КРАТКО О «РЕВИЗОРЕ»

Впервые напечатано в «Красной газете» (веч. вып. ), 1926, № 300, 16 декабря, и в газете «Вечерняя Москва», 1926, № 292, 17 декабря. Печатается по тексту сборника «Театр сегодня».

Я считаю последний спектакль Мейерхольда чрезвычайно интересным, подлежащим внимательному разбору 1. Поэтому я в скором времени выступлю перед публикой с довольно обширной статьей на эту тему 2. Я считаю себя тем более обязанным сделать это, что критика в большинстве до сих пор высказалась резко отрицательно об этом знаменательном достижении нашего театрального искусства 3. Пока высказываю только самое общее суждение.

«Ревизор» Гоголя — Мейерхольда — спектакль чрезвычайно интересный как с точки зрения сценического оформления, где, пожалуй, впервые в театре достигнута такая необыкновенная, я бы сказал графическая (что не мешает динамике), четкость всего сценического целого в каждый данный момент спектакля, так и с точки зрения раскрытия за гоголевской сатирой ее основных, чрезвычайно широких в пределах буржуазного мира, так сказать, общечеловеческих и вечных мишеней.

Конечно, среди изумительного богатства сценических эффектов, найденных неисчерпаемым творческим воображением Мейерхольда, попадаются и неудачные, не только не доходящие до публики (почти все, что относится к городничему), но даже и прямо отрицательные (эпизод с унтер–офицершей). Замечается также некоторая эстетская перегрузка. Увлекшись красотой игры самих вещей (дорогая мебель, фрукты, гастрономическая «жратва», роскошные платья и т. д. ), Мейерхольд сделал спектакль и в финансовом отношении дорогим и чрезвычайно нарядным, причем нарядность эта, — сама по себе, конечно, приятная в театре, — не оправдывается всем художественным замыслом. Но эти небольшие, сравнительно, неудачи, в которых чувствуются живой темперамент и непосредственная радость театра, чем смягчается их отрицательная сторона, никак не могут перевесить громадных достоинств спектакля.

Замечательная свежесть, с которой создан совершенно новый, в смысле постановки, «Ревизор», радостное мастерство, которое брызжет, например, из таких сцен, как офицеры, фантастически витающие в чувственном воображении Анны Андреевны, или изумительная по движению сцена Хлестакова на улице со всем чиновным антуражем, пронзительная глубина сатиры, которая дана, например, в эпизоде «Лобзай меня», который поистине можно назвать «комедией любви» — с большим правом, чем знаменитую пьесу Ибсена того же имени 4, разительное разрешение финала, который можно назвать философским в лучшем смысле слова, и бесконечно много другого, чего никак нельзя перечислить в короткой статье, — все это делает спектакль совершенно из ряда вон выходящим.

Какое было бы счастье, если бы Н. В. Гоголь, таким, каким он был, когда писал «Ревизора», мог бы сидеть в зрительном зале и видеть этот спектакль! Я полон абсолютной убежденности, что этот великан художества с недоумением и пренебрежительно отнесся бы к своим «защитникам» и дружески поблагодарил бы своего сотрудника на столетнем расстоянии — Мейерхольда, как дружески поблагодарил бы Мусоргского за его «Бориса Годунова» великий Пушкин.


1 «Ревизор», комедия Н. В. Гоголя. Сценический текст («композиция вариантов») в обработке Вс. Мейерхольда и М. М. Коренева. Автор спектакля — Вс. Мейерхольд. Художник — В. П. Киселев. Премьера «Ревизора» в Театре им. Вс. Мейерхольда состоялась 9 декабря 1926 года. В спектакле участвовали: Э. П. Гарин (Хлестаков), П. И. Старковский (городничий), 3. Н. Райх (Анна Андреевна), М. И. Бабанова (Марья Антоновна) и др.

2 См. в наст, томе статью «Ревизор» Гоголя — Мейерхольда».

3 Постановка «Ревизора» в Театре им. Вс. Мейерхольда вызвала, многочисленные критические статьи, споры в печати и на публичных диспутах. Выступавшие против этой режиссерской работы Мейерхольда обвиняли его в «кощунственном» отношении к тексту Гоголя (Мейерхольд на основе сохранившихся ранних редакций пьесы составил, сводный текст, дополнив при этом пьесу несколькими новыми персонажами), в искажении не только композиции комедии, но и ее основной идеи. В пылу споров противники постановки начисто отвергали право режиссера переосмысливать творения классиков. Даже сильные, обличительные стороны спектакля осуждались этими критиками. Может быть, этим объясняется чрезмерная увлеченность и полемичность Луначарского в оценке мейерхольдовского «Ревизора». В информации о состоявшемся 3 января 1927 года диспуте о «Ревизоре» в Театре им. Вс. Мейерхольда «Правда», излагая выступления, писала: 

«А. В. Луначарский начал с возражений противникам «Ревизора». Никакой мистики в спектакле нет. Неверно, что «Ревизор» искажен Мейерхольдом; здесь новая версия «Ревизора». Совершенно неверно, что в спектакле нет социальности. Выпуклая тенденция «Ревизора» — показать великого «маленького обывателя» с его плотоугодием, сладострастием и другими пороками. Это в Гоголе увидел и густыми мазками изобразил Мейерхольд. Этот спектакль, дающий столько неожиданного и полновесного, являет совершенную законченность. В каждый отдельный момент на сцене — прекрасная цветная гравюра. Есть и ряд недостатков. Хорошо, что в спектакле настоящие вещи, а не бутафория, но эти вещи чересчур пышны и изящны для этих утробных людей. Есть грубые места. Неясна фигура городничего. Но недостатки покрываются огромными принципиальными достоинствами этого замечательного спектакля. Всякий критик должен бы так сказать себе: «Кто виноват в том, что спектакль мне не понравился, — режиссер или я? Вероятно, я». И должен посмотреть спектакль второй и третий раз и только тогда высказаться. Опаснее осуждать большое культурное явление, чем хвалить.

Когда ругают спектакль за то, что он якобы непонятен массам, — это угодничество отсталым слоям. Наша обязанность — поднимать массы. Да и неверно, что масса не приемлет спектакль. Я видел десятки рабочих, отлично понявших и принявших спектакль. Мейерхольд приблизил «Ревизора» к нашей современности» 

(«Правда», 1927, № 7, 9 января).

На диспуте выступил также Маяковский. Он сказал: 

«Величайшая заслуга Мейерхольда, которому приходится взбадривать покойников, в том, что он поставил «Ревизора» так, что Гоголь десять раз перевернулся в гробу. В переделке текста есть места и замечательные и слабые. Мейерхольд переделал Гоголя даже недостаточно; отсебятины мало. Нужно ли вообще ставить теперь «Ревизора»? Нет. Но кто виноват в том, что Мейерхольд поставил его? Все мы. Нет новых хороших пьес… » 

(там же).

Огромный интерес к спектаклю вызвало появление двух сборников с критическими статьями о «Ревизоре» в постановке Мейерхольда: «Ревизор» в Театре имени Вс. Мейерхольда» (изд. «Academia», Л. 1927) и «Гоголь и Мейерхольд» («Никитинские субботники», М. 1927).

4 Г. Ибсен, Комедия любви (1862).

Comments