Тов. Эткин

Товарищи, мне будет трудно говорить, особенно после тов. Полонского, вообще после таких ораторов, которые здесь были, но меня задел вопрос относительно есенинщины. Выступает здесь, наверно, студент и говорит, что есенинщина это выдуманная вещь, что она находится только в голове у тов. Луначарского и Сосновского. Это неверно, товарищи. Я думаю, что особенно студент, который должен наблюдать жизнь современной молодежи и вообще весь ход нашей жизни, не может, не должен высказывать такую мысль. Есенинщина есть, бесспорно есть. Конечно, нельзя говорить, что есенинщина находится только среди студенчества, она есть и среди рабочих. Правильно говорил т. Радек, что нельзя валить все шишки только на студенчество. Есть есенинщина и среди рабочей молодежи. Она выражается в том упадочничестве, о котором так много говорили. Есенин может быть как поэт довольно талантливый, этого наверно никто не будет оспаривать, но именно то плохое, что есть в его произведениях, очевидно, именно молодежью воспринимается. Мы знаем, что рабочей молодежью — мне приходится это на заводе часто слышать — не берется то хорошее, что есть у Есенина, пожалуй, его мало, а берутся такие вещи, как «много девочек щупал», пошел туда–то и туда–то. Это легче воспринимается.

Поэтому, если Сосновский и другие ругают есенинщину, они правы, потому что есенинщина разлагает молодежь, часть учащейся и особенно рабочей молодежи. Он кричит, этот студент, что мы не имеем права вмешиваться в личную жизнь писателя, особенно после его смерти. Я думаю, что и после смерти и при жизни писателя мы должны вмешиваться, если не в личную жизнь, то в то, что он пишет, что подносит. В это нужно вмешиваться потому, что нужно сказать что, когда коммунист Малашкин подносит свою «луну», большинство рабочих, которые высказывались по поводу нее, ругали эту луну потому, что она не выражает то, что есть. Почему он берет студенческую часть молодежи? А среди рабочих ребят нет настоящего упадочничества? Ведь оно выражаетея не только в том, что плоха у нас материальная часть, материальные условия. Надо сказать, что даже у многих из рабочих ребят позванивает в кармане. Упадочничество выражается не только в плохих условиях. Это есть, но упадочничество выражается в том, что есть какой–то верно по выражению Белоцерковского штиль, будни. Многие рабочие ребята, которые участвовали на фронтах во время революции, затянуты этим. И этот штиль, эти будни, которые имеются, скучноваты, это выражается в том упадочничестве, которое имеется среди молодежи.

Надо сказать, что такая литература, как Гумилевского, Малашкина и проч., это не та литература, которая может воспитывать. Я думаю, что — наоборот. Они помогают Есенину и есенинщине потому, что молодежь не может на этом воспитываться, понять, в чем корень всего этою зла. Я считаю, что Карл Радек был прав, когда говорил, что среди комсомольцев, рабочей части комсомола есть карьеризм. Когда мы шли сюда, мы спорили как раз сб этом, задели вопрос относительно того, что есть в нашей ячейке карьеризм, и он подавляет инициативу молодых ребят, которые хотят работать. И надо сказать, что борьба с упадочничеством необходима, и не в такой мере и не так, как хотят даже наши хорошие коммунисты, как Малашкин и т. д., такая борьба, чтобы раскрывать болезненные явления. Не так нужно их раскрывать. Нужно именно, как указал т. Радек; нужно подойти к этому вопросу иначе: нужно посмотреть и на экономическую сторону жизни молодежи, и на то, чтобы воспитывать ее в таком духе, чтобы показать, что то, что у нас есть — это штиль, нужно все это понимать и стараться лучше строить. Вот, товарищи, все, что я хотел сказать.

Comments