Философия, политика, искусство, просвещение

Клара Юнг

Опубликовано в сборнике статей «Клара Юнг», «Московское театральное издательство, 1927, стр. 5–6.

Клара Юнг — очаровательная актриса. Я только два раза посмотрел ее в двух, в сущности, пустячных полуфарсах и полуоперетках и в окружении артистов, не представляющих из себя чего–нибудь особенно выдающегося. И несмотря на это у меня осталось долгое и необычайно приятное впечатление об этих спектаклях, что редко бывает даже со спектаклями безусловно блестящими. Между тем, я не знаю еврейского жаргона, и хотя я знаю немецкий язык, однако с трудом понимал текст пьесы и с досадой видел, как покатываются со смеха вокруг меня над какой–нибудь шуткой, в которой я ровно ничего не разобрал. Таким образом, я видел Клару Юнг при очень неблагоприятных условиях и все же, повторяю, впечатление было неизгладимое.

Артистка эта необычайно разнообразна по своим приемам. Я видел ее в роли оборванного мальчишки и обаятельной кокетливой дамы, распевающей томную песенку о папиросе. Видел ее в образе грубоватой сельской девушки и в образе напористой крикливой жены старика–буржуа. Часто это был один и тот же персонаж в нескольких маскировках, но всегда Юнг находила новую жестикуляцию, новые интонации, великолепно наблюденные и неизменно изящные.

Что в особенности поражает в Юнг — это неизменно ее замечательное изящество при всех условиях и во всех превращениях. Она — настоящая еврейская артистка. Она очень любит чисто еврейские гуморески, соответствующие жесты, позы, в которых чувствуется обаяние слегка иронически воспринятого еврейского типа, но даже тогда, когда она посмеивается над всеми специфическими гримасами и жестикуляциями, она придает им несравненную грацию.

К этому надо прибавить музыкальнейшую дикцию, какую я когда–либо слышал. У Юнг нежный, серебристый голос.

Пусть на меня сердятся некоторые товарищи евреи, но я должен сказать, что жаргон отнюдь не представляется мне музыкальным диалектом, и этого моего мнения о нем нисколько не поколебали остальные исполнители. Но среди их грубоватой речи голосок Клары Юнг звенел, как настоящий серебряный ручеек, и все слова приобретали внезапно такую легкость, мелодичность, что даже не понимая, что она говорит, хотелось слушать ее все дальше и дальше. Тем же небольшим, но прелестным голосом поет она и свои песни, причем особенно сильна она в больших ариях с куплетами и танцами, из которых она создает настоящие волшебные монологи.

Давно, давно не видел я ни на европейской, ни на русской сцене такой опереточной актрисы, как Юнг, и поэтому совершенно не удивило меня, что в летнюю пору, когда более или менее пустовали остальные театры, всегда битком набит был Московский драматический театр, где подвизалась эта изящная, обаятельная гостья.

Впервые опубликовано:
Публикуется по редакции
с метками:

Автор:


Запись в библиографии № 2580:

Клара Юнг. — В кн.: Клара Юнг. М., 1927, с. 5–6.

  • К гастролям актрисы в СССР.
  • То же. — В кн.: Луначарский А. В. В мире музыки. М., 1958, с. 351–352;
  • изд. 2–е, доп. М., 1971, с. 349–350.

Поделиться статьёй с друзьями: