В том же русле

Из статьи «Театр в Советской России», написанной в апреле 1927 г. для опубликования за границей (А. В. Луначарский о театре и драматургии, т. 1, с. 759 — 761).

<…> Некоторым ответвлением того же движения (художественной самодеятельности. — С. Д.) являются попытки осуществить театр массового действия, где бы индивидуальный актер уступил место действующему коллективу. И это ответвление, возбуждающее, конечно, большой интерес только в своем зачатке, пока дало лишь малозначительные результаты, невысоко оцениваемые и самыми горячими принципиальными сторонниками массового действия, которое, думают другие, менее увлеченные, скорее послужит к обновлению народных празднеств, чем к передвижению театра. Наиболее крупная, хотя и разно оцениваемая, попытка осуществления массового действа была сделана в Петербурге — в виде инсценирования на площади взятия Зимнего дворца революционным пролетариатом и Красной гвардией. Готовится особое массовое действие к предстоящему празднику 1 Мая.

В том же русле находятся попытки осуществления театра под открытым небом, с использованием вместо замкнутого театра городской площади. Одна из самых крупных попыток в этом направлении была сделана около года назад в Москве, где во время одного из революционных праздников был поставлен у стены Китай–города софокловский «Царь Эдип» с участием больших масс, по преимуществу из красноармейцев. Вероятен синтез трех выше обозначавшихся видов нового театра — театра самочинного, театра массового действия и театра под открытым небом. Может быть, черты каждого из этих типов и сложат в своей совокупности некий новый театр, революционный театр будущего, так как все три типа имеют много, и очень существенных, точек соприкосновения.

Самочинному, пролетарско–революционному театру больше всего свойственно тяготеть не к индивидуальному, но к коллективному герою и разрабатывать коллективную психику и динамику массового действия, а для этого самая подходящая, и принципиально и технически, арена — не закрытый театр, но простор площади и поля под открытым небом. Наконец, самочинный театр имеет родство с идеями соборности театра, с идеями вовлечения зрителя в театральное действие. И это начало может удобнее и вернее всего осуществляться именно в театре массового действия и в театре под открытым небом. Таковы основания предполагать или угадывать, что будущий театр этого разреза и явит сочетание сейчас слегка обозначенных трех театральных типов.

Афиша спектакля, посвященного V конгрессу Коминтерна. Москва, 1924 г.

Но театр будущего только еще рождается, даже — только еще зарождается. Рядом с ним продолжает жить и пока не может не доминировать старый, профессиональный театр, завещанный сегодняшнему дню нашим прошлым, накопивший в этом прошлом богатую культуру, высокие ценности. Как уже упоминалось, решительное и огульное отрицание этого старого театра и его прав на дальнейшее существование, а может быть — и новое развитие в новых социальных условиях, теперь стало отпадать, и все заметнее берет верх мысль, что и этот театр должен быть сбережен от разрушения и должны быть ему предоставлены все возможности жить и совершенствоваться на своих путях, по возможности самостоятельно, лишь в соображении с новым социальным укладом, с новой психикой и новыми художественными запросами нового зрителя, ставшего хозяином всей жизни, в том числе и хозяином театра.

1927 г.

Comments