Философия, политика, искусство, просвещение

28. А. В. Луначарский — А. А. Луначарской

[7 (20) июня 1917 г.]*

Дорогая девочка!

Вчерашний день на съезде был отн[осительно] скучным. Был я на собрании тов[арищей], выбр[анных] в районные думы.

Я лично останусь, по–видимому, в Думе Московского участка. В Управу решил не идти, если бы даже большинство просило: боюсь слишком перегрузить себя работой. Уже ясно, что, если даже моё предложение о создании Вр[еменного] рев[олюционного] парл[амента] с полновластным Исп[олнительным] ком[итетом] не пройдёт, то наверное пройдёт создание Всеросс[ийского] союза раб[очих] и с[олдатских] деп[утатов]. Очевидно, что долго работать без усиленной делегации от такого важного организма, как Петроградский Совет Рабочих и Солдатских депутатов, он не сможет, как не сможет никоим образом не слиться с Исполнительным комитетом Всероссийского Совета крестьянских депутатов (250 человек). А тогда, как бы его не называли, это и будет Врем[енный] Рев[олюционный] Парламент.

Но если бы перспектива слияния c Крестьянским Советом была мною даже неверно учтена — то во Всероссийский Совет рабочих и солдатских депутатов вне сомнений. В него выберут не менее 300 депутатов с решающим голосом. Всего на съезде их 750. Каждые 7? — 3 голоса. У нас во фр[акции] объед[иненных] с[оциал]–д[емократов] — 21 реш[ающий] голос, т. е. мы имеем безусловное право на 8 мест во Всер[оссийском] Сов[ете] (больш[евики] — на 40 мест). Абсолютно и думать нечего при моём и ф. ф.** вместе с Троцким положении лидера фр[акции], чтобы я не вошёл во Всер[оссийский] Сов[ет]. Где же тут управа! Но я думаю, что буду избран тов[арищем] предс[едателя] районной думы. Это дает не слишком много работы и не титул.

Наша фр[акция] быстро растёт. Вчера в неё вошли: Авилов, Базаров, Суханова, Шмидт и Виленский (все они сотрудники и редакторы «Летописи» и «Новой Жизни»). Растёт наше число и авторитет. Я даже побаиваюсь этого: как бы это не затормозило слияние с большевиками.

Вчера я видел милейшую А. Мих. Коллонтай. Она помолодела лет на 10, очень стала простой и симпатичной, но не утратила следов былого изящества. Её очень любят в большевистских кругах, и она повсюду имеет славу первоклассного оратора. Она крайне сердечно ко мне отнеслась и просила послать тебе горячий привет и пожелание видеть тебя скорее здесь. Коны раскисли. Христина Григорьевна тебе кланяется. Раскисли тут многие. Разочарованы. Им хочется, чтобы революция была как конфетка, а демократия безропотно шла бы за нами, социалистами.

Посылаю Тото открытку. Обнимаю его, тоскую по нему. Тоскую по тебе. Похоже на то, что голода не будет. Пешехонов успокаивает.

Детка, приезжай.

Твой Толя.


РГАСПИ. Ф. 142. Оп. 1. Д. 12. Л. 51–52.

Автограф.

Опубликовано: «Вопросы истории КПСС». 1990. № 11. С. 31.

* Датируется по содержанию.

** Фифти–фифти

от

Автор:

Адресат: Луначарская А. А.


Поделиться статьёй с друзьями: