В. В. ВОРОВСКИЙ И ЛЕНИНСКОЕ НАСЛЕДИЕ В ОБЛАСТИ ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЯ

Машинопись. ЦГАЛИ, ф. 279, оп. 2, ед. хр. 59, лл. 1—2. Заглавие дано редакцией.

Публикуемый текст представляет собой фрагмент, не вошедший в статью «Вацлав Вацлавович Воровский как литературный критик», напечатанную в кн.: В. В. Воровский. Сочинения, т. II. М., Соцэкгиз, 1931.

Воровский был ближайшим сотрудником Ленина. Владимир Ильич относился к Воровскому с огромным доверием, товарищеской любовью и очень любил его литературно–критические статьи.

Отдельных отзывов Ленина об отдельных статьях Воровского я не слышал. Общий прекрасный отзыв слышал неоднократно.

Сам Ленин, как известно, редко обращался к литературно–критическим или близким к ним задачам. Тем не менее, поскольку он считал необходимым установить решающую точку зрения на наиболее крупные фигуры истории нашей общественной мысли, мы имеем небольшое по количеству, но необычайно важное по определяющим моментам наследие Ленина, прямо относящееся не только к истории нашей революции, но и к истории нашей литературы. Так мы встречаем у Ленина изумительно глубокое определение Толстого, очень точно сформулированную оценку Герцена, глубокое и в главном исчерпывающее суждение о Чернышевском и народниках — старших и младших, левых и правых, революционно–демократических и оппортунистических. Из всех этих статей не только можно сделать вывод об общей ценности названных писателей и других крупных (Некрасов, Успенский), но и некоторый общий методологический вывод. Ленин учит по–новому определять классовую сущность каждого писателя. Метод, которому мы учимся таким образом у Ленина, гораздо точнее, чем метод Плеханова.

Мы не считаем возможным обойти здесь тот факт, что Воровский, благоговевший перед политическим гением Ленина и резко осуждавший меньшевизм Плеханова, как литературный критик является в очень многом, и не только правильном, критиком из школы Плеханова. Слишком разрозненные замечания Ленина, которые в то время казались столь второстепенными по сравнению с могучей деятельностью Ленина как политика, не были оценены его соратниками. Ведь даже огромное значение Ленина как философа стало для всех очевидным лишь в последнее время. Если мы пересматриваем искусствоведение Плеханова при свете огней ленинских высказываний в этой области, то мы должны сделать то же и по отношению к отдельным утверждениям Воровского. Разногласий окажется очень немного, но уточнений, и уточнений важных, будет достаточно. Оценка Герцена, оценка народников (Некрасова между ними) будет исправлена.

В конце концов эти поправки будут идти по линии недооценки Воровским политического содержания художественных произведений, некоторой переоценки им формального момента, некоторого недоверия его к «партийности» в литературе.

Все это мы старались отметить в нашей вводной статье, но это не только не избавляет читателя от задачи самому произвести проверку Воровского, как и всякого другого авторитета, на высказываниях Ленина, а имеет целью толкнуть читателя к работе над наследием Ленина в области художественной литературы.

<1930>

ЛУНАЧАРСКИЙ НА ТОРЖЕСТВЕННОМ ЗАСЕДАНИИ, ПОСВЯЩЕННОМ ТРИДЦАТИЛЕТИЮ ЕГО ЛИТЕРАТУРНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Государственная Академия художественных наук, 21 марта 1926 г.

Слева направо, сидят: П. И. Лебедев–Полянский, М. Н. Покровский, Н. А. Розенель–Луначарская, А. В. Луначарский, Л. И. Аксельрод, П. С. Коган, К. С. Станиславский, А. А. Яблочкина, П. Н. Сакулин; стоят: А. И. Безыменский, Б. М. Соколов, Б. В. Шапошников, В. Н. Домогацкий ? О. Ю. Шмидт (6–й), Н. К. Пиксанов (8–й), А. А. Сидоров, В. Т. Кириллов, М. П. Герасимов, П. И. Новицкий, М. П. Кристи, 3. Н. Райх (15–я), В. Э. Мейерхольд

Фотография Центральный архив литературы и искусства, Москва

Comments