ПО ПОВОДУ РОССИЙСКОГО ИНСТИТУТА ИСТОРИИ ИСКУССТВ

ПИСЬМО к Ф. Н. ПЕТРОВУ

Машинопись на бланке наркома по просвещению (исх. № 150) с автографической подписью ЦГАОР, ф. 2307, оп. 7, ед. хр. 4, л. 137—137 об. Заглавие дано редакцией.

Федор Николаевич Петров (р. 1876) — один из старейших участников революционного движения в России. Член КПСС с 1896 г. В 1923—1928 гг. был начальником Главного управления научных и музейных учреждений Наркомпроса РСФСР.

Публикация А. Ф. Новикова.

6 декабря 1923 г. *

* Здесь и далее при публикации писем, написанных в Москве, место отправления в редакционных датировках не указывается.

В Главнауку

тов. Петрову. Лично Возвращая вам дело о Российском институте истории искусств 1 со своей стороны могу дать вам следующее заключение: ознакомившись с ходом работы ин–та и с его изданиями, нахожу существование его очень полезным. Мы еще не вступили в ту полосу, когда можно было бы требовать ото всех чисто марксистского подхода к истории искусств. Для того чтобы по–марксистски подойти к этому явлению, надо быть, во–первых, марксистом, во–вторых, знатоком этого дела. Таких людей в России имеется 3—4, а в Европе не более дюжины. Как можно претендовать, чтобы целый институт мог работать в таком направлении? Ясно, что марксистская история искусства, так же точно как и «Капитал» Маркса, может построиться только на целом Монблане фактов, разработанных буржуазной наукой, фактическая разработка материала, предварительный подход и исследование, все это для нас совершенно необходимо и безусловно может выполняться исследователями какого угодно другого направления. Разве не характерно, что университет Свердлова вынужден в качестве учебника истории культуры издавать книгу Шурца, которую он сам характеризует в предисловии как идеалистическую.2 И, конечно, университет прав, потому что идеалист Шурц дает прекрасную сводку имеющегося практического материала. Такую точку зрения нам приходится проводить всюду. Мы можем бороться только с мистическими религиозными уклонами идеализма, в особенности когда они приобретают явно шарлатанский характер, с контрреволюционными тенденциями, с попытками заостренной антимарксистской трактовки ученых тем и т. д. Никаких подобных вредных тенденций у Института истории искусств нет и в помине. Я полагаю поэтому, что всю шумиху вокруг института надо самым решительным образом прекратить. Если подходить с такой точки зрения, то надобно было бы устранить все ученые заведения начиная с Академии наук. В особенности теперь, после съезда ученых и состоявшегося между нами союза,3 было бы совершенно недопустимо ставить какие бы то ни было трудности группе очень передовых ученых, работающих с очень большой нагрузкой в области, которая в России еще остается столь мало разработанной. Настоящие мои соображения прошу принять во внимание.

Нарком по просвещению А. Луначарский


ЛУНАЧАРСКИЙ В ДНИ СОВЕЩАНИЯ ПО РЕФОРМЕ ВЫСШЕЙ ШКОЛЫ

Москва, 1918

Рядом с Луначарским член коллегии Наркомпроса В. М. Познер Фотография из альбома Н. К. Крупской
Кабинет–квартира В. И. Ленина в Кремле, Москва


1 Российский (впоследствии Государственный) институт истории искусств — научно–исследовательское учреждение в Петрограде, возникшее из частного высшего учебного заведения (по истории изобразительного искусства), основанного в 1912 г. В. П. Зубовым. В составе Института было четыре разряда (затем отдела): изобразительных искусств, музыки, театра и словесных искусств. В разряде истории словесных искусств вели работу виднейшие представители так называемой формальной школы: В. М. Жирмунский, Б. В. Томашевский, Ю. Н. Тынянов, Б. М. Эйхенбаум и др.

О работе Института истории искусств Луначарский говорит и в своем отзыве о книге А. А. Гвоздева «Из истории театра и драмы» (см. стр. 395—396 настоящ. тома).

2 Книга немецкого этнографа Генриха Шурца «История первобытной культуры» впервые была издана в 1900 г., в русском переводе — в 1907 г. Изд–во Коммунистического университета им. Я. М. Свердлова переиздало ее в 1923 г.

3 Речь идет о Первом всероссийском съезде научных работников, происходившем 23—27 ноября 1923 г. На съезде с приветствием от имени правительства выступил Луначарский, говоривший о связи между наукой и революцией. Свою речь он закончил следующими словами: 

«Началась теплая, подлинная весна нашего сближения. И я протягиваю вам братски руку от имени правительства в тот самый момент, когда вы закладываете камень вашего союза с трудом» 

(«Правда», 1923, № 267. 24 ноября).

Comments