Философия, политика, искусство, просвещение

Репортаж с 6–й сессии Подготовительной комиссии (15 апреля — 6 мая 1929 г.). I. Перспективы

В письмах освещается работа 6–й сессии Подготовительной комиссии к конференции по разоружению; сессия заседала в Женеве с 15 апреля по 6 мая 1929 г. Эти и последующие корреспонденции из Женевы для «Вечерней Москвы» и других советских газет А. В. Луначарский подписывал псевдонимом: «А. Д. Тур» (иногда сокращенно «А. Д. Т.»).

«Комсомольская правда» № 93, 23 апреля 1929 г.

Ну, какие же могут быть с нашей советской точки зрения серьезные перспективы у шестой сессии Подготовительной комиссии?

Мы же знаем, что собирается она потому, что английскому правительству неудобно идти на выборы, дав Ллойд–Джорджу козырь — упрек в банкротстве всей декоративной затеи женевского разоружения.

Заправилам комиссии от этой сессии нужны две вещи: первое, чтобы не сделано было ни одного шага вперед, и второе, чтобы была хоть какая–нибудь видимость продолжения хлопот вокруг бедного, больного «мира». Это–то в общем ясно. Но как именно повернуть дело, чтобы достигнуть этой цели? В какой форме устранить наше второе предложение о частичном пропорциональном разоружении? Как ответить на настойчивый меморандум председателя немецкой делегации графа Бернсторфа? Будут ли действительно сделаны новые предложения со стороны Турции? Китая? Быстро ли кончат канитель или затянут ее?

Осведомленная газета «Тан» в номере, выпущенном вечером, перед открытием заседаний, любопытно приоткрыла завесу. Да и вообще статья эта стоит того, чтобы на ней остановиться.

Газета констатирует прежде всего безнадежность положения: «Не замечается ни малейшего прогресса, — говорит она, — положение остается совершенно тем же, как в марте 1928 года». Самую конференцию по разоружению, которую подготовляет комиссия, теперь упорно называют «конференция по так называемому разоружению».

Внимание советской делегации давно уже обращает на себя тот факт, что и в официальных документах беспрестанно говорится об «ограничении и сокращении вооружений». Сокращение вооружений не есть разоружение. Ограничение (limitation) может даже означать установление границы выше нынешней!

Даже теперь горько жалуются на тех, кто помешал успеху франко–английского военно–морского компромисса, натравив на него Соединенные Штаты. По мнению газеты, именно этот факт был шагом вперед!

Гм…гм… Конечно. Но не даром же, однако, всполошились и Соединенные Штаты и Италия? Шаг–то шаг, но куда он вел?

Наконец, газета грустно опровергает слухи, будто Америка через Гибсона предложит попробовать найти с Англией компромисс по вопросу о тоннаже. Ведь без него, собирай не собирай комиссию, толку не будет. А дело простое. Америка заявляет, что свой тоннаж она хочет осуществить в форме крейсеров в 10 000 тонн каждый, с вооружением восьмидюймовыми орудиями. Англии же нужно оберегать свои длиннейшие морские пути. Ей для этого необходимо побольше крейсеров в 6000 тонн. Но при боевой встрече такие суда разбиваются об американские, как глиняные горшки о чугуны.

Но все же, по мнению «Тан», будет чем заняться. Во–первых, половчее устранить главную опасность: советское предложение. Оно ведь действительно серьезно. Этим–то оно и ужасно. Не так просто отвергнуть его. Общественное мнение напряжено. Опасность войны очевидна каждому. Надо лицемерить!

Немцы! Турки! Китайцы! Предложения! Предложения!

Но «кулаки» Лиги не хотят никаких предложений. Они не хотят даже второго чтения предложения самой комиссии. Они хотят дать комиссии занятие в виде штопания мелких дыр. Пусть повозятся. Вермишель — великая вещь! Любимое блюдо старой дипломатии.

Китай предлагает запретить воинскую повинность, Турция — установить максимум военных сил. Со стороны Германии — целый ряд предложений, довольно серьезных. Это все идет более или менее по нашей линии и целиком покрывается советским предложением, простым и ясным: уменьшить военные силы наполовину для всех, дав лишь маленькую льготу для маленьких государств. Соотношение сил остается прежним, а опасность войны и гнет военных расходов значительно уменьшатся.

Делегации все на месте.

Приехало сотни три журналистов.

Второй Интернационал тоже хочет пофигурировать. Он прислал своих «силачей» — де Брукера, Гендерсона, Реноделя, Адлера. Громкие имена, давно красующиеся на черной доске у революционного пролетариата.

Женева.

Впервые опубликовано:
Публикуется по редакции

Автор:



Запись в библиографии № 3291:

Перспективы. — «Комс. правда», 1929, 23 апр., с. 1. (Письма из Женевы). Подпись: А. Д. Тур.

  • Корреспонденция из Женевы о работе 6–й сессии Подготовительной комиссии к конференции по разоружению.
  • То же. — В кн.: Луначарский А. В. Статьи и речи по вопросам международной политики. М., 1959, с. 244–243. (Репортаж с 6–й сессии Подготовит. комиссии (15 апр. — 6 мая 1929 г.)).

Поделиться статьёй с друзьями: