Предисловие

Публикация В. Д. Зельдовича

26 января 1921 г. Луначарский выехал в Рязань, а затем в Тамбов и Саратов, чтобы принять участие в развернувшейся «профсоюзной дискуссии», а также ознакомиться с положением на местах. Как и в прежних своих поездках (например, в Кострому и Ярославль), Луначарский принимал решения и информировал Центр не только по делам, связанным с профсоюзной дискуссией, народным образованием, но и по многим вопросам советской и партийной работы.

Уже на IX съезде РКП(б), состоявшемся 29 марта — 5 апреля 1920 г., при оценке роли профсоюзов выявились серьезные разногласия. Антипартийную позицию заняла группа Сапронова (Сапронов, Осинский, В. Смирнов и др.). Назвав себя «децистами» (демократическими централистами), члены группы выступили против единоначалия на производстве, против твердой партийной и государственной дисциплины. Важное место в работе съезда занял также вопрос о приспособлении профсоюзов к решению хозяйственных задач. Анархо–синдикалистская группа (Шляпников, Лозовский, Томский, Лутовинов) отстаивала «независимость» профсоюзов от партии и противопоставляла их партии и Советской власти.

Несмотря на решения съезда, в ноябре 1920 г. группа Шляпникова встала на путь фракционной борьбы, назвав себя «рабочей оппозицией». Оппозиция предлагала передать управление всем народным хозяйством «всероссийскому съезду производителей», объединенных в профсоюзы, считая высшей формой организации рабочего класса не партию, а профсоюзы.

В ноябре же началась дискуссия о профсоюзах, навязанная партии Троцким. Троцкий выступил 3 ноября на заседании фракции РКП(б) V Всероссийской профсоюзной конференции с антидемократическим призывом «завинтить гайки военного коммунизма» в профсоюзах.

В это же время возникла и так называемая «буферная группа» во главе с Бухариным. В нее входили Ларин, Преображенский, Серебряков, Сокольников, Яковлева и др. «Буферная группа» пыталась примирить ленинизм с троцкизмом. В январе 1921 г. троцкистская и бухаринская группы объединились.

Помимо этого, существовал еще ряд мелких групп: Игнатова, Рязанова и др.

Конец дискуссии был положен решениями X съезда РКП(б). 14 марта съезд принял платформу десяти, которую возглавлял Ленин (см. об этом в кн.: «Десятый съезд РКП(б). Стенографический отчет». М., Госполитиздат, 1963, стр. 663 — 674, 852 — 853). Профсоюзной дискуссии и характеристике отдельных ее этапов Ленин посвятил несколько работ («Кризис партии», «Еще раз о профсоюзах, о текущем моменте и об ошибках тт. Троцкого и Бухарина» и др.). Брошюра «Еще раз о профсоюзах…» была написана Лениным в Горках, где он находился на отдыхе, в течение нескольких дней — 21 — 25 января 1921 г. 25 января брошюра была сдана в набор, и на следующий день вечером руководящие работники партии, выезжавшие на места для участия в дискуссии о роли и задачах профсоюзов, получили часть тиража брошюры. Среди них был и Луначарский.

Как свидетельствует отчет Луначарского из Рязани, его задачи были быстро выполнены, поскольку подавляющее большинство коммунистов города присоединилось к платформе десяти. В Рязани Луначарский пробыл 28 и 29 января.

Значительно сложнее обстояло дело в Тамбове, где Луначарский находился 31 января — 1 февраля. Во–первых, Луначарский опоздал к дискуссии. Накануне его приезда в Тамбове выступал Бухарин, и Губком высказался шестью голосами против пяти за линию Троцкого. Кроме того, в самом Губкоме работа шла крайне неслаженно, и существовала оппозиция к руководству Мещерякова (председателя Губкома) и Шлихтера (председателя Губисполкома). В продовольственном отношении Тамбов был в более тяжелом положении, чем Кострома и даже Рязань, несмотря на значительное количество хлеба и фуража. Рабочие не получали пайков в течение двух месяцев. В связи с этим Луначарский дал телеграмму Ленину и Цюрупе (см. настоящ. том, стр. 245). Исключительно тяжелым в тот момент было и военно–политическое положение Тамбова, окруженного бандами Антонова. Во время посещения командарма Павлова, о чем Луначарский пишет в своем отчете, он по телеграфу снесся с секретарем ЦК Сталиным. Текст этого разговора, посвященного состоянию профсоюзной дискуссии в Центре и в Тамбове, а также дальнейшему маршруту Луначарского, приводим ниже.

2 февраля Луначарский выехал в Саратов, но принужден был вернуться на станцию Тамала ввиду того, что часть дороги оказалась захваченной антоновцами. В Саратов он приехал 3 февраля днем. Здесь Луначарский пробыл целую неделю — до 10 февраля, включая поездку в г. Покровск (ныне г. Энгельс). В Саратове и Покровске Луначарский выступил с докладами, защищая платформу десяти о профсоюзах. Он отметил, что многие рабочие были настроены против оппозиционных течений, в частности цектранизма (Цектран — Центральный комитет объединенного профессионального союза железнодорожного и водного транспорта, созданный в сентябре 1920 г.). Объединение двух транспортных профсоюзов было вызвано необходимостью обеспечить крепкое централизованное руководство, способное организовать быстрое восстановление транспорта. Трудность задач требовала чрезвычайных мер. Проделав значительную работу, Цектран впоследствии выродился в бюрократический орган, который насаждал голое администрирование, отказываясь от демократических методов работы. Руководством Цектрана завладели троцкисты. Эти порочные методы были осуждены пленумами ЦК РКП(б) 8 ноября и 7 декабря 1920 г. Цектран был включен В систему ВЦСПС.

Тот же декабрьский пленум ЦК принял решение и о ликвидации Главполитпути (Главного политического отдела Народного комиссариата путей сообщения, созданного в феврале 1919 г.). Сыграв свою положительную роль в деле восстановления транспорта, разрушенного во время империалистической и гражданской войн, Главполитпуть, подобно Цектрану, бюрократизировался.

Говоря о «главполитпутизме» Троцкого, Луначарский имел в виду стремление Троцкого распространить изжившую себя практику Цектрана и Главполитпути на все профсоюзы (см. об этом в работе Ленина «О профессиональных союзах, о текущем моменте и об ошибках т. Троцкого» — т. 42, стр. 202 — 226).

В книге «Очерки истории саратовской организации КПСС (часть вторая, 1918 — 1937)» (Саратов, 1965, стр. 158) читаем: «6 февраля около двух тысяч коммунистов саратовской городской партийной организации, заслушав доклад тов. А. В. Луначарского о роли и задачах профсоюзов, одобрили тезисы В. И. Ленина по этому вопросу и решительно высказались за линию Центрального Комитета партии». Об этом в тот же день в газете «Саратовские известия» было помещено соответствующее сообщение.

Из Саратова Луначарский 5 февраля дал срочную служебную телеграмму:

«Москва. Кремль. Сталину.

Состоялось партсобрание Саратове. После докладов моего и Саморукова и возражения местных цектранистов и Флеровского произведено голосование. Позиция Шляпникова — ноль, позиция Троцкого — тринадцать, тезисы ЦК — более 1500. Наркомпрос Луначарский».

В Саратове Луначарский провел большую работу. Он посетил ряд учреждений народного образования: детские дома, школы. Политехнический институт, университет; выступил на митинге железнодорожников, на общегородском партийном собрании в театре им. Карла Маркса, посетил военный городок, прочел публичные лекции на темы: «Религия и коммунизм», «Революция и искусство», провел совещание Губкома и Губисполкома, где отвечал на многие вопросы, в том числе — о слиянии партийно–агитационно–пропагандистской работы с работой Главполитпросвета (Главполитпросвет — Главный политико–просветительный комитет — был организован при Наркомпросе в ноябре 1920 г. и подчинялся ему в организационном и административном отношении).

Луначарский встретился также с саратовским учительством и прочел большую лекцию «О задачах народного образования в советской России». Он осмотрел Народный дом и 8 февраля вечером присутствовал на спектакле по пьесе В. В. Каменского «Паровозная обедня». Постановку эту критиковали за «мистицизм». Луначарский счел эту критику необоснованной и выступил в защиту спектакля, опубликовав заметку в местной печати и затем в газете «Известия». Заметка Луначарского о пьесе Каменского с тех нор ни разу не перепечатывалась и не вошла в собрание его сочинений. Между тем она интересна как образец внимательного отношения Луначарского ко всему новому в искусстве и ограждения его от нападок вульгаризаторов. Ниже мы приводим полный текст статьи «Паровозная обедня».

В заключение своего пребывания в Саратове Луначарский посетил крупнейший в городе завод «Новая Этна» (ныне завод им. В. И. Ленина).

Поездка Луначарского должна была быть более длительной: он должен был посетить еще Астрахань и Самару, но в связи со взятием Камышина ему пришлось возвратиться в Москву. Доклад о поездке в Саратов Луначарский заканчивал уже в Москве. О пребывании Луначарского в Саратове в годы гражданской войны см. статью П. Бугаенко «Нарком в нашем городе» в кн.: «Рожденные революцией», Саратов, 1968, стр. 174 — 186.

Comments