Н.А. ДОБРОЛЮБОВ

Впервые напечатано в газете «Петроградская правда», 1918, № 236, 27 октября.

В основу статьи положена подготовленная Луначарским речь на открытии памятника Н. А. Добролюбову работы К. Ф. Залита (Зале). Сооружение этого памятника было намечено планом «монументальной пропаганды». Открытие его состоялось 27 октября 1918 года в Петрограде. «На открытии памятника присутствовало много учащихся разных ступеней школы, рабочие делегации, от частей Красной Армии и Красного Флота присутствовали особые делегации. С речами, посвященными открытию памятника Н. А. Добролюбову, выступали: народный комиссар по просвещению А. В. Луначарский и В. А. Строев–Десницкий. Оба оратора в своих речах обрисовали светлую личность Н. А. Добролюбова и коснулись его деятельности в роли великого критика» («Петроградская правда», 1918, № 237, 29 октября).

«Н. А. Добролюбов» — не единственная работа Луначарского о великом критике. В 1917 году предполагался выпуск сатирического приложения «Тачка» к газете «Новая жизнь». «В 1–й номер, — писал Луначарский своей жене А. А. Луначарской 1 июля 1917 года, — уже сдана моя статья «Сон о «Свистке» Добролюбова» (см. «Литературное наследство», Новое о Маяковском, т. 65, изд. АН СССР, М. 1958, стр. 571). Выход сатирического журнала «Тачка» не состоялся, и статья «Сон о «Свистке» Добролюбова» до сих пор остается неизвестной.

Статья печатается по тексту газеты.

В наше горячее революционное время мы привыкли к тому необыкновенному явлению, когда совсем молодые люди в ничтожный, короткий срок своей деятельности выполняют громаднейшие задачи и оставляют позади себя глубокий светлый след, но в тяжелое душное время худшей эпохи царского режима суметь в несколько лет, умерев совсем еще молодым, составить себе всероссийское имя, потрясти сердца современников, переделать тысячу умов, вписать свое имя бессмертными штрихами в историю своей родины и заслуженно завоевать себе право в дни пробуждения российского трудового народа получить из его рук памятник — мог только человек гениальный.

Добролюбов был гениальный человек. В нем мы замечаем очаровательное соединение крупных черт характера и таланта, редко встречающихся вместе. Его считали холодным, насмешливым, разрушителем, своего рода Мефистофелем, — это отчасти было так. Ум его был острый, проницательный и беспощадный. Некоторые черты своего нигилиста Базарова Тургенев списал с него. Своими издевательствами сверху вниз Добролюбов выводил из себя розовых либералов–идеалистов. Он знал цену фразам и с горьким смехом разбивал хрупкий фарфор всякого барского прекраснодушия. В то же время это был человек с нежнейшим сердцем. Смолоду, с тех школьных годов, к которым относится позднее найденное Чернышевским влюбленное письмо к своему учителю 1, и в течение всей своей жизни Добролюбов был человеком золотого сердца, трогательной и кроткой нежности по отношению ко всем близким. В то же время, сердце его было преисполнено горячей страсти, а это толкало его часто на вспышки гнева, всегда благородные, всегда лишенные какого бы то ни было оттенка личных счетов, но жгучие и карающие.

Гордый, казалось, вполне знающий себе цену, имеющий возможность в сотнях литературных схваток оценить свою силу, он был вместе с тем до странности скромен и еще незадолго до своей смерти писал: «Я не дорожу своими трудами, не подписываю их и очень рад, что никто их не читает» 2. А между тем после его смерти сочинения его разошлись в семи изданиях 3. Его место обеспечено теперь в каждой библиотеке, и в то время как многие и многие по тому времени знаменитые ученые и профессора давно и основательно забыты, — Добролюбов не будет забыт никогда, пока звучит где–нибудь русская речь.

Центр тяжести деятельности Добролюбова заключается в его литературно–критических статьях. Он обладал большим вкусом и редко ошибался в своих художественных этических суждениях, тем не менее в его сочинениях важна не эта сторона. Всякая критико–литературная статья его есть в сущности трактат по социальному вопросу. В то время в России проповедовать социализм открыто было, конечно, невозможно. Чернышевский одевал его то в форму романа, то в ту же, что у Добролюбова, форму критических статей, но он всегда отдавал должное изумительному искусству, с которым Добролюбов по поводу того или другого романа или драмы развертывал с ослепительным остроумием и огромной убедительностью целые трактаты, полные социалистической пропаганды.

Добролюбов — один из величайших русских социалистов, соратник, равный Чернышевскому. В великих людях трогательно уменье ценить друг друга. Добролюбов благоговел перед Чернышевским, а Чернышевский неизменно отдавал пальму первенства своему молодому другу.

Рядом с такого рода критическими статьями, как «Что такое обломовщина?», «Темное царство», «Когда же придет настоящий день?», незабываемыми публицистическими поэмами, нельзя не отметить также юмористических стихотворений и набросков Добролюбова в приложении к «Современнику» — «Свистке». Никоим образом нельзя допустить, чтобы «Свисток» Добролюбова был забыт. По форме он всегда очарователен, остроумен, как эпиграммы Гейне или Пушкина, а по содержанию он очень часто так весок и так меток, что многие и многие из этих стихотворений заслуживают быть источником цитат, которыми сейчас красный Петроград хочет украсить свои монументальные стены. Порою среди этих ядовитых стрел разящего остроумия молодого семинариста попадаются задушевные лирические вещи, вроде «Милый друг, я умираю».

Русский народ должен был переносить постановку неуклюжих памятников неуклюжим царям в то время, как не почтёнными оставались имена его борцов в пору предрассветных сумерек; теперь мы начинаем низвергать медных истуканов, позорящих города России, и ставить для вечной чести и памяти монументы великим сынам народа, имевшим мужество поднять смелый голос в тяжелую эпоху и прокладывавшим тропинки в тех местах, где теперь общими силами трудовые массы строят свою широкую дорогу к счастью и свободе.


1 Имеется в виду письмо Н. А. Добролюбова к профессору нижегородской духовной семинарии И. М. Сладкопевцеву. Письмо, написанное 31 декабря 1852 — 10 июля 1853 года, было частично опубликовано Н. Г. Чернышевским в «Материалах для биографии Н. А. Добролюбова» в «Современнике», 1862, кн. 1. (См.: Н. Г. Чернышевский, Поли, собр. соч. в пятнадцати томах, т. X, Гослитиздат, М. 1951, стр. 30 — 35.) Полностью письмо опубликовано в Собр. соч. Добролюбова в девяти томах, т. 9, «Художественная литература», М. — Л. 1964, стр. 19 — 28.

2 Цитата из письма Н. А. Добролюбова к Е. Н. Пещуровой от 8 июля 1858 года (см. Н. А. Добролюбов, Собр. соч. в девяти томах, т. 9, «Художественная литература», М. — Л. 1964, стр. 308).

3 Первое издание сочинений Н. А. Добролюбова, подготовленное Н. Г. Чернышевским, вышло в 1862 году и было шесть раз переиздано.

Comments