Философия, политика, искусство, просвещение

V. Самара — Кинель

В ночь на двадцать первое мы приехали на станцию Кенель. Там нас ждали лошади. Было чудесным удовольствием, несмотря на довольно грозные ухабы по дороге, проехать на лошадях 6 верст в свежее весеннее утро.

В селе Советы, чуть ли не по поводу трехсотлетия дома Романовых, было когда–то построено сельскохозяйственное училище, потом заброшенное, пришедшее в негодность. В настоящее время здание обновили, отстроили и перенесли сюда два последние курса Самарского сельско–хозяйственного института. Дом стоит на холме. Великолепный вид на все стороны. Дом окружен огромным участком земли, где производят и полеводческие, и садоводческие, и огородные опыты, применяют с.–х. машины, проверяют и изучают различные системы их, ведут значительное животноводческое хозяйство. Словом, все условия, с одной стороны, для здоровой, разносторонней, насыщенной содержанием трудовой жизни, а с другой стороны, для сельскохозяйственного обучения.

В верхнем этаже находятся вполне приличные дортуары, как всегда особенные приветливо–чистые у девушек, составляющих значительный процент студентов.

Не все кабинеты конечно являются хотя бы удовлетворительно оборудованными. Профессор Константинов, недавно назначенный на кафедру специальной агрономии, жалуется на то, что он застал ее почти в зачаточном состоянии, что ему приходится организовать у себя и новый персонал, и начатки нового, достаточно научного оборудования. Но знания и энергия этого профессора, его готовность обеими руками взяться за свою задачу служит гарантией прочного развития этой кафедры.

Многие кафедры оборудованы уже совсем хорошо, По–видимому прекрасная работа идет и области агрохимии, кафедра которой обладает большим количеством новейших, недавно из Германии выписанных аппаратов. Зоотехника, молочное хозяйство, почвоведение, садоводство, машиноведение (в его высшей части, так как простейшее машиноведение проходится в самарском отделении, на первых двух курсах) все эти кабинеты дают уже достаточно удовлетворительные возможности для интенсивной работы.

Интересно, что при кафедре сельско–хозяйственной экономии, которую с большим авторитетом ведет профессор Студенский, уже начаты серьезнейшие работы, направленные к рассмотрению вопросов, связанных с проблемами зернотреста и развития совхозов. Не ускользает от внимания и огромная, сложная серия проблем, возникающих перед нами в процессе колхозной организации. Кафедра располагает громадным архивом, большой библиотекой, разрабатывает обширный, совершенно конкретный материал на основании особых анкетных листов, поселенных и индивидуальных, специально разработанных профессором Студенским.

Общее впечатление от этого вуза получается, на мой взгляд, совершенно определенное: он еще молод, ему предстоит еще серьезная работа по самооформлению, но у него есть все основное для развития, и он несомненно сыграет крупнейшую роль в подготовке кадров, необходимых для гигантского сельскохозяйственного переворота в Средневолжской области.

Основные пожелания института заключаются в том, чтобы оставшаяся в Самаре часть тоже была перенесена на лоно природы, поближе к сельско–хозяйственной практике. Для этого необходимо построить дополнительное здание. Наркомпрос, на средства которого было переоборудовано нынешнее основное здание в Кенеле должен будет, конечно, помочь институту выбраться из города, где ему в сущности нечего делать, перевести сюда оборудование городского отделения, и с самого начала учения тесно привязать каждого своего студента к земле.

Ректор вуза тов. Сохацкий проявляет большое рвение к его развитию, с любовью относится к своему делу. Это впрочем является характерным и для большинства преподавателей и студентов учебного заведения. С большим воодушевлением, например, слушали студенты мои слова об открывающихся перед ними гигантских перспективах в связи с той титанической работой по переустройству деревни, которая сделалась нашей неотложной задачей.

На обратном пути на станции Кенель меня приветствовали маленькие железнодорожные школьники, из которых одна 12–летняя девочка выступила с обстоятельным перечислением нужд ж.–д. школы и получила от меня обещание переговорить с Цутранпросом о всех неувязках, которые, в сущности говоря не так трудно устранить большому хозяйству НКПС.

Последним моим выступлением в Самаре был обстоятельный доклад о международном положении, сделанный для гарнизона. Так как я прибавил к обзору международного положения еще и анализ чисто культурных задач, стоящих перед Красной армией и в значительной мере ею выполняемых, то доклад мой сильно затянулся. Командующий округом тов. Базилевич с удовольствием отметил, что в течение этого почти трехчасового доклада никто даже на минуту не покинул зал и внимание было действительно напряженное. Именно наличие такой благодарной аудитории невольно побудило меня входить во многие подробности моей темы.

Кроме того, на большом заседании расширенного пленума Горсовета был прочитан мною довольно обширный доклад, посвященный десятилетию Коминтерна.

Впервые опубликовано:
Публикуется по редакции

Автор:


Источник:

Запись в библиографии № 3348:

Самара — Кинель. — «Веч. Москва», 1929, 8 апр., с. 3. (По Среднему Поволжью. Письмо четвертое).

  • То же, с ред. изм. — В кн.: Луначарский А. В. По Среднему Поволжью. Л., 1929, с. 27–33.

Поделиться статьёй с друзьями: