Мариенгоф о Луначарском

Фрагменты из книги "Бессмертная трилогия" 

 Издательство "ВАГРИУС", 1998.  OCR Палек, 1999 г.

Об авторе из Википедии

Анатолий Мариенгоф

Биография

Ана­то­лий Ма­ри­ен­гоф ро­дил­ся 24 июня 1897 го­да в Ниж­нем Нов­го­ро­де в дво­рян­ской се­мье. Пред­ки по от­цов­ской ли­нии — вы­ход­цы из Ли­ф­лянд­ской гу­бер­нии.

В 1913 го­ду, по­сле смер­ти же­ны, отец Ма­ри­ен­го­фа с дву­мя детьми (у Ана­то­лия бы­ла млад­шая сест­ра) пе­ре­ехал в Пен­зу.

По­сле окон­ча­ния гим­на­зии в 1916 го­ду мо­би­ли­зо­ван на фронт. По­яв­ля­ет­ся пер­вая пье­са в сти­хах «Жмур­ки Пье­рет­ты».

В дни Ок­тябрь­ской ре­во­лю­ции Ма­ри­ен­гоф воз­вра­ща­ет­ся в Пен­зу и с го­ло­вой ухо­дит в ли­те­ра­ту­ру: со­зда­ет по­э­ти­че­ский кру­жок, вклю­чив­ший со­уче­ни­ка по гим­на­зии по­эта Ива­на Стар­це­ва и ху­дож­ни­ка Ви­та­лия Усен­ко, в 1918 го­ду пе­ча­та­ет первую книж­ку сти­хов — «Вит­ри­на серд­ца».

Ле­том бе­лые че­хо­сло­ва­ки вхо­дят в го­род, и слу­чай­ная пу­ля уби­ва­ет от­ца.

По­эт уез­жа­ет в Моск­ву. По­сту­па­ет ли­те­ра­тур­ным сек­ре­та­рем в из­да­тель­ство ВЦИК, где зна­ко­мит­ся с Бу­ха­ри­ным. Вско­ре про­ис­хо­дит его встре­ча с Сер­ге­ем Есе­ни­ным, имев­шая су­ще­ствен­ное зна­че­ние в судь­бах обо­их. По­том зна­ко­мит­ся с В. Шер­ше­не­ви­чем и Рю­ри­ком Ив­не­вым. Так оформ­ля­ет­ся груп­па има­жи­ни­стов, за­явив­шая о се­бе «Де­кла­ра­ци­ей», опуб­ли­ко­ван­ной в ян­ва­ре 1919 го­да в жур­на­ле «Си­ре­на» (Во­ро­неж).

Тес­ная друж­ба свя­зы­ва­ет Ма­ри­ен­го­фа с Есе­ни­ным. Их био­гра­фии слов­но бы пе­ре­пле­та­ют­ся. Осе­нью 1919 го­да они по­се­ля­ют­ся вме­сте и на не­сколь­ко лет ста­но­вят­ся по­чти не­раз­луч­ны. Вме­сте ез­дят по стра­не: ле­том 1919-го по­бы­ва­ли в Пет­ро­гра­де, вес­ной 1920-го в Харь­ко­ве, ле­том в Ро­сто­ве-на-До­ну, на Кав­ка­зе. Пуб­ли­ку­ют в пе­ча­ти пись­ма друг дру­гу, чем вы­зы­ва­ют не­го­до­ва­ние кри­ти­ков.

В кон­це 1923 го­да Ма­ри­ен­гоф же­нил­ся на ар­тист­ке Ка­мер­но­го те­ат­ра А. Б. Ни­кри­ти­ной. Рож­да­ет­ся сын Ки­рилл.

В 1924—1925 го­дах Ма­ри­ен­гоф ра­бо­тал за­ве­ду­ю­щим сце­нар­ным от­де­лом Про­лет­ки­но, вско­ре так­же на­чал пи­сать ки­но­сце­на­рии. Все­го их бы­ло со­зда­но око­ло де­ся­ти.

В 1928 го­ду в бер­лин­ском из­да­тель­стве «Пет­ро­по­лис» вы­шел ро­ман «Ци­ни­ки» (в СССР из­дан толь­ко в 1988 г., см. ни­же раз­дел «Из­да­ния»). Пуб­ли­ка­ция «Ци­ни­ков», рав­но как и сле­ду­ю­ще­го ро­ма­на «Бри­тый че­ло­век», вы­шед­ше­го в том же из­да­тель­стве в 1930 го­ду, при­нес­ла Ма­ри­ен­го­фу мас­су не­при­ят­но­стей, и за ко­то­рый он был под­верг­нут в СССР трав­ле. Это при­ве­ло к то­му, что 1 но­яб­ря 1929 го­да он на­пра­вил пись­мо в прав­ле­ние МО Все­рос­сий­ско­го со­ю­за со­вет­ских пи­са­те­лей, где при­знал, что «по­яв­ле­ние за ру­бе­жом про­из­ве­де­ния, не раз­ре­шен­но­го в СССР, не­до­пу­сти­мо».

В вы­шед­шем в 1932 го­ду VI то­ме «Ли­те­ра­тур­ной эн­цик­ло­пе­дии» его твор­че­ство ха­рак­те­ри­зу­ет­ся как «один из про­дук­тов рас­па­да бур­жу­аз­но­го ис­кус­ства по­сле по­бе­ды про­ле­тар­ской ре­во­лю­ции». Ха­рак­тер­но, что ро­ма­ны «Ци­ни­ки» и «Бри­тый че­ло­век» в ста­тье не упо­мя­ну­ты.

Жи­вет в Ле­нин­гра­де, где су­пру­га ра­бо­та­ет в Боль­шом Дра­ма­ти­че­ском те­ат­ре. Сын по­кон­чил жизнь са­мо­убий­ством пе­ред вой­ной.

В июне 1941 го­да при­хо­дит на Ле­нин­град­ское ра­дио и еже­днев­но пи­шет бал­ла­ды (очер­ки в сти­хах), тут же зву­чав­шие в вы­пус­ках «Ра­дио­хро­ни­ки». Вско­ре, вме­сте с Боль­шим дра­ма­ти­че­ским те­ат­ром, Ма­ри­ен­гоф с же­ной бы­ли эва­ку­и­ро­ва­ны в Ки­ров, где про­жи­ли око­ло трёх лет. Воз­вра­ща­ет­ся в Ле­нин­град.

В 1948 го­ду на­пи­сал пье­су в ду­хе борь­бы с кос­мо­по­ли­тиз­мом «Суд жиз­ни», но она не бы­ла при­ня­та к по­ста­нов­ке.

В 1953—1956 го­дах на­пи­сал ещё од­ну ав­то­био­гра­фи­че­скую кни­гу «Мой век, моя мо­ло­дость, мои дру­зья и по­дру­ги», где рас­ска­зал о дет­стве и юно­сти, до­пол­нил порт­рет Есе­ни­на. По­сле смер­ти Ма­ри­ен­го­фа бы­ла опуб­ли­ко­ва­на её со­кра­щён­ная и при­гла­жен­ная цен­зу­рой вер­сия (под на­зва­ни­ем «Ро­ман с дру­зья­ми»), а в пол­ном ви­де кни­га вы­шла толь­ко в 1988 го­ду (см. ни­же раз­дел «Из­да­ния»).

Ана­то­лий Ма­ри­ен­гоф умер 24 июня 1962 го­да (в день сво­е­го рож­де­ния по ста­ро­му сти­лю) в Ле­нин­гра­де. По­хо­ро­нен на Бо­го­слов­ском клад­би­ще.

ozon.ru - Купить книги Анатолия Борисовича Мариенгофа

Ко дню первой годовщины Великой социальной революции композитор Реварсавр (то есть Революционный Арсений Авраамов) предложил советскому правительству свои услуги. Он сказал, что был бы рад продирижировать "Героической симфонией", разумеется собственного сочинения. А–де исполнят ее гудки всех московских заводов, фабрик и паровозов. Необходимую перестройку и настройку этих музыкальных инструментов взялся сделать сам композитор при соответствующем мандате Совнаркома.

У Реварсавра было лицо фавна, увенчанное золотистой гривой, даже более вдохновенной, чем у Бетховена.

— Итак? — Зеленоватые глаза фавна впились в народного комиссара. — Слово за вами, товарищ Луначарский.

— Это было бы величественно! — сказал народный комиссар. — И вполне отвечало великому празднику.

— Не правда ли?

— Я немедленно доложу о вашем предложении товарищу Ленину.

— Благодарю вас.

— Но, признаюсь, — смущенно добавил Луначарский (он не любил отказывать), — признаюсь, я не очень уверен, что товарищ Ленин даст согласие на ваш гениальный проект. Владимир Ильич, видите ли, любит скрипку, рояль….

— Рояль — это интернациональная балалайка! — перебил возмущенный композитор.

— Конечно, конечно. Н–н–но…

И народный комиссар беспомощно подергал свою рыжеватую бородку.

— Эту балалайку… с педалями… я уж, во всяком случае, перестрою.

— Пожалуйста, товарищ, пожалуйста.

Луначарский поднялся с кресла. Разгневанный Реварсавр также.

— Надеюсь, Совнарком не может мне этого запретить.

— Боже упаси!

— Прощайте.

— До свидания.

Анатолий Васильевич поспешил крепко–крепко пожать ему руку:

— Если вам, товарищ Реварсавр, понадобится от меня какая–нибудь бумажка для революционной перестройки буржуазного рояля…

— Конечно, понадобится.

— Весь к вашим услугам.

— Премного благодарен.

Впоследствии, примерно года через полтора, я с друзьями–имажинистами — с Есениным, с Шершеневичем, с Рюриком Ивневым и художником Жоржем Якуловым -восторженно слушал в "Стойле Пегаса" ревопусы Реварсавра, написанные специально для перенастроенного им рояля. Обычные человеческие пальцы были, конечно, непригодны для исполнения ревмузыки. Поэтому наш имажинистский композитор воспользовался небольшими садовыми граблями. Это не шутка и не преувеличение. Это история и эпоха.

Свои ревопусы — № 1, № 2, № 3, № 4, № 5, № 6, № 7 и т, д. — Реварсавр исполнял перед коллегией Наркомпроса.

— Ты, Арсений, сыграл все восемнадцать ревопусов?

— Конечно.

— Бисировал?

— Нет. Это было собрание невежд.

— Воображаю!

— Представь, Анатолий, у них у всех довольно быстро разболелись головы, — он говорил мрачно, без юмора. — Они жрали пирамидон, как лошади.

— Несчастный идеалист! — воскликнул Есенин. — На кой черт ты попер к ним, к этим чинушам?

— Понимаешь ли, Серега, Луначарский навыдавал мне столько внушительнейших бумажек… Я хотел отблагодарить его.

— И отблагодарил? Своими ревопусами?

— А чем же еще? Не колбасой же и селедками!

— Да, к сожалению, продовольствием ты, милый, не очень богат.

— Но буду! Когда человечество поумнеет.

— А у Анатолия Васильевича тоже разболелась голова? — спросил Шершеневич.

— Вероятно. Но он держался довольно стойко. Человек тренированный. Закаленный.

И глаза фавна сверкнули:

— На ваших стихах закалился.

Несколько позже Реварсавр (уже как Арсений Авраамов) написал книгу "Воплощение" (об Есенине и обо мне). На первом листе в качество эпиграфа было напечатано: "В вас веру мою исповедую".


* * *

В Москву приехала Айседора Дункан. Ее пригласил Луначарский. Для себя и для своей будущей школы знаменитая босоножка получила от нашего правительства роскошный особняк на Пречистенке. По–купечески роскошный особняк.

[…]

Она приехала в Советскую Россию только потому, что ей был обещан… храм Христа Спасителя. Обычные театральные помещения больше не вдохновляли Дункан. Дух великой босоножки парил очень высоко. Она хотела вдыхать не пыль кулис, а сладчайший фимиам. И обращать взор не к театральному потолку, а к куполу, напоминающему небеса. Пресыщенная зрителем (к слову, ставшем на Западе менее восторженным: ведь актрис любят до первых морщинок) - она жаждала прихожан.

Огромный, но неуклюжий храм Христа у Пречистенских ворот ей где–то за границей лично преподнес на словах наш очаровательный народный комиссар просвещения.

Право, эпитет "очаровательный" довольно точен по отношению к Анатолию Васильевичу Луначарскому. Ведь он не только управлял крупнейшим революционным департаментом, но и писал стихи, пьесы, трактаты по эстетике, говорил, как Демосфен, и предсказывал будущее, преимущественно хорошеньким женщинам, по линиям их нежных ладоней.

Да и с Господом Богом (с настоящим, с Саваофом) у него, как известно, в недалеком прошлом был флиртик.

Соблазненная храмом Христа Спасителя, Айседора Дункан не то что приехала к нам, а на крыльях, как говорится, прилетела.

И очень рассердилась: очаровательный нарком надул ее. Вероятно, потому, что слишком смело, без согласования с политбюро, раздавал храмы босоножкам.

Я потом весело сочувствовал Айседоре:

— Ах, бедняжка, бедняжка, в Большом театре приходится тебе танцевать! Какое несчастье!

Но ей было не до смеха.


* * *

Сегодня на Невском проспекте меня оштрафовали на пять рублей за переход улицы по кривой линии.

Я, конечно, обозлился, как обозлится почти всякий человек, даже справедливо оштрафованный.

Однако через минуту, к удивлению милиционера, я громко рассмеялся. Мне вспомнился Анатолий Васильевич Луначарский. На том же Невском, на том же переходе, неподалеку от Европейской гостиницы, его тоже оштрафовал постовой милиционер, но почему–то на десятку. В те годы портреты Анатолия Васильевича уже не выставлялись в витринах, и для молодого работника рабоче–крестьянской милиции он был, судя по рыжему меху в плешинах на воротнике длинной шубы, судя по пенсне, по бородке и животу, просто старым человеком из "бывших" бар.

— Черт их знает, — сказал мне Луначарский, — только бессмысленно раздражают народ! Надо же все–таки соображать хоть немного. А вот они без соображения!..

Говоря "их" и "они", Анатолий Васильевич меньше всего думал о милиционерах. В ту достопамятную эпоху для большевика с 1903 года и бессменного при Ленине народного комиссара просвещения слово "они" относилось к Сталину и его правительству, называвшемуся "соратниками".


* * *

Вождями Октябрьской революции были идеалисты–интеллигенты с бородками второй половины XIX века (Ленин, Троцкий, Луначарский, Бухарин и др.).

Кончились бородки — кончилась революция.

Comments