Поход против Чарли Чаплина

Статья написана в связи с судебным процессом, начатым против Чарли Чаплина его тещей. Опубликована в газете «Вечерняя Москва» 7 марта 1927 г.*

Древнегреческий миф говорит, что великий артист Орфей, под музыку которого дикие камни складывались сами собой в красивые здания, был растерзан женщинами, которые нашли его поведение в каком–то отношении безнравственным.

Теперь один из величайших артистов мирового кино, Чарли Чаплин, оказывается в таком же положении. В его семье произошли какие–то недоразумения. Чарли Чаплин не поладил с женой, потребовался развод.

У Чарли Чаплина кроме неужившейся с ним жены есть еще более неуживчивая теща. Теща эта — дама не только неуживчивая, но и, по–видимому, влиятельная. За «честь» своей отвергнутой дочери она вступилась поднятием неслыханной кампании в американской прессе — во имя нравственности. Она призвала женщин Америки поддержать ее. Нашлось достаточное количество буржуазных американских домашних хозяек, которые приняли участие в демонстрациях. Все приняло характер настоящей моральной травли. Задача была путем травли в печати и во время киносеансов заставить кинотеатры снять фильмы с Чарли Чаплиной. Эта возмутительная мещанская травля вызвала среди наиболее передовых кинематографистов Франции, а отчасти и Англии, справедливое возмущение, выразившееся в письме, которое я считаю весьма интересным довести до сведения русской публики. Вот часть этого письма.

«Американские женщины, вмешавшись в брачные взаимоотношения Чарли Чаплина, полагают возможным осудить его — во имя присущей им морали. Это, конечно, их дело.

Но мы были бесконечно изумлены, и в то же время глубоко негодуем, констатируя следующий факт. Искусство Чарли Чаплина подвергается сейчас преследованиям вследствие неладов его с собственной тещей.

Мы не имеем ни малейшего намерения спорить с американцами о моральных принципах или навязывать им наши взгляды. Мы даже не считаем ни в какой степени возможным как бы то ни было принимать участие в обсуждении интимной жизни Чарли, считая, что белье — чистое или грязное — лучше всего мыть и приводить в порядок внутри семьи. Но во имя свободы искусства, во имя тех глубоких волнений, которые Шарло подарил всему миру, которому он принадлежит не менее, чем Америке, во имя того блеска, который его искусство доставило его родине, мы с самой крайней убежденностью порицаем кампанию, которая поднялась против этого великого артиста. И, делая так, выступив в значительной мере во имя достоинства американских женщин, мы требуем свободы артистического творчества, которое не может быть связуемо с историями о кумушках и тещах. Мы требуем, чтобы оставлен был в покое создатель прекрасных произведений, от которого мы так много ждем впереди.

Продолжать абсурдно травлю, травлю жестокую, реакционную, — значит бесчестить свободную Америку. Американские женщины, продолжая действовать таким образом, сделаются смешными и потеряют уважение цивилизованного мира».

Мы не знаем всех подробностей войны тещи Чарли Чаплина со знаменитым артистом, но, само собой разумеется, безусловно присоединяемся к протесту французских и английских интеллигентов. Мы–то знаем хорошо, что такое средний моральный уровень буржуазной американки, и отсюда видим скандал фурий, защищающих домашний очаг — под руководством разъяренной тещи — путем перенесения дрязг на общественную и культурную арену. Мы хорошо помним, какому подлому бойкоту осмелило подвергнуть так называемое американское порядочное общество нашего великого писателя Максима Горького, за то только, что подруга его жизни, его жена М. Ф. Андреева, оказалась не венчанной с ним, согласно отвратительным, лицемерным требованиям хорошего тона американских святош.*

1927 г.


*1 Стр. 73. В рукописи имеется следующее начало, не вошедшее в ранее опубликованный текст:

«Уже неоднократно свободные и благородные умы с негодованием восставали против попыток посягнуть на свободу артистов, осуждаемых за их образ мыслей, вылившийся в их произведениях и в их искусстве. В настоящее время мы видим перед собой новую форму преследования против одного из самых знаменитых артистов нашего времени, против Шарло (так называют во Франции Чарли Чаплина). На этот раз не консервативная страна сделалась ареной преследования, но свободная Америка. На этот раз не какое–нибудь правительство берет на себя смелость принимать меры против артиста, как такового, а весьма значительная часть американской нации, и в особенности американских женщин».

*2 Стр. 74. В рукописи имеется следующее добавление, также не вошедшее в ранее опубликованный текст:

«Под этим любопытным документом стоят уже много подписей. Подписался Шарль Бергер — президент общества киноавторов, редактор известной газеты «Свободная кинотрибуна» — Леже. Подписался критик Сеша, известный писатель и один из благороднейших умов Франции — Люсьен Бенар; подписалось несколько англичан, в том числе Филипп Гарре, несколько французских женщин, во главе которых стоит известная артистка театра «Французской комедии» мадам Андре де Шаверон. Дальнейшие протесты принимаются газетой «Comedia». Хорошо, что в Европе находятся еще передовые работники культуры, которые в состоянии поднять негодующий голос против мнимо моральных компаний в Америке».

Comments