Философия, политика, искусство, просвещение

Письмо к М. Д. Эйхенгольцу

Машинописная копия. ЦПА ИМЛ, ф. 142, оп. 1, ед. хр. 443, л. 97–97 об.

Марк Давидович Эйхенгольц (1889–1953) — советский литературовед, историк западноевропейской литературы; активно сотрудничал в Госиздате и других советских издательствах в качестве редактора переводов, главным образом, французской классической литературы.

В настоящем письме идет речь о подготовке первого советского издания собрания сочинений Г. Флобера в десяти томах под общей редакцией Луначарского и Эйхенгольца (в 1933–1938 гг. вышли тт. 1–8). До этого Луначарский и Эйхенгольц редактировали «Избранные произведения» Г. Флобера, вышедшие в 1928 г. в серии «Русские и мировые классики».

<Кисловодск.> 26 июня 1929 г.

Дорогой товарищ, что касается двух вопросов, по которым выпросили меня подписать ваши заявления в ГИЗ, то у меня к ним создалось несколько разное отношение.1 Я считаю совершенно правильным ваше желание отказаться от устаревшего перевода Тургенева и думаю, что здесь наша с вами компетенция вполне достаточна.2 В этом случае я готов заявить ГИЗу полнейший отвод каких бы то было дальнейших собраний и совещаний по этому вопросу.

Иное дело с тов. Горнфельдом.3 Я думаю, что редакция не вправе требовать от такого переводчика, как тов. Горнфельд, просто пересмотра этого перевода без гарантии, что этот пересмотр нас удовлетворит. В самом деле, тов. Горнфельд может сделать многочисленные поправки, а мы можем заявить ему, что все те места, которые нам не нравились, остались. Вот почему тов. Горнфельд прав, когда он требует более точных указаний, т. е. хотя бы просто подчеркнуть места, вызывающие сомнение у редакции. Эти места он может поправить или настоять на своем переводе. Я даже не представляю себе, какой иной способ переделки перевода возможен, ибо улучшать собственный перевод согласно вкусам редактора, о которых, однако, ничего не знаешь, это дело, за которое никто не возьмется. Надо либо дать перевод тов. Горнфельда таким, каков он есть, либо пойти на его предложение — кому–нибудь прочесть перевод и отметить важнейшие сомнительные места.

Я не вижу также ничего отрицательного в предложении тов. Горнфельда делать вычет из его переводческого гонорара в вознаграждение за труд того редактора, который сделает ему необходимые указания. Вообще же мне не представляется тактичным на основании вообще любезного ответа тов. Горнфельду, после того как вы сами в своем письме назвали его перевод обладающим «высокими достоинствами»,4 отказать ему. Это вызовет не только в ГИЗе, но и вообще в литературном общественном мнении нарекания против нас.5

Я просил бы вас телеграфировать мне ваше согласие, в каковом случае я разрешу вопрос о тургеневском переводе в обусловленном духе и соглашусь на перевод тов. Горнфельда при условии исправления мест, которые ему будут указаны.

Нарком по просвещению

<А. Луначарский>


  1.  Письмо Эйхенгольца, на которое отвечает Луначарский, хранится в ЦПА ИМЛ, ф. 142, оп. 1, ед. хр. 443, лл. 98–99.
  2.  Речь идет о тургеневском переводе двух легенд Флобера: «Легенда о св. Юлиане милостивом» и «Иродиада» (1876–1877).
  3.  Аркадий Георгиевич Горнфельд (1867–1941) — советский литературовед, критик и переводчик. Редакция собрания сочинений Флобера обратилась к нему с просьбой предоставить для издания его перевод романа «Госпожа Бовари».
  4.  В письме от 14 июня 1929 г. Эйхенгольц писал Горнфельду: «Просматривая ваш перевод, мы убедились в высоких его качествах, но вместе с тем заметили ряд недочетов…» (ЦГАЛИ, ф. 155, оп. 1, ед. хр. 526, л. 1).
  5.  Перевод Горнфельда в этом собрании сочинений не появился. Горнфельд не согласился переделывать свой перевод, мотивируя это болезнью.
Письмо
Впервые опубликовано:
Публикуется по редакции

Автор:

Адресат: Эйхенгольц М. Д.




Поделиться статьёй с друзьями:
comments powered by Disqus