати избрать тот или иной путь, и Серрати предпочел порвать с итальянскими коммунистами и Коминтерном, чем расстаться с Турати и компанией.

Таким образом Серрати, несмотря на свою кажущуюся революционность фраз, на деле поплелся в хвосте за более решительными итальянскими реформистами.

Миланский конгресс в особенности показал, что Серрати находится в плену у Турати, Тревеса и Модильяни, и что "в одну телегу впрячь не можно коня и трепетную лань", т.–е. нельзя в одно и то же время оставаться в рядах коммунистического движения и брататься с завзятыми реформистами, ибо обязательно попадешь в сети последних.

Такова оценка т. Луначарским серратианства и ее нельзя не признать достаточно меткой и верной.

Но, помимо оценки этого течения унитаристов в И.С.П.,1 книжка тов. Луначарского содержит и характеристику личности Серрати.

Характеризуя Серрати, тов. Луначарский не скупится на самые решительные эпитеты, называя его: клеветник, сплетник, лжец,… фальшивый до дна человечек и т. д. (стр. 75). Он утверждает, что политическая личность Серрати "сама по себе по дарованиям своим весьма второстепенная, а по своим моральным качествам более чем сомнительная" (стр. 3) и что к ней можно относится "не иначе, как с гадливостью" (стр. 75).

Я не сомневаюсь, что тов. Луначарский имеет основания так аттестовать Серрати, но не знаю, насколько нужны все эти "эпитеты" личности Серрати в книжке, которая должна разоблачить неправильное и вредное поведение Серрати в глазах рабочих, в частности итальянских. Мы боремся против Серрати и серратианства, как политического течения в социализме, вредного для дела пролетарской революции именно потому, что оно, будучи самым серединным и самым колеблющимся, способно весьма заморачивать глаза массам. Но это ведь его об'ективные качества. И, раскрывая их в целом или в отдельных его представителях, мы нисколько не затрагиваем и не заподазриваем их личной честности и искренности отдельных лиц в нем. Больше того, чем искреннее серратианство, как оппортунистическая линия, тем вреднее и опаснее оно нам. Тов. Луначарский правильно начал с того, что Серрати — "это тип" и, мне кажется, незачем потом было с'езжать на личные качества Серрати — это скользкая почва для полемики и навряд

ли увеличит доказательность доводов книжки в глазах итальянских масс. Мы не скупимся, когда нужно, на характеристики действий наших врагов, или тех, которые болтаются у нас в ногах, но мы меньше всего нападаем на личные качества их. А в данном случае к этому прибавляется еще необходимость особенного такта.

Кроме того тов. Луначарский в этой книжке заявляет, что он "в отличие (!) от тов. Ленина" думает, что Серрати "оказался за нашими дверями… навсегда" (стр. 51).

"Неужели, — восклицает он в конце книжки, — тов. Ленин продолжает думать, что могут наступить такие гармоничные времена, когда мы подпустим к себе близко Серрати?"

Я не стану сейчас вдаваться в оценку того, чей прогноз — тов. Ленина или тов. Луначарского — окажется вернее, но, во всяком случае, в книжке, обращенной на Запад, тов. Луначарскому можно было и не подчеркивать своих "отличий" от точки зрения Ленина.

В заключение отметим, что хотя книжка тов. Луначарского и не блещет такой остротой и силой стиля, как памфлеты тов. Троцкого ("стиль — это человек"), однако в ней не мало остроумных характеристик и сравнений и читается она с большим интересом.


  1. Итальянская социалистическая партия.
Рецензия от

Автор:


Источник:

Публикуется по: ruthenia.ru



Поделиться статьёй с друзьями:
comments powered by Disqus