ПРОЛЕТАРСКИЙ СКРИПАЧ

Опубликовано в газете «Парижский вестник», 1912, № 47, 23 ноября, стр. 3, также «Советская культура», 1963, № 141, 23 ноября, стр. 2; журнал «Советская музыка», 1963, № 11.

Товарищ Эдвард Сермус *1 увидел свет в доме бедного эстонского крестьянина. Отец его был проникнут пламенной ненавистью к угнетателям своего народа — баронам, и полон героического настроения. Маленький Юлий Эдвард с детских лет был поэтому воспитан в революционно–демократических чувствах.

Став юношей, он вступил в ряды социал–демократической партии.

Часто тянуло этого сурового борца к музыке, ибо музыкальная страсть рано дала себя чувствовать. Но времени не было: оно целиком было отдано рабочему делу.

Лишь когда наступили годы реакции и для кругом скомпрометированного, преследуемого полицией Сермуса были закрыты все возможности работы на родине, лишь став эмигрантом, задумывается он над своим будущим, как музыканта.

Ни на минуту, однако, не рисует он себе перспектив славы и богатства. Музыка тоже должна, по его мысли, служить пролетариату. Он хочет стать скрипачом — музыкантом рабочего класса, выбрать из всечеловеческой сокровищницы музыки то, что достойно нового класса по красоте своей, чистоте, стройности, духу бодрого подъема, что выражает скорбь, но лишь суровую, или мужественную радость. Он хочет в самое исполнение внести дух служения, пролетарское упорство, почти мрачную энергию со взрывами короткого, но могучего энтузиазма.

Но Сермус слишком поздно взялся за скрипку. Правда, пролетарская публика Финляндии и Швеции ласково приняла своего музыканта. Но сам–то он чувствовал неполноту своей подготовки: ведь он был лишь самоучка, в двадцать четыре года взявший скрипку в руки.

Первой большой удачей Сермуса было приобретение редкой старинной скрипки, которую подарил ему по симпатии к его идее один старый музыкант в Стокгольме. И долго играет Сермус на тысячной скрипке измочаленным полуторарублевым смычком, так как новый купить не на что. Артисту приходится познакомиться с черной нуждой, встретить на своем пути много разочарований. Тем не менее его концерты перед рабочими Германии и Швейцарии имеют крупный успех. Меньший — среди менее подготовленного к серьезной музыке пролетариата Италии и Франции.

Но все время мучит Сермуса недостаток школы. Скрипачи королей — хорошие мастера. Мастером должен быть и скрипач Его величества пролетариата всех стран. Но где взять средства?

После ряда удачных концертов в Голландии тамошние товарищи предложили Сермусу дать ему взаймы сумму, необходимую для усовершенствования, если кто–либо из великих скрипачей подтвердит создавшееся у них мнение о нем, как о многообещающем таланте. Сермус отправляется к знаменитому Марто — играет перед ним. Растроганный Марто не только дает ему необходимое свидетельство, но сам соглашается руководить его занятиями.

Итак, главное достигнуто. Работая с железной неутомимостью, Сермус приобретает редкую технику и, наконец, чувствует в себе силы вновь начать свое дело с богатым репертуаром, находящимся отныне в полной власти виртуоза. Первые концерты в Люцерне и Цюрихе вызвали восторги публики и критики. Теперь Сермус в Париже.

Скоро пролетарская и демократическая русская колония в Париже сможет приветствовать своего скрипача и насладиться его вдохновенным исполнением шедевров скрипичной литературы.


*1 Стр. 243 — Сермус (правильно: Сырмус) (Sirmus) Эдвард (1878 — 1940) — эстонский скрипач. Ученик А. Марто и Л. Капэ. С 1936 жил в СССР.

Comments