Детские клубы в Костромской губернии

Статья впервые опубликована в «Советской газете». Кострома, 29 июня 1919 г. 

Под заглавием «Детские клубы (письмо из Костромы)» напечатана в журнале «Народное образование» (Ливны, 1919, № 7, с. 37—38) и под заглавием «Детские клубы в Костромской губернии» — в журнале «Школа и революция» (Витебск, 1919, № 23, с. 11—12). Публиковалась в «Литературном наследстве», т. 80, «В. И. Ленин и А. В. Луначарский». М., 1971, с. 435—437. Печатается по тексту журнала «Народное образование».

Как я уже писал*1, дело народного образования в Костромской губернии стоит относительно высоко. Есть и такая сторона в нем (например, постановка театрального дела), которая может считаться по внешнему общему уровню исключительно образцовой.

Пожалуй, наивысшее развитие в самом городе Костроме и отчасти в некоторых уездах получили клубы.

О клубах для взрослых я буду еще, быть может, писать, сейчас же остановлюсь на самой очаровательной стороне костромской жизни, именно на детских клубах. Уже самое число детских клубов в этом сравнительно небольшом городе представляет собой явление из ряда вон выходящее. В Костроме насчитывается немногим более 70 тыс. жителей, но она располагает уже 12 детскими клубами, с числом детей от 150 до 400 в каждом.

Надо признать, что детские клубы того типа, который в особенности развернулся в Костроме (т. е. типа, объединяющего девочек и мальчиков приблизительно от 8–летнего до 16–летнего возраста), являются, по существу говоря, наивысшей формой школы, до сих пор памп достигнутой.

Основным элементом, которым живет клуб, является искусство. И это весьма понятно, потому что ребенок учится играя и должен учиться именно играя. Когда вы высвобождаете его из тисков старой школы, предоставляете ему помещение, известную приспособленную обстановку, ласковое руководство, всегда готовую помощь, а в остальном свободу, то он сию же минуту начинает играть. Это и есть самое очаровательное! Ребенок показывает себя во всей своей естественной грации, во всей своей трогательной талантливости.

Шиллер говорил, что искусство есть игра. Можно сказать и обратно: то, что мы обретаем играя, — это прежде всего искусство. Вот почему музыка, пение, танец, декламация, сценическое исполнение, подвижные игры, спорт естественно занимают свое место в жизни юного коллектива, и во всех этих областях достигаются значительные результаты. На празднике, устроенном всеми двенадцатью клубами в помещении 3–го детского клуба, были представлены образцы ритмической гимнастики, свободного танца, сценки, хоровое и сольное пение, декламации, доставившие присутствующим взрослым самое подлинное художественное наслаждение.

Игра, однако, не ограничивается этим. Она, так сказать, выступает из берегов и, переходя за грань искусства, подходит и к общественной жизни, и к трудовым процессам, и к науке. Трудно даже сказать, что представляет собой клубное самоуправление: есть ли это игра в маленькую республику, или это серьезнейшее дело гражданского взаимообучения и замена учительской дисциплины коллективным общественным мнением. Не могу не отметить удивительной серьезности маленьких председателей и секретарей, которые с глубочайшим сознанием своей ответственности и Поражающей толковостью ведут довольно сложное дело управления коллективом в несколько сот членов.

На клубной выставке было выставлено множество произведений детской руки: целое море рисунков (среди которых, как всегда это бывает, попадались очень курьезные, очень свежие, очень талантливые), масса всяких плетений, картонажей и т. д. Работа увлекает детей, начиная с самых маленьких и до самых взрослых. И хотя выставка импровизированная и никто не делал специальных экспонатов, но тем лучше — выставка была тем более показательной: были разложены просто заурядные работы, иногда даже неоконченные. В результате — самое отрадное впечатление.

Но, пожалуй, кульминационным пунктом таких работ является изготовление физических аппаратов и приборов. Детишки 10—11 лет под руководством четырнадцатилетнего мальчика достигли изумительных результатов: из всякой попавшейся под руки дряни «настряпали» приборов, чрезвычайно поучительных в смысле изобретательности и остроумия вообще и в смысле возможности более глубокого самообслуживания школы.

Среди других чудес детской изобретательности имеется даже маленький беспроволочный телеграф, великолепно действующий на расстоянии целого… аршина! В результате все это вместе создает необыкновенно дружную, веселую атмосферу. Если бы в детских клубах мы могли поставить на подлинную высоту кормление детей, которое в голодной Костроме, увы, оставляет желать слишком много лучшего, то это были бы прямо идеальные воспитательные учреждения.

Вообще, помимо недостатка в пище, клубы в Костроме страдают всякого рода бедностью. Мало средств, мало пособий. Это маленькие здоровые растеньица, которым надо дать больше воздуха и больше солнца. Поскорей бы разбогатеть нам, Комиссариату народного просвещения, в особенности по части необходимых материалов, потому что деньги у нас часто есть, но пет того, что хотели бы мы купить. Когда под руками у нас окажется больше средств пособить этим первым проблескам повой жизни, они непременно расцветут самым пышным и драгоценным цветком.

1919 г.


В апреле 1919 г. Оргбюро ЦК РКП (б) приняло решение о Командировании крупнейших деятелей партии в различные губернии для оказания помощи фронту и контроля над работой местных партийных организаций и советских учреждений. Луначарский был послан в Кострому и Ярославль. После его отъезда из Ярославля туда прибыла Р. С. Землячка.

Луначарский приехал в Кострому 10 мая 1919 г. 11 мая в подробном докладе В. И. Ленину он сообщил о своих первых костромских впечатлениях. Луначарский написал большой цикл статей о Костроме — «Письма из провинции»; некоторые из них были тогда же опубликованы в местной печати. Проблемам народного просвещения были посвящены две статьи — «Народное образование в Костроме» и «Детские клубы в Костромской губернии» (доклады Луначарского из Ярославля и Костромы и написанные им там статьи опубликованы В. Д. Зельдовичем в 80–м т. «Литературного наследства», с. 375—445).

Успехи народного образования в Костроме произвели на Луначарского огромное впечатление. Он говорил о своеобразной «школьной революции» в Костроме, о «замечательном энтузиазме», которым охвачены костромские учащиеся и учителя. Резюмируя свои школьные наблюдения, Луначарский писал в статье «Народное образование в Костроме»: «Считаясь с неимоверными трудностями, которыми со всех сторон окружена коренная революция школы и общее развитие народного образования, приходится признать, что в Костроме достигнуты результаты изумительные. Я не боюсь ошибки, утверждая, что относительно Кострома обогнала столицы. Хочется думать, что Кострома не представляет собой блестящего исключения, а в некоторой мере характеризует собой общий уровень работы в провинции» (см.: «Литературное наследство», т. 80, с, 427–429).

Особенно поразило Луначарского в Костроме «блестящее развитие» клубов для детей и взрослых. Впоследствии он нередко говорил о том, что «в начале 1919 г. в одной Костромской губернии было больше крестьянских театральных кружков, чем во всей Французской республике» («Красная новь», 1921, № 1, с. 156). Публикуемую заметку Луначарский специально посвятил детским клубам, — по его словам, «самой очаровательной стороне костромской жизни». Развивая мысли о воспитательном значении игры, высказанные им в статье «Вместо введения» (см. «Из сборника «Игра»), Луначарский отмечал, что костромские детские клубы могут служить образцом «идеальных воспитательных учреждений».


*1. Стр. 243. Луначарский имеет в виду свою статью «Народное образование в Костроме», опубликованную в журнале «Народное просвещение». М., 1919, № 39—41, с. 4—7 (см. также «Литературное наследство», т. 80, с. 424—429).

Comments