Какой педагог нам нужен

Статья впервые опубликована в журнале «Народное просвещение», 1924, № 3 (12), с. 3—4. Вошла в сборник статей А. В. Луначарского «Третий фронт». М., 1925, с. 46—48. Печатается по тексту сборника.

Работа по подготовке новых педагогов, переподготовке тех, которые сейчас заняты в школах, стала теперь окончательно в центре внимания. Высокие ожидания, которые питал В. И. Ленин по отношению к русскому учителю, должны выполняться. Недавний циркуляр ЦК РКП предписывает партийным организациям всячески содействовать повышению интеллектуального и морального уровня учительства, а также его материального положения*1.

Как ни бедна наша школа, все же мы решительно повсюду перешли к методической работе, к улучшению ее по существу. Мои поездки по России в самые различные места (Урал, Пенза, Нижний Новгород) в последнее время показали мне, что новые программы ГУСа*2 повсюду прививаются с большей быстротой и успешностью, чем мы в Наркомпросе этого ждали. Ничто не заставляет предполагать, чтобы процесс хозяйственного выздоровления России сорвался, и мы твердо рассчитываем на то, что с года на год материальное положение школы будет улучшаться. При этих условиях становится ясно, что основным моментом, определяющим весь дальнейший успех, является именно соответственное вооружение учительства.

Какова же наша главнейшая цель в этом отношении? Прежде всего нужно, чтобы учитель был действительно проникнут точным сознанием характера и важности той роли, которую он призван играть в истории культуры первой социалистической в мире республики. Мы не требуем, конечно, чтобы каждый учитель был партийным коммунистом, но познакомиться как можно лучше с основными идеями нашей партии, с идеями великого Ленина, с ходом и с целями нашей революции каждому учителю абсолютно необходимо. Надо прямо сказать: человек, не сочувствующий этим грандиозным, истинно человечным целям, будет всегда плохим учителем. Симпатии к русской революции, готовность служить ей на всех ее путях есть необходимое условие вообще всего нашего строительства, а тем более воспитания будущих поколений.

Второе условие, не менее важное, есть усвоение учительством идей трудовой школы. Конечно, трудовая школа, как она мыслилась Марксом, не всюду в России возможна и не сразу. Есть целый ряд типов, служащих переходом к ней, есть целый ряд путей, являющихся этапными дорогами к нашей цели. Но надо, чтобы учитель твердо усвоил себе идею связи школы с общественной жизнью, опору всех приобретаемых знаний на труд, и при этом в возможно большей мере на труд социально полезный. Одним из самых первых путей к новой школе является систематическое умелое проведение программ ГУСа. Поэтому изучение их и всего материала, сюда относящегося, является прямой обязанностью учителя, желающего сознательно служить своей родине.

Необходимо также, чтобы учитель приобрел навык воспитателя, умеющего придать возможно больше свободы школьной жизни детей, вызвать их самостоятельность, содействовать всячески развитию детского движения и вместе с тем не позволять вырождаться этой свободе в анархию, а придавать ей организованно–коллективистический характер. Это очень важная задача, и здесь нам придется работать вместе с учителями, так как вполне выработанных и ясно выраженных основ коммунистического воспитания у нас еще нет. Будущий школьный работник — учитель, особенно в деревне, где его окружает горестная темнота крестьянских масс, должен быть вместе с тем и светочем, способствующим культурному подъему всей окружающей его среды. Не только желательно, но прямо необходимо для него широкое участие во внешкольной просветительной работе. Еще во время Великой французской революции Кондорсе*3, революционер отнюдь не крайний, далекий от наших коммунистических идей, указывал на то, что именно школа, и только школа, может быть настоящей базой широко гуманного и прогрессивного просвещения застрявших в сумерках средневековья крестьян. Бросается в глаза, насколько это верно в наших условиях. В этой короткой статье я не могу остановиться ни на подробностях этих задач, ни на других более важных задачах учительства, готовящегося к работе или переподготовляющегося к ней. Всякому ясно, что эти задачи требуют упорного труда, но мы знаем, что учителя способны на такой труд. Лучшая часть учительства, его коренная часть, его основная масса уже с нами, и она сумеет доказать, какие необъятные возможности таятся в недрах нашего народа, призванного волей и энергией пролетариата ко второму рождению, начавшему теперь великий процесс строительства своей жизни на светлых братских началах. 

1924 г.


Подъем народного образования, начавшийся с весны 1923 г. (см. комментарий к статье «Философия школы и революция»), выдвинул в число первоочередных задач переподготовку учительства и расширение системы педагогического образования. «Политическая и педагогическая переподготовка педагогического персонала», отмечал журнал «Народное просвещение» в 1924 г., стала «государственной задачей, остроту этой задачи осознали вполне не только непосредственные работники просвещения, но и широкая общественность… Для всех давнишняя истина стала определенной реальностью, что для строительства трудовой школы, для осуществления социального воспитания необходим подготовленный педагогически, политически советский учитель, воспитатель» («Народное просвещение», 1924, № 3 (12), с. 5).

IV Всероссийский съезд работников просвещения (декабрь 1922 г.) и II съезд заведующих губернскими отделами социального воспитания — губсоцвосами (март 1923 г.) наметили обширный план политической и педагогической переподготовки учителей. Осуществление этого плана началось широким фронтом после постановления ЦК РКП (б) «О работе среди сельского учительства» (4 марта 1924 г.) и состоявшейся вскоре I Всероссийской конференции по переподготовке работников социального воспитания (20—25 марта 1924 г.). Важнейшими вопросами конференции, как отмечал журнал «Народное просвещение», были: «каким должен быть народный советский учитель», каков «уровень квалификации работников соц. воспитания и их запросы» и «вопрос формы методов переподготовки» учителей (там же, с. 8).

Ответом на первый из этих вопросов и была статья Луначарского «Какой педагог нам нужен». Она открывала мартовский номер журнала «Народное просвещение», который вышел незадолго до конференции и был посвящен проблемам переподготовки учителей и педагогическому образованию.

Вопрос, каким должен быть советский учитель, отмечал журнал, «приводит нас к самой серьезной и ответственной задаче съезда: к раскрытию того объема знаний, навыков, которые необходимы учителю, педагогу в его повседневной жизни и работе». Луначарский в публикуемой статье выдвинул четыре условия успешности этой работы: политическое образование учительства; «усвоение учительством идей трудовой школы»; приобретение «навыка воспитателя», «умеющего придать возможно больше свободы школьной жизни детей, вызвать их самодеятельность»; «широкое участие» учительства «во внешкольной просветительной работе». «Всякому ясно, — отмечал в статье Луначарский, — что эти задачи требуют упорного труда, но мы знаем, что учителя способны на такой труд».

Луначарский высоко ценил «святое дело» учителя, называл учительство «солью земли», «тем передовым отрядом нового мира, который непосредственно ведет борьбу за нового человека». Роли учителя, его задачам, его материальному и общественному положению, подготовке учителей посвящено немало ярких страниц настоящей книги — см. «Доклад на III сессий ВЦИК 7–го созыва» (стр. 71, 83—85), «Какая школа нужна пролетарскому государству» (стр. 109—111), «Философия школы и революция» (стр. 133—137), «Задачи просвещения в системе советского строительства» (стр. 159, 170—173, 177—181), «Социологические предпосылки советской педагогики» (стр. 190—191), «Народное образование в СССР в связи с реконструкцией народного хозяйства» (стр. 211, 218—224), «Воспитание нового человека» (стр. 283), «Учитель, учись!» и др.


*1. Стр. 391. См.: Циркуляр ЦК РКП (б) «О кампании за повышение политической квалификации работников просвещения» в книге «Директивы ВКП(б) по вопросам просвещения». М., 1930, с. 304.

*2. Стр. 391. См. комментарий к стр. 169.

*3. Стр. 392. См. примечание к стр. 132.

Comments