Новый закон об организации кинодела

Статья написана 5 июня 1926 г. Частично опубликована в газете «Кино» 15 июня 1926 г.
Полностью публикуется впервые (ЦПА ИМЛ, ф. 142. оп. I, ед. хр. 127, л. 68—71).

Нет никакого сомнения, что наше советское кинопроизводство может зарегистрировать несколько бесспорных достижений.

В количественном отношении производство значительно развернулось, в качественном отношении оно повысилось. Даже средний уровень нашей фильмы значительно лучше того, что производилось нами в предыдущие годы, в отдельных же случаях мы имеем такие крупные художественные достижения, такие яркие проявления нашей идеологии, что они уже произвели волнующее действие и за границей. Если наша техника еще отстала от заграничной, то лишь потому, что у нас меньше средств — умение у нас есть. Наши режиссеры стоят приблизительно на той же высоте, что и лучшие американские и европейские мастера, наши актеры тоже не уступают.

При прочих равных условиях мы могли бы в ближайшем будущем по меньшей мере сравниться с заграничным производством. Но наше кинопроизводство все еще до крайности бедно. Ждать в близком будущем каких–либо ассигнований со стороны правительства на эту сторону нашего культурного строительства — невозможно. Тем не менее приходится подумать о более четкой организации нашей киноработы. С самого начала та форма организации, которая была принята вопреки решениям комиссии т. Манцева*1, высказавшейся за объединение всего нашего кинопроизводства в одно акционерное общество, форма создания особого акционерного общества Совкино, которому была передана вся коммерческая сторона дела при независимости отдельных прежних аппаратов, в том числе и Госкино, — оказалось неуклюжей и нежизненной. К сожалению, эта реформа, проведенная во время моего отсутствия и не нашедшая достаточной опоры со стороны т. Манцева и других членов комиссии, не могла уже быть видоизменена ничьими персональными мнениями. Надо было ждать, пока жизнь сама докажет ее несостоятельность. В настоящее время это сделалось ясным каждому, и Госплану, который занялся вопросом о внесении порядка в кинопроизводство, пришел, как и следовало ожидать, к мысли, восстановляющей первоначальный план комиссии Манцева. Согласно декрету Совнаркома, принятому вчера вечером (4/VI), все кинопроизводственные организации РСФСР объединяются в одно акционерное общество, которое поглощает также и Совкино*2 «Межрабпом–Русь», предприятие отчасти частное, не может быть просто включено в это акционерное общество декретом, но оно будет приглашено влиться в него, так же как и военное кино*3, бывшее кинопроизводство ПУРа*4. Если обе организации примкнут к акционерному обществу, мы будем иметь безусловно объединенное производство, что представит неисчислимые выгоды.

При такой организации дела и при условии подбора компетентных и энергичных лиц в общее правление акционерного общества и в качестве директоров его наиболее мощных производственных единиц мы можем рассчитывать даже без правительственной субсидии поставить кинодело на самоокупаемость с постоянным и постепенным расширением производства. Только на данной стадии развития, когда производство фактически представляет собою весомую величину, когда у нас наметились кадры работников, когда мы нащупали несколько условий и требований нашего рынка, можно всерьез подходить к идеологическому руководству кинопроизводством. Кинопроизводство есть прежде всего и исключительно культурное дело. Даже та часть «кинотовара», которая дает просто развлечение, относится все–таки, как все развлечения, к области культуры, но легкому развлечению, без всякой примеси организующих сознание начал, мы должны давать минимум места; наоборот, мы должны будем поставить перед собой цель в захватывающем расчете, именно на большую эффективность фильм, осторожно и не нарушая их художественной силы, вносить важные для нас элементы коммунистического сознания и, наоборот, уметь редактировать чисто агитационный кинороман или кинопоэму таким образом, чтобы агитационная мощь их не шла вразрез с интересами, которые захватывали бы зрителя. Занятный фильм, который ровно ничего не дает зрителю в идеологическом отношении, есть, в сущности, суррогат, допустимый только с точки зрения увеличения дохода, но идейный фильм, на который публика не ходит или который публику нисколько не берет за живое, есть тоже суррогат, весьма почтенный с политической точки зрения, но довольно безгласный. Найти взаимоотношения и пропорции «поучительного» и «занимательного» как в смысле общего потока наших фильмов, покупаемых за границей, так и в смысле роли этих элементов в каждом отдельном сценарии, — это задача, над которой придется думать и работать Художественному совету по делам кино при Главполитпросвете и которую мы, в конце концов, я надеюсь, даже скоро удовлетворительно разрешим.

Нам удалось уже настоять на более частом появлении на экране хроник, которые долго отсутствовали. Но тысячу раз прав был Владимир Ильич, который требовал, чтобы программа составлялась всегда из основного фильма, хроники и научной кинодемонстрации. Последняя, к великому стыду, у нас отсутствует, хотя давно принята в программе зарубежных кинотеатров.

Вопрос о кинопропаганде, приспособленной к деревне, остается жгучим. В этом направлении сделано еще мало. Прежде всего мало сделано в смысле определения вкусов и нужд деревни, в смысле изготовлений специальных кинофильмов, от которых не отдавало бы нарочитостью и неуклюжим мужиковством, которое отталкивает крестьян и заставляет их требовать для себя «городского фильма». Вообще идеологических вопросов в этой области — непочатый край. Конечно, мы не можем давать киноматериала беднейшему населению даром. Вернее, мы сможем это делать в ближайшее время лишь постольку, поскольку кино будет окупаться и давать доход путем обслуживания платящей публики. Чем больше заработаем мы на имущих, тем более сможем дать неимущим. Снижение накладных расходов, порою безобразной расточительности при съемках и монтаже, упорядочение как производственного, так и прокатного хозяйства, соглашение с другими республиками Союза, каковое дело пока находится в безобразном состоянии (подумать только, что «Броненосец «Потемкин», торжествующий в Германии, совсем не показан на Украине), — все эти хозяйственные вопросы тесно переплетены с задачами культурными. Поскольку Наркомпрос не может давать те или другие культурные блага (театры, концерты, книги, учебные пособия, фильмы) деревне, — он вынужден заниматься коммерцией. Из этого неизбежно следует, что в Наркомпросе должна быть усилена хозяйственная ячейка, которая должна будет наблюдать за производством, за распространением этих благ, за общим ходом этих предприятий, которые, преследуя чисто культурные цели, должны быть тем не менее промышленно–коммерческими единицами. Но некоторые товарищи (и даже правительственные органы) стали на другую точку зрения. Раз дело идет о производстве и торговле, а в Наркомпросе соответственной сильной ячейки нет, то надо, по признаку производства и торговли, передать данное дело в одних случаях в ВСНХ, а в других случаях в Наркомторг и т. п. Однако никогда нельзя приравнять книгу к ситцу и кинофильм к чугуну. И внешнее сходство (промышленно–коммерческое дело) имеет здесь несомненно меньше веса, чем внутреннее единство (часть общего просвещения населения страны). С удовольствием констатирую, что во вчерашнем своем заседании Совнарком отверг передачу акционерного общества в ведение ВСНХ. Наркомпрос со своей стороны усилит теперь свой идеологический контроль, свои идеологические директивы объединенному кинопроизводству и наверное найдет поддержку правительства в своем давнем стремлении создать внутри Наркомпроса достаточно сильное бюро хозрасчетных предприятий, без которого он не может с достаточной четкостью руководить производством и распространением тех культурных благ, которые ему пока, по крайней мере, приходится давать населению за деньги. Вчерашняя линия Совнаркома есть очень большой шаг вперед в деле кинопроизводства и, может быть, также известный шаг вперед в деле организации хозрасчетных предприятий культурного характера вообще.

5 июня 1926 г.


*1 Стр. 56. В. Н. Манцев — заместитель народного комиссара рабоче–крестьянской инспекции, возглавил работу комиссии Совнаркома по киноделу, созданной постановлением СНК РСФСР от 4 сентября 1923 г. Комиссия под председательством В. Манцева работала до 6 декабря 1923 г.

*2 Стр. 57. 4 июня 1926 г. Совнарком РСФСР принял постановление о создании акционерного общества, объединяющего все киноорганизации РСФСР под руководством Наркомпроса. Согласно этому постановлению Госкино, Ленинградкино и Пролеткино подлежали ликвидации. Все кинопроизводство сосредоточивалось в Совкино, Госвоенкино и «Межрабпом–Русь».

*3 Стр. 57. Военкино — речь идет о Государственном военном кинотресте (Госвоенкино), созданном на базе киноконторы Политуправления РККА «Красная звезда» 1 марта 1926 г.

*4 Стр. 57. Кинопроизводство ПУР'а «Красная звезда» было создано 11 сентября 1923 г. из киносекции Всероссийского бюро военных комиссаров.

Comments