О детском революционном празднике

Журн. «Искусство в школе» (1928, № 10, с. 2 — 3). Напечатано под общей рубрикой «Беседы о революционном празднике» вместе с высказываниями Н. К. Крупской и др. об устройстве детских праздников.

Революционный праздник одно из значительных явлений социального порядка. Момент высокого коллективного переживания, коллективной радости должен быть организован так, чтобы раскрылась индивидуальная тема праздника и чтобы при этом самая форма раскрытия связана была с приподнятостью, с парадностью. Особенно важно это для ребят. Для нас, взрослых, революционный праздник неминуемо связан с деловой стороной: каждая годовщина — это подведение итогов, это планы на будущее, это смотр своих сил. Но для ребят на первое место должно выступить основное: праздничность праздника. Все должно быть приспособлено к тому, чтобы поднять жизнерадостность, надо прежде всего уметь создать веселый детский день, день коллективной детской радости. При этом мы зачастую впадаем в две ошибки. Первая ошибка заключается в том, что мы неумело и чересчур много пропагандируем, пережевываем чересчур досконально и длинно тему, забывая или не умея при этом дать увлеченную радостность, праздничное настроение, связанное с событием. А между тем даже самое усвоение события, которое является победою, — неполно без этого торжествующего удовлетворения, которое должно быть радостным. Вторая ошибка в том, что школа в своем праздновании чересчур одинока, чересчур мало связана с бытом. Школа сама по себе. Семья в стороне. Влияние школы на семью ничтожно. А поэтому то единство настроения, которое в былые времена на рождество и пасху заставляло вибрировать детскую душу, оно не достигнуто, и важнейшая задача — перебросить эти мостки из школы в семью, в быт. Если не только в школе, но и дома будет чище, светлее, наряднее, если бы простые символические действия, знаменующие праздник, стали бы бытовыми, то это бесконечно усилило бы воздействие праздника. Но тут встают новые большие задачи: старая школа на праздники просто распускала по домам, предоставляя воздействовать на душу ребенка семье, церкви. Нам же нужно подумать о новых формах больших детских праздников, охватывающих большие детские массы. Правда, эти массы не должны быть чрезмерны, чересчур огромны.

Это поселяет сумбур, трудно поддается организованности, но все же большие детские группы могут быть собраны и для них приготовлены праздничные номера: слова о празднике и, при этом, общая нарядность, веселая музыка, веселый ритм, танцы, интересные зрелища, угощение, игры.

Какие зрелища? На первое место должно быть поставлено кино. Потому что именно кино может объединить высокую художественность с величайшей общедоступностью. Сценарий, проверенный нашим генеральным художественно–педагогическим штабом, первоклассные исполнители — и все это может быть дано в любом месте, в любом городе, в селе, деревне — всюду, где есть белая стена.

Спектакль в этом отношении хуже, он опускается от центра к периферии, падает порою до уровня антихудожественного, здесь же шедевр, созданный лучшими силами, может быть дан всем как книга, как статья. В этом отношении кино может быть приравнено к книгопечатанию.

Нужны стандартные программы праздника, включающие короткую яркую лекцию–доклад, афишу, ноты, тексты, декламационный материал, сказку. Наш рецепт: революционная тема, растворенная в чистой Детской радости.

Какой–то Центральный штаб должен предварительно все подготовить, продумать и содержание и выполнение. Повторяю — роль кино тут безмерна. А если взять еще мультипликации, которые дают фантастическое, карикатуру, гротеск и вызывают всеобщее восхищение — мы имеем возможности, которые надо пустить в ход, и эффект, который может быть грандиозен. 

1928 г.

Comments