Празднества Французской революции

Из книги «История западноевропейской литературы в ее важнейших моментах», ч. 2–я, лекция 8–я. «Французская литература эпохи Великой революции» (Луначарский А. В. Собр. соч., т. 4. М., «Худож. лит.», 1964, с. 211, 213). 

Впервые издано в 1924 г. с подзаголовком «Лекции, читанные в Университете им. Я. М. Свердлова» (М., ГИЗ).

<…> В кратких чертах остановлюсь на характере народных празднеств во время Французской революции Народные празднества были очень важным проявлением тогдашнего стиля. Младший брат Шенье, который перешел на сторону революции, и художник Давид очень много таланта затратили именно на то, чтобы создавать эти народные празднества, в которых, как выражался Робеспьер, народ дает спектакль самому себе. В этом отношении нам можно многому у них поучиться. Они устраивали гигантские хоры, они очень удачно умели строить соответственные смыслу праздника временные здания, арки, трибуны, которые являлись центром празднеств. Вырабатывался церемониал, чтобы придать разнообразие и символически выразить смысл данного празднества. Устраивались и торжественные похоронные шествия, когда умирали вожди, празднества в дни тревоги и празднества, выражающие радость по поводу различных юбилеев, и т. д. Очень много такого есть у нас, но мы не умеем так организовать эти торжества, хотя у нас самая масса больше организована, чем тогда. Нам, конечно, нужно превзойти в этом Французскую революцию. Вся тогдашняя интеллигенция помогала им в этом отношении чрезвычайно усердно — младший Шенье придумывал текст, Давид в своих картинах давал образцы новой конструкции. Целый ряд музыкантов — Керубини, Мегюль — давали музыку. И очень характерно, что Бетховен в 9–й симфонии отчасти воспользовался характером музыки этих празднеств, — в ней изображается такое гигантское народное празднество. Вот в этих искусствах — в музыке, в народных празднествах, в стиле зданий, мебели — революцией дан был толчок к дальнейшему.

В дальнейшем революция выродилась…

…А нам, когда мы будем продолжать это дело, нашей пролетарской культуре очень многое придется закрепить из того, что начала тогда уже полупролетарская, более или менее народная якобинская революционная Франция. 

1924 г.


1 К опыту Французской революции по организации массовых празднеств А. В. Луначарский неоднократно возвращался в своих статьях и выступлениях. Наряду со статьями и речами, выдержки из которых приводятся в настоящем издании, см. также статью «Почему нам дорог Бетховен» (Луначарский А. В. В мире музыки, с. 384–395).

Ссылаясь на высказывания Робеспьера, Луначарский, вероятно, имел в виду его доклад «Об отношении религиозных и нравственных идей к республиканским принципам о национальных празднествах», на заседании Конвента 18 февраля II г. (7 мая 1794 г.), в котором говорилось о народных празднествах как об одном из средств воспитания народных масс: 

«Собирайте людей, вы сделаете их лучше, потому что, собравшись, люди будут стремиться понравиться друг другу, а нравиться они смогут лишь тем, что достойно уважения. Дайте их собранию большую идею, нравственную и политическую, — и любовь ко всему достойному войдет вместе с удовольствием во все сердца, потому что люди встречаются друг с другом с удовольствием.

Человек — величайшее явление природы, и самое великолепное из всех зрелищ — это зрелище большого народного празднества. О национальных празднествах Греции говорят всегда с энтузиазмом. Между тем их содержанием были игры, в которых блистали сила и ловкость тел или, самое большее, — талант поэтов и ораторов. Но это была Греция, и там было зрелище более грандиозное, чем игры, сами зрители…»

Доклад этот Луначарский, по–видимому, цитировал (как всегда, по памяти и, как во многих случаях, не вполне точно по деталям текста, но неизменно верно передавая все оттенки мысли) по книге Ж. Тьерсо «Песни и празднества Французской революции». Эту книгу Луначарский высоко ценил и горячо рекомендовал устроителям празднеств. Осталось неразысканным предисловие, написанное Луначарским для русского издания книги Тьерсо.

Comments