Тов. Новоселец

Товарищи, в прошлый раз тов. Полонский старался расчленить, поставить перед нами вопрос, что такое есенинщина и что такое упадочные настроения, может ли служить есенинщина общим знаменателем всех этих упадочных настроений, которые есть у нас в молодежи. По моему, самая тема доклада поставлена не совсем правильно. Может ли есенинщина служить знаменателем всех упадочных настроений, которые есть у нас в молодежи? По моему, товарищи, нет. Есенин и есенинщина возглавляют совершенно другие социальные прослойки, чем есть у нас в среде рабочей и учащейся молодежи. Для подтверждения своей мысли я проиллюстрирую такой тип упадочных настроений. Безработица. Комсомолка, которая проработала не один год в комсомоле, вела активную работу, попадает под сокращение и состоит на Бирже Труда около года, не может найти работы. Отсюда голодовка, а голодовка знаете к чему ведет — к самому упадочному настроению. Каково ее положение, если она работала в комсомоле много лет и не может теперь найти работы? Как у нее будет очень хорошее настроение? Безусловно, плохое. Отсюда идет разочарование: в комсомоле де ничего нет, партия–де не ведет нас по пути социалистического строительства. Отсюда уныние. Потом — либо она кончает самоубийством, либо становится проституткой. Это один тип упадочных настроений.

Другой, с которым я сталкивался, — это факт бюрократизма. Факт бюрократизма, товарищи, у нас безусловно велик. Мы знаем, что бюрократизма есть сколько угодно, и есть такой бюрократизм, который легко можно было бы изжить. Я знаю, что одному рабочему парню была назначена командировка учиться, но по вине некоторых товарищей ему не дали во–время соответствующего «отношения», и дело расстроилось. У него полнейшее разочарование. Парня оторвали от производства, у него пет никакой работы. Что же он должен говорить, что все хорошо, все прекрасно? Он уже думает о нагане, думает, что можно покончить свою жизнь, потому что, кроме бюрократизма, кроме плохого отношения, ничего нет.

Тов. Фриче говорит, что все хорошо. Это правильно, но слишком большим оптимистом быть нельзя. По–моему, оптимистом быть чрезвычайно вредно, потому что у нас очень много отрицательных явлений, которые нужно сугубо учитывать, чтобы изжить упадочные настроения, которые у нас существуют. Я больше всего сталкивался с рабочей молодежью и с учащейся молодежью. Чем, товарищи, обусловливаются упадочные настроения в среде нашей молодежи? Я, например, всецело присоединяюсь к мысли тов. Радека, что нужно бороться не против Есенина: для того, чтобы изжить наши упадочные настроения, нужно бороться совершенно другими методами. Какие же это методы? По–моему, товарищи, основное это то, что надо материальное положение учащейся молодежи всячески улучшить. (Ш у м). Если мы не будем улучшать материальное положение нашей молодежи, безусловно упадочные настроения будут всегда существовать. Вот нам, например, вузовцам, заметно: когда получаем стипендию, у всех на лицах чувство радости. (Смех, аплодисменты). А что получается к концу месяца, когда денег нет в кармане (аплодисменты), когда в пять дней один раз обедаешь? Тогда о хорошем, о прекрасном не подумаешь. Я лично считаю, что это одно положение, которое обусловливает упадочные настроения в нашей молодежи.

Второй причиной упадочных настроений является недостаток идеологической работы в среде нашей молодежи. Я расскажу такой факт. Мне в провинции пришлось столкнуться с одним рабочим парнем, у которого отвратительное упадочное настроение. Чем это об'ясняется? А тем, что его назвали троцкистом, меньшевиком за то, что он сказал, что политшколы плохи. А! Политшколы! — Оппозиционер! Оппозиционер — это стало убийственной кличкой. Если парень здоровую мысль высказал, обязательно в число троцкистов, социал–демократов или меньшевиков попадет. Я сталкивался с таким явлением. Какой отсюда следует, по моему, вывод? Нужно нашей молодежи дать работу критической мысли, дать свободу критики нашей молодежи. Хотя, может быть, меня зачислят в оппозиционеры, но я стою на точке зрения тов. Радека, когда он говорит, что среди молодежи недостаточно работает критическая мысль. У нас сейчас в университете имеется какое стремление у молодежи? Она идет не по здоровому руслу, начинает создавать кружки по изучению Есенина. Почему она создает эти кружки? Потому, что нет всех необходимых данных, чтобы создать кружки по изучению Ленина и Маркса, хотя они этим занимаются в университете. Есть такая тенденция. Это — тенденция нехорошая. Но у нас, если высказывается здоровая мысль, обязательно пришьют либо «опозиционера», либо «социал–демократа». Я вам скажу, что в провинции это особенно заметно. В Москве я не долго живу, мне здесь не приходилось с этим сталкиваться. Что касается провинции, то это там очень часто встречается. (С места: «Приведи пример такой здоровой мысли, за которую…»). Я порекомендовал бы поехать в провинцию поработать.

Мне хотелось так сказать: безусловно, и сама есенинщина таит в себе очень много нехорошего, но безусловно в Есенине, в есенинщине, как сказал тов. Луначарский в прошлый раз, много красивого, в его лиризме есть много ценного, и это ценное нам, молодежи, надо забрать.

Кроме того, мне хотелось сказать, что нужно против есенинщины и против упадочных настроений бороться не только путем идеологическим, путем создания здоровой идеологии, но нужна помощь старших товарищей. Тов. Полонский сказал, что мы не научились уважать людей. Я не знаю, каких людей. Например. Саблина я не уважаю, думаю, что и вы к этому присоединитесь. Я бы сказал, что большинство наших старших товарищей очень много о нас говорят, но они далеко не всегда нас уважают. Когда мы обращаемся к ним, они недостаточно к нам внимательны, чтобы на факте, на примере, помочь. Если со стороны старших товарищей будет внимание к указанным явлениям в среде молодежи, то будет самая хорошая жизнь.

Comments