ТЕАТР, СОЗВУЧНЫЙ ЭПОХЕ

Впервые напечатано в газете «Вечерняя Москва», 1930, № 107, 12 мая.

Написано в связи с гастролями в Москве (проходили с 1 по 18 мая 1930 года) Второго Грузинского государственного драматического театра, руководимого режиссером К. А. Марджановым (Котэ Марджанишвили).

Печатается по тексту газеты.

В дореволюционное время царское правительство проводило политику механической, мертвой централизации подданных ему народов. Это обстоятельство приводило к тому, что сколько–нибудь широкое применение своих сил национальные таланты могли найти только тогда, когда они соприкасались или с придворным Петербургом, или с буржуазно–купеческой Москвой. В ту эпоху, когда иные искали на театре изящества форм, увлекаясь утонченным импрессионизмом, К. А. Марджанов прежде всего принес в театр огромную жизнерадостность, яркие краски, страсть и в этом смысле как режиссер сразу выдвинулся, найдя свое лицо.

Когда пришла революция, Марджанов некоторое время оставался у нас, потом работал на Украине 1. Революция оказалась в глубоком внутреннем согласии и созвучии с театральным темпераментом Марджанова. В отличие от политики спрута, которую вел русский царизм, наша советская политика проникнута всяческим желанием развития национальных культур. С этой точки зрения естественно было, что Марджанов, вовлеченный в орбиту национальной культуры, вернулся к своему народу и стал заботиться о том, чтобы усилить темп быстрого культурного расцвета своей национальности. Плоды возвращения Марджанова — одного из замечательнейших художников Союза — мы видим сейчас во время гастролей Второго грузинского театра. Причем необходимо отметить, что Марджанов вернулся в Грузию после того, как он испробовал свои силы по части воплощения самых разнообразных театральных систем в Москве. И вот с этой накопленной большой культурой он сначала содействовал мощному развитию театра Руставели в Тифлисе, а потом организовал и сплотил ту труппу, которую мы сейчас видим в театре б. Корш 2. Теперь Марджанов пришел к нам как представитель искусства своей нации, ведя за собой театр Грузии, в которой чрезвычайно сильно стремление развернуть свое собственное искусство и культуру. Марджанов пришел теперь к нам уже не индивидуальной единицей, а пришел с коллективом и вторично обогащает наш театральный мир, наше театральное сознание, как представитель новых формаций искусства в виде нового театра своей прекрасной страны.

При этом важно отметить, что Марджанов развернул не просто грузинский национальный театр, а революционный пролетарский, придав этому театру самые обостренные формы. Он ищет в художественной русской и международной драматургии вещи, которые отвечали бы современности, которые были бы созвучны нашей эпохе. Нынешних драматургов он стремится оформить таким образом, чтобы маленький театральный сектор делался трибуной, отвечающей на развертывающиеся события.

Далее, что необходимо отметить, — это широчайший интернационализм, который мы чувствуем в театре Марджанова. Марджанов понял, что пролетарская культура должна уметь использовать величайшие достижения прошлого и обязана воскрешать классиков по–новому, потому что среди них можно найти самые высокие вершины искусства. Вот почему надо приветствовать такую мощную постановку, как «Уриэль Акоста» Гуцкова, поставленную Марджановым 3.

Приветствуя дорогих гостей из Грузии, мы должны благодарить их за тот цветок превосходного искусства, который они привезли и которому суждено дальше развиваться.


1 Большое общественное значение имела постановка Марджановым 1 мая 1919 года пьесы Лопе де Вега «Овечий источник» в Киевском русском драматическом театре им. Ленина (б. «Соловцов»). Среди заполнивших зрительный зал красноармейцев находился Вс. Вишневский, который впоследствии, на гражданской панихиде по Марджанову в Малом театре 23 апреля 1933 года, рассказал об огромной силе воздействия этого спектакля на боевые отряды красноармейцев.

Исполнительница роли Лауренсии В. Юренева вспоминает, что «спектакль… вырос в политическое событие. Искусство влияло, на жизнь, звало к борьбе за молодую свободу» (Вера Юренева, Записки актрисы, М. —Л. 1946, стр. 173).

2 К. А. Марджанов руководил Театром им. Руставели с конца 1922 по 1926 год. В 1928 году под руководством К. А. Марджанова в Кутаиси был создан Второй Грузинский государственный драматический театр. В 1930 году (после гастролей в Москве и Харькове) театр был переведен в Тбилиси, в 1933 году — после смерти его основателя — театру было присвоено наименование «Государственный драматический театр им. К. А. Марджанишвили».

В Москве труппа гастролировала в помещении Московского драматического театра (б. Корш).

3 Пьеса была поставлена Марджановым в 1929 году (премьера состоялась 2 февраля). Режиссер — Г. Сулиашвили. Художник — П. Оцхели.

Comments