Философия, политика, искусство, просвещение

А. В. Луначарский и М. Горький

Рязань 2011

Введение

Личность Анатолия Васильевича Луначарского в истории России получила неоднозначную оценку. Его называли и великим наркомом просвещения, и блестящим политиком, и прислуживателем вождя пролетариата. Но, несмотря на такие противоречивые отзывы, Луначарский внес большой вклад в развитие культурной жизни советской России, в частности, в сфере литературной критики и истории литературы. Особенно известны его блестящие критические работы, посвященные творчеству М. Горького. Новизна исследования состоит в оценке литературно–критического наследия А. В. Луначарского (в частности, критических работ, посвященных творчеству М. Горького) с позиции его актуальности и ценности для современной науки.

Актуальность темы связана с осмыслением наследия Луначарского–критика не с позиций советского литературоведения, а в контексте современной литературоведческой науки.

Целью исследования является изучение критической деятельности А. В. Луначарского, посвященной творчеству М. Горького.

В соответствии с целью выделяются следующие задачи:

  • определить значение деятельности А. В. Луначарского для советской и русской литературы и критики;

  • проанализировать отдельные критические работы А. В. Луначарского, посвященные творчеству М. Горького;

  • дать оценку творчества М. Горького с позиций А. В. Луначарского.

В исследовании применяются следующие методы:

  • биографический;

  • социологический;

Теоретической и методологической основой исследования явились статьи А. В. Луначарского, посвященные искусству, советской и русской литературе, и, в частности, творчеству А. М. Пешкова (М. Горького).

Практическая значимость исследования состоит в возможности применения материала в работе литературоведов, преподавателей, учителей, а также студентов и учащихся.

Структура работы: исследование состоит из введения, двух параграфов, заключения и списка используемой литературы.

§ 1. А. В. Луначарский — политический и общественный деятель, критик, философ, писатель

Анатолий Васильевич Луначарский (1875–1933) — русский писатель, критик, политический и государственный деятель.

Даже краткое перечисление всего того, чем занимался А. В. Луначарский, дает представление о его неординарной личности и огромной трудоспособности. Он был профессиональным революционером, блестящим публицистом и оратором, крупным политическим и государственным деятелем, двенадцать лет занимавшим пост народного комиссара просвещения.

Родился в Полтаве в семье радикально настроенного чиновника. В 1885 году семья Луначарских переехала в Киев. Там Анатолий поступил в Первую гимназию — лучшую в городе. Еще в гимназии он вступает в социал–демократическую организацию и вскоре становится руководителем группы учащихся, изучавших нелегальную социал–демократическую литературу. Одновременно Луначарский выступал в рабочих кружках. Когда ему было всего семнадцать лет, в газете, выпущенной гектографическим способом, появилась его первая статья. Поскольку он считался политически неблагонадежным, в аттестате при выпуске ему поставили четверку по поведению.

В то время это закрывало путь для продолжения образования в России. Поэтому Луначарский уезжает в Швейцарию и становится студентом Цюрихского университета, где по окончании получает специальность юриста.

Луначарский проучился в Цюрихе два года и в 1897 году вернулся в Москву. Он снова начал работать агитатором и пропагандистом, писать прокламации. Его деятельность привлекла внимание полиции, и вскоре последовал арест. Его продержали в тюрьме два месяца и отпустили с обязательством не покидать Полтаву.

Однако Луначарский сразу же возвратился в Москву, а через несколько месяцев последовал новый арест. На этот раз молодой революционер просидел в тюрьме восемь месяцев, а затем был выслан в Вологодскую губернию.

Отбыв ссылку, Луначарский вновь устанавливает контакты с большевиками и в 1904 году приезжает в Киев. Там он несколько месяцев работает в городской газете «Киевские отклики», а осенью 1904 года по вызову Ленина приезжает в Женеву.

В Женеве ярко проявились ораторские способности Луначарского. Осенью 1905 года по просьбе Ленина он возвратился в Россию, где начал работать в большевистской газете «Новая жизнь». Уже после публикации первых статей становится очевидным, что именно Луначарский является главным публицистом газеты. Но власти очень скоро прерывают его активную публицистическую деятельность, через несколько месяцев Луначарского снова арестовывают и приговаривают к новой ссылке. Однако осенью 1906 года он совершает побег и сразу же покидает Россию.

К этому времени его мировоззрение существенно изменилось. Луначарский не принимает того политического экстремизма, к которому призывают большевики вместе с Лениным. Он считает, что власть следует завоевать только парламентским путем.

Эволюция взглядов Луначарского и явилась причиной последующих обвинений в увлечении идеалистической философией и в прочих «смертных», с точки зрения большевиков, грехах.

Постепенно Луначарский переходит от большевистской публицистики к литературной критике. Он чутко следит за всеми новинками литературы и искусства. Так, в статье «Футуристы» им впервые была показана авангардистская сущность данного течения.

Когда же в марксистской литературе начинается обсуждение ленинского учения о диктатуре пролетариата, Луначарский опять начинает выступать в партийной печати. В то время Луначарский живет за границей, прекрасно понимая, что на родине он будет тотчас арестован и не сможет заниматься литературной и общественной деятельностью.

В 1914 году Луначарский публикует цикл статей по истории литературы, где впервые ставит проблему взаимоотношений пролетариата и интеллигенции. Он считает, что интеллигенция вполне может стать союзником пролетариата, особенно когда речь идет о культурной революции.

Статьи талантливого критика сразу же получают восторженную оценку М. Горького и на несколько лет определяют литературную политику большевиков. Заметим, что в наши дни Луначарского часто считают посредственным и не совсем профессиональным критиком. Конечно, на его творчество оказывала влияние большевистская идеология, но тем не менее в ряде своих произведений он сумел блестяще предугадать развитие литературы. Некоторые оценки Луначарского отличаются глубиной и тонкостью суждений, как, например, в его статьях о Горьком.

Луначарский вернулся в Россию в мае 1917 года и сразу же включился в политическую деятельность. Он становится сотрудником газеты «Новая жизнь», созданной Горьким, где появляются острые критические статьи. В числе прочего они были направлены и против войны. Это привело к новому аресту, хотя и не закончившемуся тюремным заключением. Популярность Луначарского не позволила применить к нему крайние меры.

После Октябрьской революции Луначарский был назначен народным комиссаром просвещения (Наркомпрос). Вначале он не жалел усилий для того, чтобы привлечь деятелей культуры самых различных направлений для пропаганды новых идей. Вокруг созданного им журнала «Пламя» объединились писатели с самыми разными взглядами. Он и сам включается в активную театральную деятельность. Правда, ни его обработки, скажем, Ф. Шиллера, ни оригинальные пьесы, как «Фауст и город» или «Канцлер и слесарь», нельзя считать удачными. Они носили сиюминутный, прикладной характер. Вместе с тем Луначарский яростно выступал против любых перегибов в области культуры. Впервые он заявил о своем несогласии с большевиками и желании выйти из правительства в 1918 году. Он сказал, что не может работать с теми, кто призывает к разрушению старой русской культуры. Но при этом его позиция была позицией стороннего наблюдателя. Он считал, что любые культурные течения имеют равное право на существование.

Луначарский первым выступил и с призывом сохранения старых культурных ценностей и даже составил программу подобных мероприятий. Признавая за интеллигенцией право на самостоятельность, Луначарский старался защищать ее крупнейших представителей от произвола властей. Именно он отпустил многих деятелей культуры в Европу. Подобная «неразборчивость» не могла пройти незамеченной.

С приходом к власти Сталина Луначарского начинают постепенно отстранять от руководящих постов. Изгнание из культурной жизни страны сильно сказалось и на состоянии его здоровья. К тому же и произведения Луначарского, в которых звучала мысль о недопустимости человеческих жертв и террора, оказались под запретом.

С 1924 по 1932 год Луначарский работал председателем бюро по связям с зарубежными писателями. Вскоре он отправился за границу.

Летом 1929 года Луначарский и несколько других членов коллегии Наркомпроса подали в отставку, которая сразу же была принята. С уходом Луначарского интеллигенция лишилась защитника и посредника между ней и режимом. Известность Луначарского не позволяла открыто осудить его, и было решено отправить его в «почетную ссылку». В то время он уже был тяжело болен, и в 1932 году в Берлине Луначарскому был удален правый глаз. Ненадолго Луначарский вернулся в Москву, но работать там он практически не смог и вскоре по настоянию врачей вновь отправился в Германию на лечение. Летом 1933 года Луначарский отправился в Париж, где наступило обострение болезни, и врачи настояли на немедленном отъезде в санаторий. Луначарский поселился в небольшом французском городке Ментона на Лазурном берегу, где и неожиданно скончался.

Деятельность Луначарского охватила многие стороны жизни: общественно–политическую, культурно–просветительскую, литературно–критическую.

Историко–литературная деятельность Л. основана по существу на опыте систематического пересмотра литературного наследства с точки зрения культурно–политических задач пролетариата. Многочисленные статьи о крупнейших европейских писателях различных классов и эпох подготовили почву для интересного двухтомного курса лекций для слушателей Свердловского университета — «История западноевропейской литературы в ее важнейших моментах» (1924).

Большую работу проделал Луначарский и по пересмотру наследства русской литературы. Творчество Пушкина и Лермонтова, Некрасова и Островского, Толстого и Достоевского, Чехова и Горького, Андреева и Брюсова нашло себе оценку в его статьях (важнейшие из них вошли в книгу «Литературные силуэты», изданную в Москве в 1923 году). Луначарский не ограничивается установлением социального генезиса того или иного художника, но всегда стремится определить функцию его творчества в современной классовой борьбе пролетариата. Естественно, не все оценки Луначарского бесспорны; эмоциональное восприятие временами причиняет известный ущерб подлинному научному исследованию.

Луначарский — чрезвычайно плодовитый критик. Для критических его статей характерно сочетание научного подхода и темпераментной публицистичности, подчеркнутой политической направленности. В этом отношении особенно показателен сборник критических статей эпохи первой революции «Отклики жизни». Страстность борца, острая полемичность целиком пронизывают эту книгу.

Но самые глубокие и тонкие суждения пронизывают статьи Луначарского, посвященные творчеству М. Горького. Их дружба и сотрудничество в печатных изданиях были основаны на близости идей и взглядов, Горький восторженно отзывался о литературно–критической деятельности Луначарского, а Луначарский, в свою очередь, считал писателя «мировым писателем».

§ 2. А. В. Луначарский и М. Горький

Знакомство Горького и Луначарского состоялось еще в 1905 году, когда они работали в редакции большевистской газеты «Новая жизнь». После поражения первой русской революции Луначарский, чтобы избежать ареста, эмигрировал из России. В ноябре 1907 года он встретился с Горьким во Флоренции. Постоянным местожительством Горького стал в это время остров Капри. Здесь он поселился после поездки в 1906 году в Америку, так как возвращение в Россию угрожало ему немедленным арестом. На Капри Горький прожил с конца 1906 по 1913 год. Здесь же поселился, по приглашению М. Горького, в январе 1908 года Луначарский, прожив на Капри несколько лет.

Луначарский всегда с восторгом отзывался о своем друге, говорил, что Горькому пришлось многое пережить в жизни, нырнуть еще глубже, почти до самого дна, до того дна, которое он не раз так вдохновенно описывал.

Луначарский в речи на пленуме Моссовета в 1828 году, посвященной сорокалетнему юбилею творческой деятельности М. Горького, говорил, что, будучи человеком, хлебнувшим горя, он [Горький] прекрасно знал ту действительность, в которой живет большинство человечества. Он испытал всю ее горечь и обиды на себе самом и видел тысячи и десятки тысяч примеров того же вокруг себя. Чувство горечи, огромной обиды за надругательство над человеком — одно из доминирующих чувств, которое смолоду развилось в Горьком.

Луначарский отводил Горькому ведущее место в новой, юной пролетарской литературе, справедливо оценив не только его первоклассный талант, высокохудожественную форму и значительное содержание произведений, но и их идейную направленность: «Горький … воздвиг себе памятник, который не только никогда не будет забыт, но который надолго останется источником животворной энергии, направленной совершенно определенно на помощь борьбе лучшего в человеке, за власть над природой, против уродств собственнического общества, против слабого, темного и корыстного в себе самом, словом — за осуществление коммунизма — великой и светлой цели многих поколений. Огромное, исключительное значение Горького заключается в том, что он является первым великим писателем пролетариата, что в нем этот класс, которому суждено, спасая себя, спасти все человечество, впервые осознает себя художественно, как он осознал себя философски и политически в Марксе, Энгельсе и Ленине» [4].

При этом Луначарский отмечал, что Горький поднимался к вершинам пролетарского сознания постепенно, явился пролетарским писателем самой первой эпохи: «Горький явился предшественником и зачинателем пролетарской литературы. Он стоит на грани между литературой разночинческой и пролетарской. Во многом предтеча чисто пролетарской литературы, Горький поднимался к полноте пролетарского сознания лишь постепенно» [6].

Луначарский в критических статьях о Горьком довольно подробно проследил эволюцию его как писателя.

Основными силами, с самой молодости развившимися в сознании Горького, были романтика и реализм в чрезвычайно своеобразном взаимоотношении. В Горьком жило стремление к счастливой, гордой жизни, в которой блестяще одаренные люди, связанные друг с другом братскими чувствами, развертывали бы гигантскую культуру, находящуюся в полном соответствии с природой. Горький находился в постоянном поиске ответа на вопрос: «А что же такое счастье, и в чем оно состоит?».

Залогом счастья, по словам Луначарского, является для Горького родство с природой и то духовное, непобедимое, те внутренние силы, которые живут в человеке. Исследуя отношение Горького к различным классам, Луначарский отмечал следующие особенности. В отношении к простому народу, к мелкому трудовому мещанству, в значительной мере также и к крестьянству, к фабричным у него, в особенности в первый период его деятельности,— глубокая братская жалость. «Когда Горький изображал, как они злы, как грубо избивают своих жен, как ненавидят друг к другу, когда выводил всю эту галерею забитых мечтателей, жертв и мелких хищников, людей, которые на самом деле могли бы быть чудесными идеалистами или энергичными строителями человеческой жизни,— то всегда чувствовалось, что он винит не их, а всю обстановку» [5].

Осуждал Горький мещан, кулаков, похитителей, на чужих плечах строящих свое благополучие. Но презрение и ненависть не ослепляли Горького, и он смог изобразить характер мещанской души с такой четкостью и с таким реализмом, как никто не делал до него.

Затем он обращался к интеллигенции: «Здесь он различал два типа. Он отдавал справедливость творческой интеллигенции, работникам науки и искусства. Зато к интеллигентам — обывателям и хищникам, к так называемым «дачникам», с их мелочностью, с их лицемерием, с их алчностью, к этим людям, которые «печалятся» о народных страданиях, стараются оправдать их как «необходимость», которые придумывают софизмы, чтобы оправдать всякую несправедливость,— ко всем этим людям Горький был беспощаден» [5].

Вырождающемуся классу помещиков, да и всему барству он объявил беспощадную войну.

Отдельно исследовал Луначарский отношение Горького к «босякам» — людям, по тем или иным причинам выпавшим из социальной иерархии, находящимся на дне общества. Босяк явился прямой противоположностью и мужику с его домовитостью, и мещанину с его узкими рамками, и интеллигенту с его развинченными нервами. Однако после более глубокого исследования тип горьковского босяка распался на две составные части: на человека–зверя и на мягкого мечтателя, ничем, по сути, не отличавшихся от представителей других социальных слоев.

Луначарский пишет и о неоднозначном отношении Горького к типу утешителя (например, образ Луки в драме «На дне»). Горький чувствовал, что утешающая ложь, которая играет такую огромную роль в первых его произведениях, представляет некую слабость, так как такой обман не приносит пользы. Луначарский писал, что пьесы «На дне» и «Враги» явились началом полного отречения Горького от босячества.

Горький в это время обратился к новой теме — роли интеллигенции в современном обществе. Отношение писателя к этой социальной группе было неоднозначным. Поначалу Горький видел в интеллигенции нечто жалкое, искусственное и часто лицемерное (это отношение сказалось у Горького даже в одном из последних его рассказов — в «Стороже»).

Позднее же он научился хорошо различать отдельные прослойки интеллигенции, что особенно сказалось в пьесе «Дачники», где праздной интеллигенции, зажиревшей, обывательской, противополагается демократическая интеллигенция, полная народолюбивых стремлений. Поэтому с течением времени Горький все чаще выступает с позиции энергичного защитника именно верхов интеллигенции как превосходных работников культуры.

Однако, несмотря на сформировавшееся положительное отношение к интеллигенции, Горький прекрасно понимал, что не она является основным двигателем общественности и не от нее можно ждать спасения от той тьмы, в которую погружено большинство человечества. «Лишь постепенно выяснилась для него роль той части трудящегося населения, которая первоначально была ему довольно далекой, — фабрично–заводского пролетариата» [6].

Именно в это время, по мнению Луначарского, произошел перелом в творчестве Горького и поворот к пролетариату. Впервые Горький вплотную подошел к пролетариату в своей пьесе «Враги», написанной в 1906 году. Основным толчком для написания этой пьесы послужили события 1905 года. Пьеса эта рисует рабочее движение, хотя и в зародышевом состоянии, чрезвычайно интересна по замыслу и как характеристика настроения автора. В замысле особенно интересны противопоставления индивидуалистического и пестрого мирка всякого рода мещанства объединенной пролетарской массе. Для Горького в пьесе «Враги», как отмечал Луначарский, было* *характерно не только известное преклонение перед моральной силой коллектива рабочих, но и самое полное разочарование во всех формах индивидуализма.

Еще большее значение, чем «Враги», имел роман Горького «Мать», явившийся поворотным моментом в творчестве писателя. Книга эта была яркой проповедью, призывом ко всему обществу обратиться лицом к пролетариату и его борьбе. И призыв этот не остался неуслышанным. Луначарский отмечал, что именно потому, что роман имел такое большое общественное значение и отражал политическое сближение Горького с революционными кругами социал–демократической партии, он был принят в штыки разными врагами.

Следующим этапом была повесть «Исповедь», поскольку именно здесь Горький старался превратить для себя программу партии и рабочее движение в источник счастья. Помимо этой задачи, Горький в «Исповеди» преследует еще и другую, в высшей степени важную цель: его героем является талантливый молодой крестьянин, ищущий правды и прежде всего, конечно, вообразивший найти ее в виде какого–нибудь «бога», какой–нибудь религии. Отсюда длинное хождение Матвея по всяческим святым местам. Однако истинная правда заключается не в боге, а в людях, в трудовом народе, который сделается господином земли и устроит поистине счастливую жизнь. А той силой, которая призовет и организует трудовой народ для борьбы и для создания новой жизни, является завод, заводские ребята.

Луначарский подчеркивал огромное значение этой книги для развития и процветания новой пролетарской культуры. Он писал: «Основной принцип марксизма — смотреть на весь мир глазами аналитика и диалектика, откликаться на его явления сердцем сознательного борца и безусловного коллективиста. Пусть читатель, на которого напала робость от непривычного сопоставления коллективизма и крестного хода, подойдет к могучим страницам, где описано чудо, с указанными предпосылками, и он увидит, каким прекрасным документом по психологии коллектива подарил его писатель» [6].

Однако, несмотря на положительную оценку повести, Луначарского неприятно удивило стремление Горького найти в большевизме якобы религиозный характер, поскольку это явно противоречило идейным и философским убеждениям критика.

Луначарский писал, что именно «Исповедью» в известной степени закончились попытки Горького стать ведущим выразителем пролетариата и его партии.

Помимо исследования содержательной стороны произведений Горького, Луначарский давал высокую оценку художественной стороне произведений писателя. Как писатель–художник, Горький занимает исключительное место в русской литературе не только по необъятному богатству своих тем и важности той социалистической позиции, которую он занимает, но и по непосредственному литературному таланту. Даровитость Горького ставит его в разряд мировых писателей.

Луначарский отмечал три аспекта, определяющих ценность творчества Горького: во–первых, чуткость, богатство и тонкость восприятия; во–вторых, умение удержать в памяти и внутренне переработать полученные впечатления; в–третьих, способность выразить их с достаточной силой.

Помимо этого, Луначарский отмечал необычайную красочность и музыкальность речи Горького, назвав писателя «музыкантом прозы»: Горький — не только большой пурист в смысле ясности речи, отборности слов, свежести выражения, но он несомненно — музыкант прозы. При этом музыка у Горького находится в полном соответствии с живописью слова» [6].

Яркой чертой таланта Горького Луначарский назвал умение создавать правдивые и необычайно яркие образы. Он восхищался мастерством писателя в создании человеческих портретов, отмечая необыкновенно точное сочетание внешней обрисовки героя с описанием характера, поступков, а также речевой характеристики его.

Более всего восхищало Луначарского мастерство Горького–пейзажиста: «Горький поистине великий пейзажист, а главное, страстный любитель пейзажа. Он почти не может подойти к человеку, начать рассказ или главу романа без того, чтобы не глянуть на небо, не посмотреть, что делают солнце, луна и звезды и вся несказанная палитра небесного свода с изменчивым волшебством облаков.

Сколько у Горького моря, сколько у него гор, лесов, степей, сколько у него маленьких садиков, закоулков природы! Какие необыкновенные слова придумывает он для нее. Он работает над нею, как объективный живописец, то как какой–нибудь Монэ, разлагающий перед вами ее краски своим изумительным аналитическим глазом и своим, вероятно богатейшим в нашей литературе словарем, то, наоборот, как синтетик, который дает общие силуэты и одной кованой фразой определяет для вас целую панораму. Но он работает не только как живописец. Он работает над природой как поэт» [3].

Луначарский называл Горького мастером афоризма, как исходящего от него самого, так и расцветающего на устах того или иного из его героев.

Не столь подробно, но с профессиональным интересом Луначарский подходил и к изучению драматических произведений Горького. Он говорил, что как драматург Горький более слаб, чем как автор романов и повестей. Здесь он лишен пейзажа, и несмотря на глубокое идейное содержание и афористичный язык, Горький, принесший с собой на сцену идеи и чувства гораздо более острые и злободневные, не нашел для выражения всего этого подходящей драматической формы, и пьесы его остались, как и у Чехова, считавшего важнейшими свойствами драматургических произведений отсутствие действия и насыщенность пьесы разговором и настроениями, рядом диалогов, положений и настроений.

Несмотря на это, в драматургии Горького есть много очень сильных типов и сцен, а пьеса «На дне», при всем своем формальном несовершенстве, остается, благодаря богатству и красочности своего бытового, идейного и языкового материала, одним из шедевров русского театра.

Луначарский отмечал дарование Горького в публицистике и литературной критике, особенно оценил воспоминания писателя о Л. Н. Толстом. Важное место критик отводил и этюдам Горького о В. И. Ленине, В. Г. Короленко.

Луначарский в своих статьях о Горьком упоминал и положительное отношение самого вождя пролетариата к писателю: «Горький — безусловно крупнейший представитель пролетарского искусства, который много для него сделал и еще больше может сделать… Горький — авторитет в деле пролетарского искусства, это бесспорно… В деле пролетарского искусства М. Горький есть громадный *плюс…*» [6]. По воспоминаниям Луначарского, В. И. Ленин провозгласил Горького настоящим, подлинным пролетарским писателем, который очень много дал пролетариату и еще больше даст.

Луначарский искренне называл Горького большевиком, говоря, что он принес в партию огромный энтузиазм, восторженное отношение к борьбе и строительству, глубокую преданность, желание всем, чем он может, ответить требованиям партии.

Заключение

А. В. Луначарский проявил себя как талантливый политический деятель, искусствовед, литературовед, драматург и переводчик, а также как критик. Его исследования и статьи, посвященные творчеству как русских, так и зарубежных писателей (М. Горького, Л. Н. Толстого, Р. Роллана, А. Франса и др.) отличаются профессионализмом, точностью оценок и глубоким проникновением в замысел того или иного произведения.

Долгое время личность и деятельность Луначарского оценивали то положительно, то резко отрицательно, не учитывая его вклад в развитие советского, да и всего русского искусства и литературы.

А. В. Луначарский оставил большой след в советском литературоведении. Его взгляды, хотя и не без идеологической подоплеки, были по преимуществу объективными, рациональными, недаром Луначарского называли олицетворением рационалиста, революционера–просветителя. Творчество М. Горького было высоко оценено А. В. Луначарским. Ему были близки идеи писателя о человеке рациональном, деятельном, гордом, стремящимся найти путь к счастью, которое кроется в гармонии с общественным устройством. Эта идея, по мнению А. В. Луначарского, была заключена в горьковском афоризме «Человек — это звучит гордо!» А. В. Луначарский проследил эволюцию Горького–писателя, отметив, что Горький явился не пролетарским писателем эпохи зрелости пролетарского сознания, а писателем самой первой эпохи, когда пролетариату еще было очень трудно выдвинуть из своих рядов собственный «командный» состав из передовых умов того времени, т. е. когда пролетарское искусство только набирало силу. Поэтому Луначарским были отмечены и некоторые противоречия, недостатки в произведениях Горького. Однако его громадный талант явился предтечей расцвета советской литературы.

Список используемой литературы

  1. Лебедев, А. А. Эстетические взгляды А. В. Луначарского [Текст] / А. А. Лебедев. — 2-е изд., перераб. и доп. — М. : Искусство, 1970. — 314 с.

  2. Луначарский, А. В. В зеркале Горького [Электронный ресурс] / А. В. Луначарский // На литературном посту. — 1931. — № 12. — Режим доступа: http://lunacharsky.newgod.su/lib/ss-tom-2/v-zerkale-gorkogo/. — Загл. с экрана.

  3. Луначарский, А. В. Горький (к 40-летнему юбилею) [Электронный ресурс] / А. В. Луначарский // Известия ЦИК СССР и ВЦИК. — 1932. — № 262. — Режим доступа: http://lunacharsky.newgod.su/lib/ss-tom-2/gorkij-k-40-letnemu-ubileu/. — Загл. с экрана.

  4. Луначарский, А. В. Максим Горький (предисловие к собранию сочинений) [Электронный ресурс] // А. В. Луначарский. Литературные силуэты. — М. : Госиздат, 1925. — Режим доступа: http://lunacharsky.newgod.su/lib/ss-tom-2/maksim-gorkij-predislovie-k-sobraniu-socinenij/. — Загл. с экрана.

  5. Луначарский, А. В. Максим Горький [Электронный ресурс] / А. В. Луначарский // Правда. — 1928. — № 127. — Режим доступа: http://lunacharsky.newgod.su/lib/ss-tom-2/maksim-gorkij-rech/. — Загл. с экрана.

  6. Луначарский, А. В. Максим Горький. Литературно–общественная характеристика [Электронный ресурс] / А. В. Луначарский // Большая советская энциклопедия. — Т. 18. — М. : АО «Советская энциклопедия», 1930. — Режим доступа: http://lunacharsky.newgod.su/lib/ss-tom-2/maksim-gorkij/. — Загл. с экрана.

  7. Луначарский, А. В. Мировой писатель [Электронный ресурс] / А. В. Луначарский // Литературная газета. — 1931. — № 26. — Режим доступа: http://lunacharsky.newgod.su/lib/ss-tom-2/mirovoj-pisatel/. — Загл. с экрана.

  8. Луначарский, А. В. М. Горький–художник [Электронный ресурс] / А. В. Луначарский // Литература и искусство. — 1931. — № 4. — Режим доступа: http://lunacharsky.newgod.su/lib/ss-tom-2/m-gorkij-hudoznik/. — Загл. с экрана.

  9. Луначарский, А. В. О Горьком [Электронный ресурс] / А. В. Луначарский // Рабоче–крестьянский корреспондент. — 1928. — № 6. — Режим доступа: http://lunacharsky.newgod.su/lib/ss-tom-2/o-gorkom/. — Загл. с экрана.

  10. Луначарский, А. В. О художественном творчестве и о Горьком [Электронный ресурс] / А. В. Луначарский // Революция и культура. — 1928. — № 5. — Режим доступа: http://lunacharsky.newgod.su/lib/ss-tom-2/o-hudozestvennom-tvorcestve-i-o-gorkom/. — Загл. с экрана.

  11. Луначарский, А. В. Писатель и политик [Электронный ресурс] / А. В. Луначарский // Известия ЦИК СССР и ВЦИК. — 1931. — № 89. — Режим доступа: http://lunacharsky.newgod.su/lib/ss-tom-2/pisatel-i-politik/. — Загл. с экрана.

Реферат от

Автор:


Разделы статьи




Поделиться статьёй с друзьями:
comments powered by Disqus