Toв. Богданов

Товарищи, прежде всего, я предупреждаю, что я, с одной стороны, работаю на заводе, с другой стороны, живу в студенческом общежитии, поэтому знаю быт студентов и рабочей молодежи. Прежде всего, исхожу из того положения, что увлечение Есениным и упадочническими настроениями среди нашей молодежи — это факт. Исходя из этого факта, нам нужно решить вопрос — каким образом с этим бороться, бороться с есенинщиной или с вредной стороной есенинской поэзии. Мне кажется, что вопрос, отчего молодежь увлекается Есениным, является до сих пор невыясненным. До сих пор еще вопрос неясен, какова позиция молодежи по отношению к Есенину. Она выражается в том, что наши руководители, начиная от т. Луначарского и кончая т. Сосновским, в этом вопросе не спелись. (Смех). Когда началось увлечение Есениным? Товарищи, не смейтесь, потому что я говорил не умею. Им начали увлекаться только после того, как он умер. Раньше увлекались отдельные единицы, а потом это увлечение стало массовым.

Что же было вначале? Вначале его превозносили чорт знает до чего, а потом его раскусили. Было ли это правильно? Нет, не было правильно. Прежде всего, ведь мы знаем, что каждый запрещенный плод сладок, и если мы есенинскую поэзию загоним в подполье, то таким образом мы ни в коем случае дело не исправим. Для того, чтобы молодежь не поддавалась таким упадочническим настроениям, нужно молодежь критически научить воспринимать есенинскую поэзию. Но для того, чтобы молодежь воспринимала эту поэзию, она ее должна знать, а прочитав фельетон тов. Сосновского, выходит, что читать не нужно, и что все издания надо бросить в печку. Так что наша задача состоит в том, чтобы научить воспринимать эту поэзию критически. Прежде всего, кто увлекается Есениным? Им увлекается наиболее передовая часть молодежи, потому, что те, которые не увлекаются, те не читают этой поэзии. Поэтому, поскольку передовая часть молодежи читает Есенина, мы должны эту передовую часть молодежи научить критически ее воспринимать, а уже эта часть молодежи научит критически воспринимать эту поэзию всю остальную часть. Это будет правильный подход. Затем, еще один момент. «Комсомольская Правда» — наша газета, которая нас учит, нами руководит, она почему–то совершенно ничего не печатает по этому поводу. Я знаю как раз такой факт, что в «Комсомольскую Правду» поступила статья по вопросу об есенинщине. Эта статья не была помещена, и ее автору ответили, что у нас дискуссия о Есенине закончена, а на следующий день появляется статья Бухарина. Значит, «Комсомольская Правда» закрывает дискуссию, а партийная «Правда» только начинает. В умах молодежи выходит как будто бы сумбур, они не знают, кото слушать, как будто наша комсомольская газета, которая должна нам дать правильное понятие, которая должна нас вести в этом отношении — она замалчивает этот вопрос и старается не говорить по этому поводу. Пусть говорит тот, кто умнее нас, рядовых. Дальше, я хочу сказать свое личное мнение по всему тому, что говорилось в прошлый раз. Мне кажется, что в этом отношении, в отношении оценки Есенина, есенинской поэзии, больше всего прав тов. Луначарский. Именно, познав Есенина, восприняв его критически, мы придем к выводам тов. Луначарского, что, читая есенинскую поэзию, разбирая ее, мы не должны впадать в пессимизм, а наоборот, следуя жизнерадостным моментам, которые содержатся в его поэзии, мы должны, в конце–концов, отбросить и пессимизм, и хулиганство, и прочее. Кто делает хулиганские выводы из есенинской поэзии, тот читает Есенина поверхностно. Надо читать есенинскую поэзию не в такие моменты, когда неладно и грустно, а наоборот.

Comments