ОТЗЫВ О КНИГЕ А. А. ГВОЗДЕВА «ИЗ ИСТОРИИ ТЕАТРА И ДРАМЫ»

Машинопись. ЦПА ИМЛ, ф. 142, оп. 1, ед. хр. 159, лл. 52—54.

Отзыв предназначался, вероятно, для журнала «Печать и революция». Об это м свидетельствует начало рецензии Луначарского на кн.: Карл Гагеман. Игры наро дов. Индия. Пб., изд–во «Academia», 1923 («Печать и революция», 1924, № 2, март—ап рель, стр.285—286): «Книжка принадлежит к той серии трудов Российского институт истории искусств, о которой я говорил выше <?>, и вышла под редакцией того ж< А. А. Гвоздева > . Можно предполагать, что обе рецензии были присланы в редакцию «Печати и революции» для одного и того же номера. Рецензия Луначарского на книгу Гвоздева «Из истории театра и драмы» (Пб., «Academia», 1923) не была напечатана, очевидно потому, что в № 6 журнала за 1923 г. уже появился отзыв на эту книгу другого рецензента — Н. Лебедева.

Публикация H. А. Трифонова.

Издательство «Academia» выпустило целый ряд работ различных отделов Всероссийского Института истории искусств. Знакомый с работами этого Института и по его отчетам, я не могу не отметить, что почти все без исключения издания свидетельствуют об интенсивной и удовлетворительно направленной деятельности его1.

Иной раз раздаются вопросы о том, почему деятельность Института истории искусств не направлена по строго марксистскому руслу. Ответ на это прост. Мы, конечно, не имеем достаточного количества марксистов–искусствоведов, чтобы занять все научные позиции этого рода в Союзе Республик. У нас не хватает людей даже для создания достаточно мощной секции в Академии социалистической и для занятия видных кафедр.

Вместе с тем, какая же марксистская история искусства мыслима иначе, как не на мощном фундаменте изучения фактов и их предварительной систематизации? Марксист–искусствовед как нельзя больше заинтересован в научном искусствоведении вообще. Конечно, когда наука является фальсифицированной, когда она явно проводит враждебные пролетариату тенденции, когда от нее разит метафизическим запахом, она становится вредной. Но в работах Института истории искусств нет ничего подобного. Это в общем строго научные, отчасти популяризирующие работы, выдержанные в тонах, в общем параллельных интересам нашей революции.

Я не имею возможности дать отзыв о всех работах Института, лежащих на моем письменном столе, но мне хочется обратить особое внимание режиссеров, актеров и театральных критиков, вообще театроведов и широкой публики, интересующейся театром, на превосходную книжку А. А. Гвоздева «Из истории театра и драмы».

Эта книжка интересна прежде всего тем, что она дает довольно подробные сведения о двух замечательных трудах по истории театра, вышедших в последнее время в Германии. В статье «Германская наука о театре» дается хорошая критика и изложение великолепного труда профессора Макса Германа «Forschungen zur deutschen Theatergeschichte des Mittelalters und der Renaissance von Max Herrmann. Mit 129 Abbildungen. Berlin, 1914, Weidmensche Buchhandlung», а также некоторых трудов его учеников. Книга Макса Германа, очевидно, должна вообще сделаться источником богатого изучения для каждого серьезного театроведа. Но в России ее или вовсе нет или она малодоступна, и для многих поэтому сведения, даваемые Гвоздевым, будут чрезвычайно желательны. Очень живо использована работа профессора Лицмана (правда, не новая, но в России малоизвестная) о великом реформаторе немецкого театра Шредере 2. Не только интересные сведения о быте актеров конца XVIII века в Германии, не только яркая биография этого замечательного человека, но изложение Гвоздева наводит на многие весьма значительные мысли 3. Ведь в это время театр изламывался очень круто в сторону, как раз противоположную изломам, скажем, Таирова, по крайней мере в его первом уклоне. Если нынешний театр хочет идти прочь от драматургии к чистому сценизму, прочь от актера–психолога к актеру–гимнасту, то Шредер, который был сам изумительным сценистом и гимнастом, как раз мощно» привел немецкий театр на путь литературных интеллектуальных и эмоциональных уклонов. Я не хочу этим сказать, что на этом пути театр не дошел до некоторых излишеств реализма и литературщины и что нынешняя реакция <не> может частично быть полезной.

«МЕДВЕЖЬЯ СВАДЬБА» НА СЦЕНЕ МАЛОГО ТЕАТРА Москва, 1924

«МЕДВЕЖЬЯ СВАДЬБА» НА СЦЕНЕ МАЛОГО ТЕАТРА Москва, 1924

Постановка К. В. Эггерта, декорации В. Л. Триваса Акт II. Граф Шемет — М. Ф. Ленин, Юлия — E.H. Гоголева, пастор — С. И. Днепров

Фотография Центральный архив литературы и искусства, Москва

Книжка Гвоздева не исчерпывается этими статьями. В ней есть очень интересное маленькое исследование о сказочном театре Карла Гоцци и комической опере Лесажа. Если о Гоцци мы не получим из этой статьи ничего нового, кроме доказательств довольно тесной зависимости от Лесажа, то умелая группировка сведений о комической опере Парижа того времени многим даст совершенно новые перспективы и откроет перед ними факт безусловной значительности в истории театра г обыкновенно не привлекающий на себя внимания. Менее значительны, но все же интересны статьи «Трагедия героической борьбы» (Сервантес, Клейст, Мицкевич) и «Комедии Шекспира на сцене Запада».

С особенно большим интересом прочитывается последняя статья — «Драматическая поэзия молодой Германии». Общая точка зрения на экспрессионизм верна. Правильно подошел автор и к постановке «Газа» в Петербурге 4 и тем самым к некоторым уродствам нашего так называемого наиновейшего театра. А. А. Гвоздев пишет по поводу чрезмерной красочной декоративности, с которой был поставлен сухо и абстрактно задуманный «Газ», и явного неуспеха этой пьесы: «Какие же выводы следует сделать? Во–первых, чистый театр" никогда не сможет стать абсолютной формой, способной вместить любую идею. И если мы ждем все же в будущем идейно–содержательного театра, то театр такой должен развиваться в связи с духовной жизнью, должен стать „предметным", иначе ему грозят те же провалы, как и „Газу". Во–вторых, западная идеология, в частности идеология немцев последнего времени, нам не по плечу. У нас иначе складывается жизнь и определяется она иными нравственными нормами. К ним–то и следует более чутко прислушиваться и улавливать те героические ноты, которые звучат вокруг нас, в нашей русской действительности».

<1923>


1 Среди выпущенных Российским институтом истории искусств к концу 1923 г книг были: сб. «Задачи и методы изучения искусств»; А. Слонимский, Техника комического у Гоголя; Б. Томашевский. Русское стихосло жение; В. Жирмунский. Рифма, ее история и теория; сб. «Очерки по истории европейского театра»; сб. «Старинный театр в России XVII—XVIII вв.»; А. Финагин. Русская песня Г. Марцинский. Метод экспрессионизма в живописи и др. отзыв Луначарского о работе Института истории искусств см. в настоящ, томе на стр. §1.

2 В. Litzmann. Der grosse Schröder. Berlin — Leipzig, 1904.

3 Имеется в виду статья «От акробатизма к трагическому искусству. (Жизненных путь реформатора немецкой сцены Фридриха Шредера)».

4 Пьеса Г. Кайзера «Газ» была поставлена в Петрограде на сцене Большого драма тического театра в 1922 г.

Comments