В СОЮЗЕ С НАУКОЙ

Опубликовано «Правда», 8 сентября 1925 г.

Публикуется на сайте по журналу "Наука и жизнь" 1972 №2

Из речи на праздновании двухсотлетия Академии наук СССР

Акд. Карпинский об этой речи

Как нар­ком про­све­ще­ния Лу­на­чар­ский не­од­но­крат­но со­при­ка­сал­ся с ру­ко­вод­ством Ака­де­мии, ока­зы­вал ей вся­че­скую по­мощь. Все пом­ни­ли, с ка­ким блес­ком он вы­сту­пил в 1925 г. на тор­же­ствен­ном за­се­да­нии, по­свя­щен­ном 200–ле­тию Ака­де­мии на­ук, где при­сут­ство­ва­ло мно­го ино­стран­ных уче­ных, с ре­чью о за­да­чах на­у­ки в со­вет­ском об­ще­стве. 

«Бы­ло из­вест­но, — вспо­ми­нал позд­нее то­гдаш­ний пре­зи­дент Ака­де­мии А. П. Кар­пин­ский, — что на тор­же­ствен­ном за­се­да­нии вы­сту­пит на­род­ный ко­мис­сар про­све­ще­ния. Не­ко­то­рые ино­стран­ные уче­ные, не знав­шие Ана­то­лия Ва­си­лье­ви­ча, ду­ма­ли, что уви­дят пе­ред со­бой боль­ше­вист­ско­го ко­мис­са­ра в ко­жа­ной курт­ке с ре­воль­ве­ром за по­я­сом, как их ри­со­ва­ла бур­жу­аз­ная прес­са на За­па­де, и он бу­дет про­воз­гла­шать ком­му­ни­сти­че­ские ло­зун­ги. И как они бы­ли при­ят­но разо­ча­ро­ва­ны и удив­ле­ны, ко­гда пе­ред ни­ми пред­стал оба­я­тель­ней­ший че­ло­век, за каж­дым сло­вом ко­то­ро­го сто­я­ла огром­ная куль­ту­ра и в вы­ступ­ле­нии ко­то­ро­го зву­ча­ла ис­крен­няя лю­бовь к зна­нию, к на­у­ке, к че­ло­ве­че­ству».8

На­род­ный ко­мис­сар на­чал свою речь «по–рус­ски, про­дол­жал на не­мец­ком, фран­цуз­ском, ан­глий­ском, ита­льян­ском язы­ках и за­кон­чил клас­си­че­ской ла­ты­нью».9

…Та революция, которая произошла у нас, и те революции, которые, как мы думаем, неизбежны во всем мире, представляют собой совершенно новое явление, ибо во главе их становится класс необычайно широкий, представляющий собой ядро трудящихся и в то же самое время глубоко чувствующий культуру. Я говорю о пролетариате. Как класс городской, легко организующийся, как класс, труд которого нераздельно связан с машиной, т. е. с прикладной наукой, как класс, который улучшение своего положения ставит в связи с развитием техники, — пролетариат является беззаветным другом науки.

Никогда до сих пор не существовало еще партии, вышедшей из недр самого народа, которая обладала бы с таким совершенством научными методами, как наша пролетарская партия. Когда мы вспоминаем тов. Ленина, то перед нами рисуется величайший теоретик, величайший ученый, который с необыкновенной объективностью мысли, пользуясь методами не менее великого предшественника — Карла Маркса, изучал явления окружающей его среды и затем ставил свои необычайно точные прогнозы, после чего переходил к практической работе. Вся стратегия, вся тактика Владимира Ильича, а стало быть, и всей нашей Российской коммунистической партии, основана на глубочайшей работе мысли, на колоссальном наблюдении фактов и на строжайших выводах из этих фактов. Мы с гордостью называем ту доктрину, которой руководимся в своей деятельности, научным социализмом.

Отсюда, конечно, ясно, что, ставя так высоко науку в нашем непосредственном социально–реформаторском творчестве, российский пролетариат не может не ставить на огромную высоту науку в целом…

Мы знаем, что подлинный фундамент под революцию может быть подведен только тогда, когда рабочие массы будут просвещены, и только тогда, когда они возьмут судьбу в свои руки… Уже теперь, за два последние года, в нашем государственном бюджете и в нашем местном бюджете расходы на народное просвещение растут чрезвычайно быстро и обгоняют расходы всех других комиссариатов. Мы надеемся, что недалек тот день, когда увеличенные ресурсы страны дадут нам возможность доказать перед всем миром, что ни в какой стране, кроме страны действительного и полного освобождения трудящихся масс, невозможно широчайшее, глубокое в интересах народных масс происходящее просвещение.

Помимо того, что наука дает огромное количество необходимых для человеческой жизни знаний, просвещение является еще активным и воинственным процессом. Тьма невежества населена призраками, но призраками, не лишенными силы сопротивления и даже наступательной силы.

Разбить религиозные предрассудки — это величайшая задача, и эту задачу Коммунистическая партия не может выполнить иначе как в глубоком союзе с учеными. Правда, мы не закрываем глаза на то, что наука, развиваясь сама в обществе буржуазном, оказывается иногда в лице тех или иных своих представителей зараженной этой стариной, что наука иногда сама покрыта некоторой ржавчиной, оказывается несколько искривленной, искаженной. Но мы берем чистое золото науки — ее естественнонаучную, экспериментальную, проникнутую строжайшей критикой работу, которая составляет ее душу и от которой отпадают, как пустая шелуха, все фальсифицированные полунаучные продукты, стремящиеся к ней пристроиться.

И вот с этой наукой, которая всегда являлась победоносной светлой силой, разгонявшей все эти вампироподобные призраки старины, с этой наукой у нас есть и будет крепкий и прочный союз… Наука принесла много благодеяний. Существует даже предрассудок — на этот раз научный предрассудок, — что будто бы дальнейшее развитие науки сможет разрешить все проклятые социальные вопросы. Мы не стоим на этой точке зрения. Мы полагаем, что хотя солнце равно светит и богатым и бедным, но это не мешает тому, что благодаря солнцу в саду богача зреют гранаты и апельсины, а на дворе бедняка оно порождает миазмы в какой–нибудь куче грязи. Действуя в обществе нормальном, построенном на классовых преимуществах, наука видит свои лучи, преломленные самым неожиданным образом в этой мутной среде.

Незачем приводить примеры; скажу только, что свои неизмеримые дары наука прежде всего принесла на службу небольшому меньшинству человечества — высшим классам. Достаточно вспомнить один факт, от которого содрогается каждое человеческое сердце, достаточно раскрыть любую газету, чтобы узнать, с какой ревностью и с каким адским успехом работает наука над изобретением аппаратов для истребления человеческой жизни, человеческого достояния.

Достаточно вспомнить эту услугу, которую вольно или невольно наука оказывает людям, подготовляющим разрушения, чтобы ответить за каждого честного ученого, что он не может быть спокоен за результаты этой работы, которую он творит в своей лаборатории или своем кабинете.

Но в области коммунистического строительства, в области движения к рациональному гармоническому строю, к сотрудничеству всего человечества — в этой области наука целиком окажется благодетельницей человеческого рода. Коммунистическое строительство невозможно без дальнейшего развития техники.

Что касается нашей страны, то кипучее строительство, которому отдался наш народ, больше чем когда–нибудь требует помощи со стороны науки, нам необходимо подняться на несравнимую высоту в области технического и политического образования, чтобы отстоять свою жизнь от того мирового врага, который нас окружает. Наша оборона и успех нашего хозяйства могут иметь место только при постоянном сотрудничестве с наукой.

Одной из идей Владимира Ильича была, между прочим, идея организации Госплана, в котором работают многие лучшие силы нашей страны. Это учреждение, в котором большую часть работы делают русские беспартийные ученые. Оно вырабатывает те вехи, которыми мы намечаем путь в будущее. Оно впервые вводит учет и глубочайшую сознательность в хозяйственные процессы, происходящие на шестой части суши с полуторастамиллионным населением.

Конечно, правительство не сразу сговорилось с учеными. Ученый мир России был отчасти связан со старым миром, отчасти не был подготовлен к тому, чтобы сразу разобраться во всем происходящем, отчасти был больно ушиблен непосредственным разрушением бытовых условий и условий научной работы. Все это служило некоторым препятствием к тому, чтобы мы быстро подали руки друг другу. Но, кажется, время колебаний и исканий совершенно прошло. Сейчас свою огромную научную работу Советское правительство творит, опираясь на русских ученых. Я должен констатировать, что Академия наук с самого начала заняла мудрую и целесообразную позицию. Я не могу забыть тот момент, когда непосредственно после революции, когда еще власть не установилась, когда еще кипела гражданская война, на мой запрос Академии наук — на какую помощь с ее стороны может рассчитывать новое революционное правительство, — я получил официальный ответ Академии о готовности ее и при новом строе продолжать по–прежнему всю свою научную работу и о полном ее согласии принять участие в разрешении тех научных проблем, которые жизнь поставит перед новым народным правительством.

Я имел счастье очень скоро после того, как я был назначен наркомом просвещения, приветствовать нашего уважаемого президента Академии. Академия сдержала свое слово и помогла нам в целом ряде важнейших задач, Я не буду перечислять тех огромных заслуг, которые Академия имеет перед Советской властью.

Товарищи и граждане, от имени Народного комиссариата просвещения я поздравляю Академию не только с прошлыми двумя столетиями, которыми она вправе гордиться, но поздравляю ее с теми десятилетиями и столетиями, которые у нее еще впереди. Может быть, не все академики сознают необычайность того положения, что Академия, основанная царями и бывшая так долго под их тяжелой рукой, первой войдет под триумфальную арку революционного перелома жизни всего человечества, войдет в тот строй, в котором волшебные силы, еще связанные до сих пор, будут развиты в невероятную мощь и сделают руководимое наукой человечество победителем.


Фрагменты этой же речи из другого номера

Публикуется на сайте по журналу "Наука и жизнь" 1976 №3

Та революция, которая произошла у нас, и те революции, которые, как мы думаем, неизбежны во всем мире, представляют собой совершенно новые явления, ибо во главе их становится класс необычайно широкий, составляющий собою ядро и основной материк трудящихся и в то же самое время очень глубоко чувствующий культуру и даже отразивший ее через грани своей классовой психологии глубже, ярче, чем другие классы.

Я говорю о пролетариате. Как класс городской, легко организующийся, как класс, труд которого нераздельно связан с машиной, то есть прикладной наукой, который улучшение своего положения связывает с развитием техники, пролетариат является беззаветным другом науки…

Если мы сейчас подчеркиваем диктаторское положение класса пролетариата в нашей стране, то это именно потому, что предварительным условием подлинного исчезновения всякого государства и абсолютного творчества настоящего самоуправления человечества является также просвещение. Мы можем сказать, что завоевание права на просвещение было главной центральной целью революции. Революция есть борьба за право масс на просвещение.

Конечно, революция не могла сразу заняться просвещением, и я, как народный комиссар просвещения, особенно должен подчеркнуть, что мы в течение первых лет со скорбью должны были констатировать, что к этой центральнейшей задаче мы подходили еще слабо, не имели для нее достаточных средств. Но это потому, что право на просвещение надо было не только завоевать в один определенный политический момент, но надо было его деятельность оградить от возможных посягательств со стороны.

Нам нужно было для этого создать армию, укрепить государство, поднять на степень мыслимой жизни наше материальное существование путем усиленной работы над хозяйством. И вот последние годы мы уже начали оправдывать это положение. За два последних года в нашем государственном бюджете и в местном бюджете расходы на народное просвещение растут чрезвычайно быстро и обгоняют расходы на все другие комиссариаты, и мы надеемся, что совсем недалек тот день, когда увеличенные ресурсы страны дадут нам возможность доказать перед всем миром, что ни в какой стране, кроме страны действительного и полного освобождения трудящихся масс, невозможно такое широчайшее и глубокое, в интересах народных масс, происходящее просвещение.

Мы берем чистое золото науки — это ее естественнонаучную, опытную, проникнутую строжайшей критикой работу, которая составляет ее душу и от которой отпадают все поддельные полунаучные продукты, которые к ней стремятся пристроиться. Вот с этой наукой, которая всегда являлась победоносной светлой силой.., с этой наукой у нас есть и будет крепкий прочный союз.

В области коммунистического строительства, в области дальнейшего продвижения к рациональному гармоничному строю — сотрудничеству всего человечества — наука полностью и целиком окажется благодетельницей человеческого рода в целом. Мы всегда рисуем коммунизм не только опирающимся на возможности точных наук в их нынешнем состоянии, но и на быстрое дальнейшее их развитие.

Нам необходимо подняться на несравнимую с прошлым высоту общего технического и политического образования, необходимо вооружить народные массы так, чтобы они могли отстоять свое существование в свободном социалистическом союзе народов перед тем миром врагов, которыми мы еще окружены. Наша оборона и успех нашего хозяйства могут иметь место только при постоянном сотрудничестве с наукой.

Comments