Анатолий Васильевич Луначарский о детской литературе, детском и юношеском чтении

Составитель, автор вступительной статьи и комментариев Н. Б. МЕДВЕДЕВА

Имя Анатолия Васильевича Луначарского (1875 — 1933) самым тесным образом связано с историей становления советской культуры, дела образования и воспитания молодого поколения нашей страны.

Луначарский был широко и разносторонне образованным человеком. С детских лет книги становятся его друзьями и наставниками. Его любимыми книгами были произведения Рылеева, Пушкина, Тургенева, Добролюбова, Писарева, Чернышевского. Еще подростком он интересовался проблемами политики, эстетики, искусствоведения.

Вспоминая о своих детских и юношеских годах, Анатолий Васильевич писал: «Читал все время массу, не только на русском, но и на французском и на немецком языках… К 1891 году я был уже «марксистом», с трепетом читал нелегальных тогда Энгельса и Каутского, и от Писарева перешел к штудированию первого тома «Капитала» Маркса»1. «…Первый том «Капитала» именно в это время, в 4–м классе гимназии, был мною проштудирован вдоль и поперек. Хотя он и позднее был мною неоднократно перечитан, но основное знакомство с ним получил я именно в 13 лет…»2

Луначарский А. В. Автобиографическая заметка. — В кн.: А. В. Луначарский. Неизданные материалы. — Лих. наследство, т. 82, М., 1970, с. 550.

Луначарский А. В. Воспоминания и впечатления, М., 1968, с. 16.

Книги, по свидетельству Луначарского, привлекли его к участию в революционном движении, сформировали как публициста и писателя.

В предреволюционные годы Луначарский проявляет большой интерес и к вопросам педагогики. Живя в Швейцарии, он в течение двух лет изучал педагогику, посещал школы, знакомился с трудами по проблемам воспитания.

Луначарский принадлежал к замечательному поколению революционеров–большевиков, которое под руководством В. И. Ленина подготовило и осуществило социалистическую революцию, заложило фундамент социалистического государства.

После революции партия поручила Анатолию Васильевичу один из важнейших участков социалистического строительства. Второй Всероссийский съезд Советов в своем постановлении об образовании рабоче–крестьянского правительства во главе с Лениным назначил Луначарского комиссаром по просвещению. На этом посту он оставался до 1929 года.

В статье «Из Октябрьских воспоминаний» Анатолий Васильевич писал, что это назначение он воспринял не только с волнением, но даже с испугом, когда представил себе всю грандиозность той ответственности, которая на него возлагалась. Ведь в 20–е годы в ведении Наркомпроса находились все области просвещения и культуры: дошкольное воспитание, школьное обучение, высшие учебные заведения, профессиональное образование, ликвидация неграмотности, памятники старины, издательства, театры, культурно–просветительная работа. И все это должно было закладываться, осуществляться и развиваться впервые, причем в обстановке голода, разрухи, саботажа части работников, а в самые первые послереволюционные годы и в обстановке иностранной интервенции и продолжавшейся еще гражданской войны.

В эти годы все, что делалось в области культуры в самом широком смысле этого слова, было связано с именем Луначарского. При его участии подготавливались постановления партии и Советского государства по вопросам литературы и искусства, создания системы народного просвещения. Нельзя забывать, что в это же время Луначарский являлся одним из первых советских ученых, разрабатывавших марксистско–ленинские принципы литературоведения, был критиком, драматургом, лектором по вопросам театра, литературы и искусства, и его лекции впервые были построены на марксистско–ленинских принципах.

Успех дела, которым руководил Луначарский, объясняется не только его разносторонними знаниями, но и тем, что он работал под непосредственным руководством Владимира Ильича Ленина, а рядом с ним трудились такие корифеи в области педагогики, литературы, искусства, как Н. К. Крупская, А. М. Горький, А. Блок, В. Брюсов, О. Ю. Шмидт, А. Серафимович, такие ученые, как А. Ферсман и В. Обручев, такие молодые энтузиасты, как К. Чуковский и Н. Сац.

Владимир Ильич Ленин высоко ценил деятельность Народного комиссариата просвещения и лично Анатолия Васильевича, считал его на редкость богато одаренной натурой, отличным товарищем, умеющим превосходно выполнить любое партийное поручение. С большим уважением и подлинной любовью относились к Луначарскому сотрудники Наркомпроса, Государственного издательства, ученые, писатели, артисты театров, музыковеды 1.

Одной из первоочередных задач Советского государства являлась защита детей, воспитание нового человека. В статье «О неделе ребенка» Луначарский провозгласил: «…Забота о детях будет не только частью нашей революции, но она — необходимейшая мера самой прочности революции… Судьба России лежит именно в детях, правильное физическое и общее воспитание которых дает тех граждан, которые впервые, быть может, войдут в подлинный социалистический строй и определят его характер»2.

1 См. в кн.: Памяти А. В. Луначарского. 1875—1933. М., 1935, 99 с.

Народное просвещение, 1921, № 76—78, с. 7—8.

Для создания всей системы воспитания и образования человека нового социалистического общества важно было установить, «какой человек нам нужен».

Луначарский в своих работах утверждает, что основной целью воспитания является создание гармонического человека и одновременно борца за коммунизм. «Если мы не будем вырабатывать из ребенка борца, личность, то это нам помешает создать очень многое, помешает создать и гармоническое общество», — писал Анатолий Васильевич в статье «Детское движение и коммунистическое воспитание».

Луначарский утверждал, что человека нового социалистического типа должны отличать прежде всего коммунистическая сознательность, верность идеям пролетарского интернационализма, коллективизм, умение мечтать, то есть видеть перспективы общественного развития, стра–

стно воспринимать жизнь. Формированию нового человека служат общее и политехническое обучение, идейно–политическое, нравственное, трудовое, эстетическое и физическое воспитание. В процессе воспитания человека социалистического общества должны быть предусмотрены и все условия для развития его чувств и эмоций, для развития и проявления его способностей и талантов.

Все эти положения являются и в настоящее время основополагающими в советской педагогике.

Чтобы успешно решить задачи воспитания нового человека, необходимо было хорошо знать детей. Анатолий Васильевич часто встречался с детьми, переписывался с ними, и это помогало ему определять и осуществлять задачи их защиты и воспитания. Луначарский руководил Советом защиты детей, созданным в январе 1919 года; по его инициативе в 1920 году была проведена Неделя защиты ребенка: он принимал самое непосредственное участие в создании пионерской организации, посещал школы и детские сады, бывал в детских библиотеках и детских домах, выступал на собраниях и митингах детей. В своих выступлениях он рассказывал детям о политической жизни страны, задачах школы, необходимости учебы, общественной деятельности, нравственного воспитания. Приведем только несколько примеров.

12 ноября 1918 года Луначарский выступил перед 50 тысячами детей Петрограда, собравшимися на митинг у Зимнего дворца. Свое выступление он начал так: «Как после темной и холодной ночи восходит солнце и своими лучами приносит тепло, свет и радость, так и для вас, дети, после борьбы взрослых за свободу, равенство и братство, борьбы, которая многих из вас лишила детских радостей и удовольствия, взойдет яркое солнце, в лучах которого вы вырастете, окрепнете для счастливой и безмятежной жизни и труда…»1.

В своем отчете о командировке в Ростов он, в частности, писал: «29 числа утром устроен был перед окнами здания Партийного комитета большой детский митинг, на который собралось не менее 2 тысяч детей… Мною также была произнесена речь детям, которые потом разошлись по различным садам и театрам города»2.

1 Сев. коммуна, 1919, 12 нояб.

2 См. в кн.: В. И. Ленин и А. В. Луначарский. — Лит. наследство, т 80, М., 1971, с. 470—471.

А вот что рассказал П. Седов о встрече Луначарского с детьми в детском доме № 4 города Москвы: «Во время встречи Анатолий Васильевич увидел книгу Гюго…

— А книжечка эта, мои дорогие, — сказал Луначарский, — знаменитого французского писателя Виктора Гюго! Называется «Отверженные». Он и о вас, между прочим, очень много слышал! И даже вот в этой книжке про вас написал.

— Про всех?

— Ну, пожалуй, не про всех, а про одного. Про парижского гамена Гавроша.

Он рассказал о далеком городе Париже, о смешном слоне, в брюхе которого можно прятаться от непогоды, о баррикадах, о бесстрашном мальчишке в материнской кофте»1.

Таких разговоров Луначарского с детьми было множество. Сохранилось и много писем детей к Анатолию Васильевичу. Они благодарили его за книги, просили ответить на волнующие их вопросы, рассказывали о своих бедах и радостях 2.

1 Седов П. Штатский комиссар. — Учительская газ., 1965, 23 нояб

2 См. статьи: Зелов Н. «Нарком и дети». — Учительская газ., 1967, 25 июля; «Письма к Наркому». — Учительская газ., 1965, 23 нояб.

Глубокое понимание задач воспитания, прекрасное знание детей помогли Луначарскому возглавить работу по определению системы народного образования, учебного плана советской школы, в разработке программ, методов обучения, создания таких основополагающих документов, как «Положение о единой трудовой школе» и «Основные принципы единой трудовой школы».

Луначарский считал, что школа должна дать детям все лучшее и передовое в области науки, культуры, искусства, раскрыть перед ними основы марксизма, учение о человеке и природе, об историческом развитии человеческого общества, сформировать их гражданское самосознание.

Значительную роль в деле воспитания нового человека Луначарский отводил искусству, эстетическому воспитанию детей, основная цель которого формирование «человеческих эмоций» в коммунистическом духе. Анатолий Васильевич рассматривал эстетическое воспитание как один из путей общественного воспитания. Он писал: «Эстетическое воспитание даст умение жить здоровой и сильной творческой жизнью… Такое назначение эстетического воспитания делает его необходимой частью нашей новой трудовой школы, явится одним из путей общественного воспитания». «Начиная с детского возраста, — замечает Луначарский в статье «Какой человек нам нужен», — кончая возрастом взрослых, люди движутся страстями, аффектами, и эти страсти, аффекты эмоциональной жизни должны быть определенно воспитываемы»1.

Комс. правда, 1928, 25 июля.

В эстетическом воспитании детей и подростков значительная роль принадлежит литературе. Заслугой Луначарского является то, что он добился изучения литературы в школе как самостоятельного учебного предмета. До 1927 года литература рассматривалась в школе только в качестве иллюстративного материала в курсах обществоведения и истории. В спорах со своими противниками в области педагогики Луначарский утверждал необходимость глубокого и последовательного изучения литературы не только в социальном плане, но и в целях формирования нравственных сторон личности человека, его художественного вкуса, чувств, эмоций.

В результате острого обсуждения того, какое место должно занимать изучение литературы в школе, 26 марта 1926 года на совещании «Об историзме в применении к общественным дисциплинам во II ступени» была принята следующая резолюция: «Целью изучения литературы в школе–семилетке является: 1. Путем изучения литературного материала содействовать живому пониманию социальной действительности и ее исторического происхождения, а также марксистскому подходу к литературным произведениям. 2. Использовать эмоционально–воспитательную силу литературы путем соответствующего подбора материала для углубленного чтения. 3. На разборе литературных произведений укрепляется выразительность языка учащихся. Для достижения этих целей необходимо признать за изучением литературных произведений самостоятельность без разрыва, однако, органической связи с обществоведением. 4. Использование как современной литературы, так и литературы прошлого как чисто иллюстративного материала при прохождении обществоведения выделяется в круг забот последнего и не должно считаться органической частью изучения литературы в школе, предполагающей лишь всестороннее изучение крупнейших литературно–художественных произведений и развития литературы в связи с историей и общественностью».

Луначарский настаивал, чтобы в программы по литературе были включены произведения Пушкина, Лермонтова, Герцена, Некрасова, Чернышевского, Горького, которые не изучались в дореволюционной школе.

Анатолий Васильевич написал целый ряд статей, посвященных творчеству классиков русской и мировой литературы. В них он стремился показать, в чем заключается ценность писателя, что отличает эпоху, в которую он жил и творил, что нового внес каждый писатель в развитие культуры и литературы. В статьях дается особенно глубокий анализ тех произведений, которые рекомендовались для чтения и изучения в школе: «Горе от ума» Грибоедова, «Ревизор» Гоголя, «Что делать?» Чернышевского; подчеркивается ценность творчества классиков для наших дней. В статье «Литература и марксизм» Луначарский писал: «Нам важно знать, какое место занимал Пушкин в 20 — 30–х годах XIX в. Ну хорошо. А какое место занимает Пушкин в 20 — 30–х годах XX в.? Что вы думаете, ребенок в школе не задаст такого вопроса? Непременно задаст»1.

1 См. настоящий сборник, с. 203.

2 Там же, с. 203.

Наряду с произведениями классиков, по глубокому убеждению Луначарского, в социалистической школе должны рассматриваться и произведения лучших современных писателей. «Мы сделали бы огромную ошибку, если бы отмежевались от современной литературы»2, — писал он. Современная литература не только расширит кругозор учащихся, но и явится средством идейного, морального и эстетического воспитания, утверждал Луначарский.

Особую ценность приобретают статьи Луначарского, посвященные творчеству советских писателей, которые по его настоянию были включены в школьную программу по литературе. Луначарский писал, что Серафимович, которого он назвал «поэтом революции», создал классическое произведение о мощном мировом железном коммунистическом потоке. «Железный поток» — прекрасный воспитатель революционной молодежи.

Изучая книгу Фурманова «Чапаев», читатель обогатится и новыми знаниями о гражданской войне, и новыми чувствами революционного энтузиазма.

Маяковский ценен тем, что он сделал все, чтобы подготовить путь человека будущего.

Горький дает революционное отражение жизни, обнажает ее отрицательные стороны, создает эстетические идеалы революции, счастья человека, предвидит окончательную победу социализма.

Луначарский приветствовал появление книг И. Ильфа и Е. Петрова, постановку в Художественном театре пьес Вс. Иванова «Бронепоезд 14–69» и Ю. Олеши «Три толстяка».

Анатолий Васильевич пришел к выводу, что лучшие книги, созданные в 20–е годы, свидетельствовали о поисках писателями нового типа человека, стремлении показать его духовный мир. Эти книги отличались актуальностью тематики, показывали реальные события, вызывали интерес к новому быту, новой морали.

Луначарский отверг и методику литературного анализа, которая «сводит тот или иной роман, ту или иную драму на ее классовую подоплеку и ограничивается этим»1. Он советовал учителям широко применять драматизацию литературных произведений, метод выразительного чтения, которые помогут школьникам глубже проникнуть в художественную ткань произведения, понять идеи и замыслы писателя.

Родной язык и литература в школе, 1928, № 1, с. 5.

Анатолий Васильевич утверждал, что лучшие произведения литературы должны не только изучаться в школе, но и входить в круг внеклассного чтения детей и подростков. Для обеспечения читателей рекомендуемой литературой уже в первые годы Советской власти было национализировано издание произведений классиков. 14 февраля 1918 года Луначарский доводит до сведения граждан, что согласно декрету ВЦИК о государственном издательстве от 29 декабря 1917 года «Государственная комиссия по народному образованию постановила монополизировать на пять лет и издать сочинения 58 русских писателей». Несколько позже начала издаваться специальная серия книг «Русские и мировые классики» под редакцией А. В. Луначарского и Н. К. Пиксанова. В эту серию были включены не только произведения русских классиков, но и книги Байрона, Гете и других писателей разных стран. Книги были снабжены популярными предисловиями, значительная часть которых написана Луначарским, и примечаниями.

Произведения классиков для детей выпускало не только Государственное издательство. Начиная с 1919 года их издает и издательство 3. И. Гржебина, в работе которого активное участие принимал Горький. В серию «Книги для юношества» были включены произведения В. Гюго, С. М. Степняка–Кравчинского, И С. Тургенева, Р. Джованьоли, Э. Войнич и другие.

Для пропаганды произведений классиков делалось все возможное. Они поступали в продажу по себестоимости, а учащимся школ раздавались даже бесплатно. Классикам русской литературы сооружались памятники. Луначарский выступал в печати со специальными статьями, в которых призывал читать произведения классиков, а одна из его статей, обращенная к юношеству и опубликованная в газете «Комсомольская правда», .так и называлась: «Читайте классиков!»

Не меньше внимания уделял Луначарский изданию произведений современных писателей. Лучшие произведения Луначарский рекомендовал включить в серию «Библиотека современных писателей для школы и юношества», которую начиная с 1925 года стало выпускать издательство «Никитинские субботники». Луначарский участвовал в отборе произведений для этой серии, написал предисловие, которым открывалась каждая книга. В этой серии были изданы произведения Вс. Иванова, Н. Ляшко, А. Новикова–Прибоя и других.

Луначарский разрабатывал проект создания серии литературно–художественных альбомов под общим заглавием «Великий путь», серию диапозитивов о жизни и творчестве писателей, рекомендовал чаще выпускать «школьные антологии и сборники» и советовал, чтобы составители и авторы предисловий не приспосабливались «к мнимому полудетскому разуму школьников, а говорили с ними полным голосом». В этом плане особенно интересно предисловие Луначарского к хрестоматии «Освобожденный труд», изданной комсомолом Харькова, и предисловие к сборнику «Второй ступени» (см. настоящий сборник).

Таким образом, в сложной обстановке 20–х годов, при наличии противоположных тенденций в литературе и различных борющихся между собой литературных групп, Луначарский не только участвовал в подготовке резолюции ЦК РКП (б) от 18 июня 1925 года «О политике партии в области художественной литературы», но и принимал все меры к практическому осуществлению партийного руководства литературно–художественной жизнью страны.

Значительное место в наследии Луначарского занимают работы, посвященные проблемам теории и критики литературы. Он является одним из основоположников марксистского литературоведения, разрабатывает основные принципы литературы социалистического реализма. «Задача искусства идеологическая, — утверждал Анатолий Васильевич, — она заключается в помощи воспитанию нового человека»1.

Известия, 1929, 7 нояб.

2 См. настоящий сборник, с.

Формулируя принципиальные требования к критике литературы, Луначарский писал, что критик–марксист должен постараться найти основную социальную тенденцию произведения, оценивая произведение, ему необходимо, не впадая в попустительство, выявить положительные стороны книги, предостеречь автора, помочь ему.

В своих статьях и докладах о критике и художественном мастерстве Луначарский подчеркивал, что наша «…критика должна быть очень острой, но вместе с тем чрезвычайно тонкой. Наша самокритика, наше взаимное товарищеское воздействие должны заключаться не в окрике, не во взаимооглушении, а в самом заботливом отношении ко всякому товарищу, работающему рядом в области культуры, в страстном активном желании научить его и научиться у него чему только можно»2.

Основным критерием, с которым критик должен подходить к анализу произведения, является определение того, содействует ли оно развитию и победе пролетарского дела. Плох тот художник, который своими произведениями только иллюстрирует уже выработанные положения нашей программы. Художник ценен именно тем, что он поднимает новину, что он со своей интуицией проникает в область, в которую обычно трудно проникнуть статистике и логике.

Луначарский считал, что форма произведения хороша только тогда, когда она соответствует своему содержанию, придавая ему максимальную выразительность и обеспечивая за ним возможность наиболее сильного влияния на читателя.

Подлинный критик–марксист обязан быть учителем писателя, особенно молодого или начинающего, утверждал Луначарский.

Органической частью всей советской литературы Луначарский считал литературу для детей и юношества. Детскую и юношескую литературу он рассматривал как действенное орудие формирования идеологии нового человека, мощный фактор его нравственного и эстетического воспитания. Именно поэтому статьи Луначарского, в которых рассматриваются общие принципы советской литературы, ее теории и критики, проблемы коммунистического воспитания молодого поколения, имеют непосредственное отношение и к литературе для детей.

К. И. Чуковский вспоминает, что в первые годы после революции Луначарский особенно заботился о «скорейшем создании двух немаловажных рычагов будущей советской культуры: первый из них Госиздат, который существовал тогда только в зародыше и лишь через год появился на свет; второй — литература для советских детей, тоже еще не родившаяся в те времена»1.

Интересно привести еще один факт, свидетельствующий о приверженности Луначарского к литературе для детей. Секция переводчиков и редакторов иностранной художественной литературы Федерации объединения советских писателей просила Анатолия Васильевича ответить на вопрос, в каких областях перевода он по преимуществу работает? Последовал ответ: «Стихи, проза, классики, современные писатели, детская литература. Переводил художественную прозу и стихи…»2.

Чуковский К. И. Из воспоминаний. М., 1959, с. 318.

Луначарский А. В. Неизданные материалы. — Лит. наследство, т. 82, М., 1970, с. 556.

Не без участия Наркомпроса и в первую очередь самого Луначарского были подготовлены решения XI и XIII съездов РКП (б) в области детской и юношеской литературы, Постановление ЦК ВКП(б) «О мероприятиях по улучшению юношеской и детской печати» 1928 года, которые имели решающее значение для создания и развития литературы для детей и юношества.

20–е годы были годами становления новой советской литературы для детей, формирования творчества лучших детских писателей.

В своих статьях, письмах, высказываниях Луначарский дает оценку состояния детской литературы в 20–е годы, определяет ее особенности, тематику, делает все возможное для привлечения в литературу талантливых писателей, ученых, общественных деятелей.

Так, для привлечения писателей и ученых к созданию художественной, научно–популярной и учебной литературы издательский отдел Наркомпроса объявляет в 1921 году первый в нашей стране конкурс на лучшую художественную книгу для детей разных возрастов. Отдельные лица и коллективы работают над созданием букварей и книг для чтения. Не случайно именно в первые годы после революции В. Маяковский выступает на заседании комиссии отдела изобразительных искусств Наркомпроса с докладом о необходимости издания в первую очередь детской книги, в которой будут помещены стихотворения и выделен политический отдел, а также готовит к изданию «для дет–ков» сборник своих стихотворений; Луначарский спрашивает у Чуковского о возможности издания сказок художника Ивана Пуни, а позже предлагает Агнии Барто попробовать свои силы в создании поэтических произведений для детей. В эти же годы Луначарский с большим вниманием относится к желанию Телешова издавать журнал для детей до восьми лет. Анатолий Васильевич один из первых обратил внимание на книгу Сейфуллиной «Правонарушители», вызвал в Москву из Краснодара С. Маршака и Е. Васильеву — талантливых драматургов для детей; при содействии Луначарского, возглавившего директорию Первого государственного детского театра, при нем создается группа драматургов.

В 20–е годы в детскую литературу приходят писатели, ставшие славой и гордостью советской детской литературы. Это С. Маршак, дарование которого высоко ценил Луначарский, А. Неверов, А. Гайдар; пришли писатели старшего поколения — М. Пришвин, А. Толстой, С. Григорьев, А. Свирский и другие. Луначарский с гордостью говорил: «Я уверен, что ни в Германии, ни в Америке вы такой плеяды не найдете».

Все детские писатели ощущали на себе влияние Луначарского, чувствовали его заботливое, бережное отношение. Анатолий Васильевич следил за ростом писателей, чрезвычайно деликатно направлял их творчество.

20–е годы были для детской литературы не только годами становления советской детской литературы, но и годами борьбы за утверждение новых принципов социалистического реализма. Сначала это была борьба с декадентами, продукцией частных издательств, которые выпускали серые и сентиментальные книги. Затем борьба концентрировалась вокруг таких проблем, как отношение к культурному наследию прошлого, пролеткультовским теориям, влиянию рапповских идей. Остро дискутировались такие вопросы: давать или не давать детям произведения классиков, допустимы ли в чтении детей сказки, нужны ли романтические повести, фантастика, существует ли специфика детской литературы и в чем она заключается, понимают ли дети юмор, должны ли быть произведения для детей высокохудожественными или достаточно того, что они написаны на актуальные темы и т. д.

Во всех своих выступлениях по вопросам детской литературы Луначарский отстаивает необходимость овладения писателями классическим наследием прошлого, напоминая завет Ленина брать из старого все лучшее. Вместе с М. Горьким он защищал молодую детскую литературу, творчество Маршака, Житкова, Олеши, Маяковского, Бианки, Богданова от нападок заушательской критики. Он признавал новизну начинаний Чуковского в области изучения детского языка и назвал его пионером в этой области, а когда произведения Маяковского и некоторых других писателей начали изымать из библиотек, Луначарский на специальной встрече с библиотекарями с гневом говорил о той дополнительной цензуре, которую они ввели на книги, и потребовал от них уважения к труду писателя и доверия к читателям 1. Специальным постановлением Наркомпроса был приостановлен «разгром детских библиотек».

1 См.: Доклад А. В. Луначарского на встрече с библиотекарями в Доме печати 24 января 1930 г. — Луначарский А. В. Неизданные материалы. — Лит. наследство, т. 82, М., 1970, с. 70 — 98.

В 20–е годы началось создание и научно–познавательной и мемуарной литературы для детей, выходили из печати произведения Б. Житкова, В. Бианки, М. Ильина, С. Григорьева о науке и технике, истории, природе, животном мире. Многие произведения для детей были созданы замечательными общественными деятелями, корифеями педагогики. Именно в эти годы Н. К. Крупская написала для подростков книгу «Моя жизнь» и биографические рассказы о В. И. Ленине, А. И. Ульянова–Елизарова — воспоминания «Детские и школьные годы Ильича», Ем. Ярославский — «Что должен знать пионер о рождестве».

В эти же годы Луначарский выступает как автор многих очерков и статей, предназначенных для юных читателей, становится одним из зачинателей публицистики и литературоведения для детей. Он публикует свои рассказы и воспоминания о В. И. Ленине, очерк о Карле Марксе, предисловия к хрестоматиям «Освобожденный труд» и «Второй ступени», к серии книг для школы и юношества. По свидетельству Н. Черкасова, он часто выступал перед маленькими слушателями опер, рассказывал им о содержании опер, старался углубить их восприятие спектакля, учил их понимать прекрасное.

Зная Луначарского как публициста, глубоко понимающего запросы и особенности юных читателей, поборника всего нового, редакции детских и юношеских журналов обращались к нему с просьбой выступить на их страницах. Так, И. Разин, редактор журнала «Пионер», просил Анатолия Васильевича рассказать о том, с какими привычками (индивидуалистическими и мещанскими) нужно юным читателям' журнала вести беспощадную борьбу, а редактор журнала «Юный коммунист» просил ответить на вопросы анкеты, какими путями складывается мировоззрение у современной молодежи, чем грозит «слабая тяга к теории или слишком утилитарный подход к ней», как влияют особенности эпохи на формирование мировоззрения. Таких примеров можно привести множество.

Выступал Луначарский и в юношеских аудиториях. Его доклады и выступления были посвящены жизни и деятельности В. И. Ленина, нравственным проблемам, творчеству классиков и современных писателей, интересам и запросам детей и юношества в области чтения.

В 1918 году Луначарский создает комиссию по детскому чтению, а в 1920 году, несмотря на огромные экономические трудности, которые переживает страна, при содействии Луначарского и Крупской начинает работать такое уникальное учреждение, как Институт детского чтения, призванный изучать историю и теорию детской литературы, определять интересы и особенности чтения детей каждой возрастной группы, исследовать, как воспринимают дети произведения различных жанров, понимают ли они юмор, сатиру, фантастику, чем должно отличаться построение сюжета в книгах для детей, какой герой их особенно увлекает. В работе института принимали участие Н. Д. Телешов, Н. В. Чехов, О. И. Капица. Данные исследований, проведенных в этом институте его сотрудниками — Покровской, Рубцовой, Григорьевой, дали возможность Луначарскому, Крупской, Горькому и другим литературоведам, педагогам и писателям сформулировать свои требования к литературе для детей, решить вопрос о ее специфических особенностях.

20–е годы характеризуются и активизацией критики детской литературы. Во многих педагогических и литературно–критических журналах начинают появляться статьи о детской литературе, рецензии на новые книги, годовые и тематические обзоры литературы.

После того как Луначарский и его сторонники уже добились решения о систематическом изучении литературы в школе, после опубликования ряда постановлений партии о литературе для детей и юношества настало время подвести некоторые итоги развития литературы, установить ее особенности и задачи. С этой целью в начале 1928 года состоялось специальное заседание Наркомпроса, посвященное литературе для детей. Затем в 1929 году Луначарский выступает с докладом «Пути детской книги» перед творческой и педагогической общественностью Москвы, участвует в подготовке Первого совещания по детской литературе, а в 1931 году выпускает под своей редакцией и со своим предисловием сборник «Детская литература». Все эти события являются звеньями одной цепи, имеющей целью повысить качество и воспитательную ценность детской литературы.

В своих статьях и выступлениях, посвященных литературе для детей, Луначарский рассматривает ее как часть всего советского искусства, советской литературы, а ценность каждой книги определяется им так же, как и ценность любого произведения. «Все, что содействует развитию и победе пролетарского дела, есть благо, все, что вредит, есть зло»1.

Луначарский А. В. Собр. соч., т. 8, с. 11.

Луначарский утверждает право писателей создавать книги самой широкой тематики. Однако он считает, что ведущие темы на каждом историческом этапе определяются основными направлениями развития общества. Поэтому Луначарский сосредоточивает свое внимание на тех книгах, которые раскрывают борьбу за построение коммунизма, жизнь людей труда, братства и единение трудящихся всего мира, показывают борьбу с пережитками прошлого, религией, со всем «позором узкого национализма».

В статье «Искусство слова в школе» он писал о том, что дети живут в необыкновенное время, которое отмечено яркостью, гигантским размахом жизненных сил, и что это «поистине сказочное время должно найти отражение в высокохудожественных и высокоидейных произведениях литературы». Тема современности, по мнению Луначарского, может быть раскрыта в произведениях различных видов и жанров: публицистических, научно–популярных, художественных, в учебниках, первых книгах для чтения и даже в букварях, так как, по утверждению Анатолия Васильевича, Ленин настаивал, чтобы сама грамотность наша от первого слова, которое прочитает ребенок, была наполнена коммунистическим содержанием.

В сборнике «Детская литература» его авторы — критики и литературоведы, — выполняя задачу «произвести классификацию и расценку нашего имущества», также выделяют из всего потока литературы книги тех жанров, которые являются особенно воспитательно ценными и одновременно интересными детям. Это революционные книги, агитационные, деловые, публицистика в журналах для детей. В статьях авторов сборника рассматриваются также бытовые повести, исторические книги, поэзия, веселые книги, иллюстрирование произведений для детей.

Важно подчеркнуть, что многие из этих тем и жанров выделяли в своих работах как основополагающие и Н. К. Крупская, и А. М. Горький.

Одновременно с тематикой важно было выявить и то, что должно отличать книги для детей, то есть решить проблему специфики детской литературы. Луначарский всегда подчеркивал, что детство — это особая стадия развития человека, ребенок — особый организм. Отсюда вытекает необходимость дифференциации литературы в зависимости от возраста ребенка, определения тех тем, жанров, творческих приемов, которые ближе, интереснее детям того или иного возраста.

Маленьким детям особенно близок жанр сказки, в котором как бы реализуются потребности растущего человека. Одновременно сказки — это основной пласт литературного наследства. Они передают детям народную мудрость, оптимизм, развивают у детей чувство фантазии.

О защите Луначарским жанра сказки, которую полностью отрицали сторонники пролеткультовских взглядов и одновременно критики рапповского толка, свидетельствуют не только его доклады. Не случайно Луначарский публикует сказку няни, которую он особенно любил слушать в детстве и собирался рассказать сыну 1, не случайно он рекомендует к постановке в театрах инсценировки сказок Андерсена «Соловей», Киплинга «Маугли». При нем осуществляется постановка сказки «Принцесса Турандот» Гоцци, «Три толстяка» Олеши, опер Римского–Корсакова «Сказка о царе Салтане» и «Сказка о золотом петушке».

Желая привлечь внимание читателей и слушателей опер к сказкам, помочь им почувствовать их прелесть, глубину народной мудрости, которая в них раскрыта, Луначарский публикует в печати рецензии на сказки, которые идут на сценах театров. «Золотой петушок», — писал Луначарский, — яркое противопоставление двух миров: мира прозы, скуки, лени, тупости, чванства, сонной барской одури и животного холопства — и мира мечты, страсти, фантазии», а «Сказку о царе Салтане» он считал особенно близкой детям. Луначарский писал: «Незатейливая, как у Пушкина… такая золотая, весенняя и вся сияющая мягкой красотой истинно пушкинской изобразительности и живущая новой жизнью в стихии музыки… она вполне достойна того легкого литературного шедевра, с которым сочеталась»2.

Луначарский А. В. Нянина любимая. В кн.: Луначарский А. В. Идеи в масках, М., 1924, с. 91 — 96.

Луначарский А. В. О музыке и музыкальном театре, т. 1, М., 1981, с. 275 — 279; 280 — 282.

Таким образом, сказка в лучших ее образцах заняла благодаря Луначарскому достойное место в литературе и искусстве для детей.

С утверждением жанра народной и литературной сказки получили право на существование и такие приемы, как антропоморфизм, юмор, сатира, фантастика. Ведь всякая игра, которая служит средством познания ребенком мира, не может обходиться без «разговора» животных, одушевления вещей. «Есть суровые педанты реализма, — писал Луначарский, — которые считают, что мы обманываем ребенка, если в нашей книжке рукомойник заговорит. Это глубоко ошибочная точка зрения… Лозунг учебы у классиков, провозглашенный нами во «взрослой» литературе, можно распространить и на детскую сказку». Жанр сказки, по утверждению Луначарского, может быть использован писателями широко и разнообразно, и не только в художественной, но даже и в научно–популярной литературе, сказка поможет даже самому маленькому ребенку рассказать об истории культуры.

В литературе для более старших детей, подростков, Луначарский считал необходимым создать «утопические», научно–фантастические произведения, раскрывающие перспективы развития науки, техники, общественной жизни. Опираясь на мысль В. И. Ленина о плодотворности фантазии, Луначарский подчеркивал, что она вызывает у ребенка и подростка пытливое желание проникнуть в будущее, укрепляет изобретательский дух читателя, приближает завтрашний день. «Конечно… — писал Луначарский, — просто предаваться гаданиям сейчас было бы смешно. Но в туманное еще будущее мы бросаем могучие снопы лучей нашего марксистского прожектора. У нас есть наши планы. И наш писатель может мечтать, не отрываясь от почвы действительности»1.

Детская литература, по убеждению Луначарского, должна давать детям жизненные идеалы, примеры для подражания. В книгах для детей важно в первую очередь создавать положительные образы. «Мы вправе требовать, чтобы писатель изображал положительные типы, которые могут показать, каким должен быть молодой гражданин нашей республики, — писал А. В. Луначарский в статье «Этика и эстетика Чернышевского перед судом современности». «…Мы должны стремиться… к тому, чтобы в чисто художественном образе билось коммунистическое сердце»2.

1 См. настоящий сборник, с. 63.

2 Там же, с. 65.

Желая дать детям жизненные идеалы, Луначарский был сторонником создания художественных биографий замечательных людей прошлого и настоящего, правдиво и занимательно написанных мемуаров. В одном из писем сыну есть такая фраза: «…Советую тебе много читать. Больше всего… биографий, мемуаров. Для меня это было и осталось огромным наслаждением и поучением»1.

1 См. настоящий сборник, с. 156.

Своеобразным приближением к такой книге о замечательном человеке настоящего являются его рассказы о В. И. Ленине. В своих очерках–воспоминаниях «Штрихи», «Смольный в великую ночь», «Ленин в Совнаркоме», «Ленин», «К характеристике Ленина как личности» Луначарский стремился раскрыть образ Владимира Ильича как идеал человека коммунистического общества. «Ленин с головы до пят человек нового мира. В этом его огромная особенность, в этом его непередаваемое очарование». Не случайно эти очерки Луначарского вошли во многие сборники рассказов о Ленине для детей, а также в серию «Жизнь Ленина. Избранные страницы прозы и поэзии в десяти томах», которую выпускает издательство «Детская литература». Луначарский высоко ценил публицистику в книгах для подростков. Он называл публицистику «горячей авторской лирикой», которая способна зажечь читателей передовыми идеями, так как воздействует на него не только правдивостью изложения фактов, яркостью событий, но и агитационной страстностью автора.

Луначарский считал необходимым создавать для детей и юношества и приключенческую литературу. Динамическое развитие сюжета, обилие событий всегда привлекает читателей. В статье, посвященной анализу журнала «Всемирный следопыт», он, разоблачая вред буржуазной приключенческой и детективной литературы, доказывал необходимость создания новых художественных книг, изобилующих приключениями, воспитывающих юное поколение в духе наших нравственных идеалов.

На протяжении всей своей жизни Луначарский остается борцом за высокое художественное качество литературы, в которой органически сочетаются реализм и романтика. Целиком присоединяясь к требованию Белинского, Чернышевского, Плеханова о том, что самые лучшие намерения автора только тогда могут захватить человека, когда они раскрыты с большой художественной силой и талантом, Луначарский всегда подчеркивал необходимость единства формы и содержания. «Нет мастера без великого содержания», — писал он. Серость, скука, схематизм и нарочитое морализирование « книгах для детей происходят от того, как считал Луначарский, что «педанты реализма» пытаются изгнать из книг фантастику, игру. Если писатель вместо живых образов дает сухие схемы, говорил он, такой писатель лишается права называться художником и его произведения выпадают из сферы искусства. В результате получается «что–то искусственное, надуманное, маргариновое, от чего, естественно, отворачиваются», — говорил Анатолий Васильевич на заседании коллегии Наркомпроса в 1928 году.

Луначарский справедливо считал, что особенность книг для детей в том, что они приносят детям подлинную радость. Ребенок оптимист по натуре, он жизнерадостен и в жизни и в книге ищет веселья. Ему хочется смеяться, и поэтому в книгах, особенно для маленьких, обязательно должен присутствовать юмор. Преступление совершает тот, кто вместо поэзии, образов наших людей, живущих полной жизнью, строителей нового мира, предлагает детям «опилки с вазелином», нечто серое, нудное, отвратное, что никогда не сможет стать духовной пищей советских детей.

Выступая на диспуте «Что ищет молодежь в литературе, что ей дают и что надо дать», Луначарский сказал, что требования к современной литературе для юношества можно выразить несколькими короткими словами: «Романтика! Простота! Ясность! Живой человек!.. Язык должен быть прост». И дальше Луначарский говорит: «Литература должна помогать читателю расширить горизонт знаний, чувств жизни, она должна быть интересна, написана простым языком, доставляющим при чтении наслаждение. При наличии всех этих признаков книги будут увлекать, и тогда она может проводить нужные идеи. Современная литература должна не только реально и художественно отразить действительность, но она должна отвечать на вопрос, «что делать и как должно быть».

Таким образом, в докладе Луначарского «Пути детской книги», в предисловии к сборнику «Детская литература», выступлении на коллегии Наркомпроса и в других работах была дана развернутая оценка литературы для детей 20–х годов, выявлены ее недостатки, определены взгляды на вопросы, которые были предметом острых дискуссий, сформулированы принципиальные требования к литературе для детей. Однако характеристика деятельности Луначарского в области детской литературы была бы недостаточно полной, если бы мы не остановились на проблемах научной разработки ее теории и критики. Основываясь на тех требованиях к критике, которые были сформулированы им в статьях «Критика», «Тезисы о задачах марксистской критики» и других, Луначарский предложил примерный план книги, в которой должны быть рассмотрены проблемы литературоведения и критики в применении к литературе для детей. Эта книга, по мнению Анатолия Васильевича, должна открываться исследованиями в области психологии детства, так как рассмотрение любых сторон детской литературы невозможно без глубокого знания психологии ребенка, ее развития и изменения в зависимости от возраста и окружающей среды. Затем необходимо раскрыть цели воспитания, роль книги в воспитательном процессе. Все это явится основой научного анализа детской литературы, выявления ее достоинств и недостатков. Могут быть рассмотрены различные типы книг: веселая книга, деловая книга, художественная книга и другие и их роль в обучении и воспитании детей. Затем следует показать воздействие книги на ребенка, его реакцию на прочитанное, его устные и письменные отзывы о книге. «Нам не надо, — писал Луначарский, — простых суждений о том, нравится или не нравится тому или другому критику та или другая детская книга и как по его мнению должна ли она понравиться или не понравиться ребенку. .Нам нужно изучение детского читателя, его реакции на книги»1.

1 См. настоящий сборник, с. 192.

Много внимания уделял Луначарский и развитию педагогики детского чтения. «Обращаю ваше внимание на важность педагогики руководства детским чтением», — сказал он в докладе «Пути детской книги». Разработать вопросы чтения и руководства чтением — такова одна из важнейших задач педагогики, подчеркивал Луначарский. Даже при самом высоком качестве детских книг сохраняется необходимость тактично руководить чтением детей и подростков, направлять их интересы, сделать все возможное, чтобы книга влияла на сознание читателя, потрясла чувство. Именно поэтому Луначарский считал руководство чтением творческим педагогическим процессом.

Решение задачи руководства чтением детей требует от педагогов огромных знаний и опыта. Нужно знать психологию детей, воспитательные задачи, определить тип человека, который необходим социалистической действительности, особенности его характера, идеологии, объем знаний и навыков, которыми он должен обладать, знать, что в этом отношении дает ребенку жизнь, школа, пионерское движение. Все это поможет определить, что и как должно дополнить чтение из возраста в возраст. Отсюда вытекает требование Луначарского к отбору книг для детей.

Луначарский не был сторонником ограничения круга чтения, особенно в подростковом возрасте, однако он считал, что направлять чтение по–прежнему необходимо. «Хорошо, конечно, — писал он, — предоставить подростку самому разбираться в молодом, но очень густом уже лесу нашей литературы. Однако неплохо положить около него книжку, наиболее соответствующую его возрасту, хорошо подобранную в смысле художественности и в смысле направления и снабженную предисловием или комментариями»1.

Луначарский призывал библиотекарей быть «положительными руководителями в деле постепенного повышения уровня наших читательских масс и главными помощниками и проводниками книг в массы…»2. Он видел смысл деятельности библиотекарей в том, чтобы без лишней опеки расширить путь книге, помогать хорошей книге, порекомендовать книгу и, может быть, более трудную, до которой читатель не дорос, дать разъяснение, побеседовать, растолковать, а также научить читателей основам культуры чтения, навыкам выбора книг. «Надо, чтобы ученик легко находил книгу для чтения, современную, свежую, будящую его мысль, дающую ему возможность поярче, побогаче ориентироваться в окружающем»3.

1 См. настоящий сборник, с. 145.

Луначарский А. В. Неизданные материалы. — Лит. наследство, т. 82, М., 1970, с. 95.

3 См. настоящий сборник, с. 145.

Луначарский советовал библиотекарям чаще читать детям и при этом обращать их внимание на музыкальность, красочность, выразительность фразы и показывать, как и чем это достигнуто, поощрять их фантазирование, приучать наслаждаться не только содержанием, но и формой произведения.

Луначарский не считал, что вопросы педагогики детского чтения уже разработаны, и своими высказываниями как бы призывал начать глубокое изучение этих проблем в общей системе воспитательной работы с детьми.

Трудно переоценить значение трудов Луначарского и его деятельности в области литературы для детей и юношества. Достаточно сказать, что по свежим следам сделанного им была проведена в начале 1931 года Первая Всероссийская конференция по детской литературе, подготовлено и принято Постановление ЦК ВКП(б) об издательстве «Молодая гвардия» в 1931 году, в 1932 году Постановление о создании критико–библиографического журнала «Детская литература» и, наконец, Постановление об организации издательства детской литературы.

Работы Луначарского о детской и юношеской литературе оказали существенное влияние на весь ход литературного процесса, в том числе и на развитие литературы для детей и юношества, педагогику детского чтения. Борец за осуществление ленинских требований к литературе, за создание литературы, проникнутой духом партийности, Луначарский заложил основы советской детской литературы, ее теории и критики. Основополагающие положения Луначарского об эстетическом воспитании остаются незыблемыми и могут быть взяты на вооружение и сегодня для решения многих проблем детской литературы. Эти положения необходимо изучать и разрабатывать в условиях современности.

Надежда Константиновна Крупская писала: «Я не знаю другого человека, который мог бы сделать то, что сделал для народного просвещения, в первые годы, в годы борьбы за советский строй, Анатолий Васильевич»1.

Крупская Н. К. Пед. соч., т. 2, с. 655.

Опубликовано в статье: Пияшев Н. Почта наркома. — Лит. газ., 1974, 1 янв., с. 5.

Многие писатели старшего поколения испытали на себе благотворное влияние Луначарского. Приведем только один пример: отправляя в подарок Луначарскому свою книгу «Швамбрания», Лев Абрамович Кассиль писал: «Я шлю Вам книгу потому, что мне вот кажется: Вы, именно Вы, с Вашей чуткостью и сочетанием глубочайших откровений с грациозным юмором, сумеете разглядеть в этой книжке… то, что ускользнуло, мне кажется, от критиков… В эпилоге повести не сказано, какую книгу цитирует подросший герой. Открою Вам — он цитирует Вашу книгу о Викторе Гюго…»2.

О значении литературного наследия Луначарского для советской культуры и литературы говорилось и в редакционной статье журнала «Коммунист»: «Партия высоко ценит и действенно использует все лучшее в его наследии»1.

1 Об отношении к литературному наследию А. В. Луначарского. — Коммунист, 1962, № 10, с. 39 — 40.

Мы предлагаем читателям первый сборник избранных работ Анатолия Васильевича Луначарского, посвященных проблемам детской литературы, детского и юношеского чтения.

Сборник открывается разделом: «А. В. Луначарский о себе», в котором мы публикуем одну из множества его автобиографий. Ее мы выбрали потому, что в ней ярко выступает круг чтения автора в детстве и юности, говорится о влиянии на него прочитанных книг.

Взгляды Луначарского на детскую литературу, детское и юношеское чтение определяются в первую очередь принципами коммунистического воспитания человека, в разработку которых он внес значительный вклад. Этим продиктовано выделение в сборнике раздела «Какого мы человека хотим создать». Он открывается двумя очерками А. В. Луначарского о В. И. Ленине, так как именно в нем Анатолий Васильевич видел идеал человека коммунистического общества и призывал юношество стремиться к тому, чтобы образ вождя стал жизненным идеалом молодых поколений нашей страны. Кроме того, в этом разделе опубликованы, со значительными сокращениями, статьи и доклады, в которых Луначарский сформулировал основные задачи коммунистического воспитания и определил роль литературы и искусства в нравственном и эстетическом воспитании детей и подростков.

Известно, что детскую литературу Луначарский рассматривал как естественную и органическую часть всей советской литературы. Поэтому мы считали необходимым выделить в сборнике раздел: «Искусство и коммунистическое строительство», в котором представляем в отрывках или со значительными сокращениями те статьи, речи, выступления Луначарского, в которых он сформулировал отличительные черты творческого метода социалистического реализма, рассмотрел актуальные проблемы теории и критики советской литературы, имеющие непосредственное отношение к литературе для детей и юношества.

В разделе «О детской литературе, детском и юношеском чтении» мы стремились по возможности полно представить работы Луначарского о творчестве тех советских писателей, чьи книги вошли в чтение детей, а также его статьи и выступления, в которых он анализировал состояние детской литературы 20–х годов, рассматривал особенности литературы для детей, проблемы ее теории и критики.

Велики заслуги Луначарского в пропаганде лучших произведений классиков русской и мировой литературы. В разделе «Читайте классиков!» мы публикуем только две статьи, в которых Луначарский призывал молодое поколение читать и изучать классическую литературу, хотя таких статей было значительно больше.

В одном сборнике нет возможности представить все работы А. В. Луначарского о детской литературе, детском и юношеском чтении. Мы надеемся, что последующие издания сборника пополнятся новыми материалами, которые еще мало изучены или хранятся в архивах.

Заканчивается сборник комментариями, в которых указано место и время первой и одной из наиболее поздних публикаций каждого материала, дается краткая характеристика отдельных лиц, упоминаемых Луначарским. В этом разделе нами использованы некоторые комментарии, имеющиеся в собрании сочинений А. В. Луначарского, его сборниках статей о литературе, воспитании и образовании школьников.

В конце сборника даны указатель имен и краткий перечень работ, в которых рассматриваются взгляды А. В. Луначарского на литературу и искусство для детей.

Comments