ЛЕНИН И ВОПРОСЫ ПРОСВЕЩЕНИЯ

С докладом на такую тему Луначарский выступил и 1924 году на собрании работников просвещения, искусств и научных работников г. Нижнего Новгорода. Впервые текст был напечатан в журнале «Коммунист» № 1 (Орган Нижегородского Губкома РКП(б), Нижний Новгород).

«Культура народных масс и Октябрьская революция — явления, связанные друг с другом теснейшим образом. Для выяснения их лучше всего исходить из двух положений Ленина.

Во–первых, Ленин твердо заявил, что мирный культурный, происходящий в длительных формах, подъем в настоящее время является самой главной задачей, стоящей перед советским правительством и обществом. Развивая эти мысли, Ленин упоминает, что либералы любили утверждать, будто бы только предварительное культурное развитие народа дает ему право взять в свои руки власть. Этим либеральным россказням Ленин противопоставляет идею, что никогда народные массы не получили бы действительно правдивого, действительно широкого образования, если бы они не взяли власть в свои руки.

Второе положение Ленина, касающееся революции и культуры, не менее знаменательно. Он говорит: никакое меньшинство, никакая партия не могут построить коммунизма. Он будет создан лишь десятками миллионов рук, после того, как они начнут все делать сами. Таким образом, условием планомерного строительства социализма в нашей стране является именно это «умение» «десятков миллионов рук». Народное образование является той силой, которая может позволить нам индустриализировать нашу страну. Оно является главным путем к превращению нашей страны не только юридически, но и фактически в подлинную демократию, — демократию, которая является преддверием к коммунизму».

(«Октябрьская революция и народное образование»)

Просвещению Владимир Ильич придавал совершенно исключительное значение.

Но для того, чтобы русский пролетариат мог выполнить эту огромную роль, ему нужно осознать свои интересы, ему нужно понять связавшие его отношения с царизмом, с капитализмом, мелкой буржуазией и крестьянством.Подходя к революционным задачам в России, Ленин, с одной стороны, как объективный экономист, констатировал с точностью, что Россия превращается в капиталистическую страну, что в ней неуклонно растет пролетариат, что ему суждено сыграть роль застрельщика в Великой российской революции, великим носителем которой рядом с ним будет российское крестьянство. Вместе с тем он сознавал, что при этих крайне благоприятных обстоятельствах, когда нарождающаяся революция может возникнуть и пройти под руководством пролетарского класса, Россия "отличается чрезвычайно тяжелым, невыгодным свойством — именно крайним невежеством. Из этого нетрудно было сделать вывод, что специальные условия создают стихийно в России предпосылку великой, может быть, никогда еще небывалой революции. В России есть 8—10 миллионов пролетариата, большая часть которого сконцентрирована в крупных производственных предприятиях, который один может выдвинуть авангард революции — активную революционную партию — и, с другой стороны, найти опору в многомиллионном крестьянстве, разрешить задачу политического освобождения, завершить революцию и возможно больше продвинуться к социализму.

Для выполнения чисто политических задач, для того чтобы создать гегемонию в революции, чтобы суметь низвергнуть самодержавие и заместить его правительством действительно революционным, — для всего этого необходима огромная степень просвещения пролетариата. Владимир Ильич это прекрасно понимал, и вся жизнь его есть неуклонная работа в этом направлении.

И задачу партийного строительства Владимир Ильич понимал как задачу просветительную.<…>

Вся первая часть истории нашей партии есть работа по организации просветительного политико–социалистического аппарата. Партия занималась главным образом агитацией, просвещением рабочих масс. Когда наступила пора революции, многим из учителей революции пришлось заменить оружие пропаганды оружием огнестрельным для боя с врагами и превратиться в командиров. Это не значит, что учительская роль отошла на задний план. Для того, чтобы доказать правильность взятого (коммунистической партией. — Ред.) метода, ей неуклонно пришлось продолжать политпросветительную работу в пролетариате. Это важно было потому, что ей надо было закрепить смычку между пролетариатом и крестьянством, надо было просветить деревню. Задача столь огромная, что Владимир Ильич ее подчеркивал.

Мы сейчас победили, государство окрепло, иностранные державы вынуждены нас признать. Значит ли это, что просветительная работа должна стираться и сколько–нибудь отступить на задний план? Владимир Ильич отвечал: конечно, никогда, потому что здесь сейчас выступает «третий фронт». Если первый фронт сводился к тому, чтобы создать партию, создать власть, организовать армию, построить государство, закрепить коммунистические идеи в рабочих массах, перекинуть мосты в крестьянскую массу, т. е. к вопросам укрепления нашей мощи, то можно сказать, что на три четверти эти задачи были просвещенскими в широком смысле слова, задачами распространения определенных истин…

Выступает на первый план хозяйственный фронт…. Можно сказать, что для разрешения хозяйственных задач просвещение является второстепенным? Этого сказать нельзя. Владимир Ильич много раз указывал на сущность коммунистических задач, указывал на то, что наибольшей задачей является поднятие крестьянского хозяйства.

Перейдем в область промышленности. Нам надо постараться, чтобы рабочий наш был технически более образован. Без этого наша промышленность при конкуренции с европейской будет падать. Это относится не только к рабочему, но и к технику и к инженеру. Нужны поколения новых инженеров, нам нужно создать высокую гигиену труда, мы должны сократить его время, мы должны научить рабочего пользоваться своими инструментами, нервами и мускулами так, чтобы сам он не уставал, а вырабатывал как можно больше. Это ставит перед нашей промышленностью новые, огромной важности технические проблемы. Кто же нам даст это? Это должен дать Наркомпрос и другие органы просвещения.<…>

Владимир Ильич прекрасно понимал, что нам предстоит огромная задача просветительного характера. По его схеме хозяйственное развитие в такой стране, как Россия, может встать на правильные рельсы только путем электрификации. Мы только этим путем можем поднять наше хозяйство, использовать энергию для транспорта и дать в помощь человеческому труду гигантскую рабочую силу, движимую электрической энергией! Но для этого нужно иметь целую армию электротехников. Если мы спросим, что нужно, чтобы электрификация могла быть осуществлена, то мы должны сказать, что в первую очередь нужно широчайшее техническое образование. Как для разрешения проблем первого фронта, т. е. для достижения политической свободы, так и для разрешения проблем второго фронта, т. е. для экономического возрождения страны, необходимой предпосылкой является грамотность. Для того, чтобы в России все люди до 35 лет были грамотны, нам нужно научить грамоте 17 миллионов. Это наш план на ближайшие годы. И одним из последних заветов Владимира Ильича было во что бы то ни стало борьбу с невежеством этой части населения довести до конца к десятилетнему юбилею нашей революции.1

«…совсем не беда, если всецело отдаваясь делу строительства, люди будут организовывать свой индивидуальный, а в особенности свой коллективный быт действительно по–человечески, организовывать свой досуг, делать само существование свое более радостным. Разве великий учитель Ленин не учил нас, что жизнерадостность есть нечто желанное и естественное в коммунизме…»

(«Наши поэты»)

Великий вождь коммунизма был вместе с тем самым мощным основоположником советской педагогики.»

(Ленин и народное образование)

Поскольку мы даем грамотность для взрослых и детей, поле и среди взрослого населения на предметах обществоведения через наших политпросветработников, постольку мы выполняем главную долю всей вообще политической работы. Поскольку мы имеем через профобры 2 — наши органы поднятия квалификации труда — сознательных, новых, технически образованных работников, постольку мы даем работников второго фронта. К этому нужно прибавить, что для первого и второго фронтов мы должны создать новых спецов высокого образца. Работа вузов и рабфаков, черпающих из недр рабочих масс, является также разрешением проблем этих двух фронтов.

На первых порах власть берется для того, чтобы создать переход от несправедливого людоедского хозяйства к подлинно человеческому хозяйству, имеющему в виду пользу всего человечества.

Допустим, что все это разрешено, так что каждый человек имеет вдоволь пищи, одежды, рабочий имеет много свободного времени. Но не для одного этого живет человек, он живет не для того, чтобы удовлетворить минимум потребностей. Он живет для того, чтобы всесторонне, вширь и вглубь, развиваться. Карл Маркс говорит, что критерием, или меркой, по которой мы можем осознать большую или меньшую высоту того или другого общественного идеала, является то, насколько этот идеал или строй позволяет всемерное развитие всех заложенных в человеке потребностей. Вот задача хозяйства. Социалистическое хозяйство есть такое, которое дает наибольшую степень развития человека. Свободно развивающийся человек ищет возможно большего по объему и разнообразию счастья, которое находилось бы в гармоническом сочетании со счастьем других. Не нужно перехода к социализму, если люди не сделаются от этого мудрее, красивее. А эти вопросы больше всего разрешаются в области человеческого миросозерцания, в области художественного творчества, в умении наслаждаться природой и в умении придать ей законченные изящные формы, в области перевоспитания человека из этого уродца, из этого эгоиста в настоящего человека, о котором мы мечтаем и который является конечной целью каждого социалиста.<…>

Но Ленин не ограничился общими истинами. Он дал целую массу конкретных и очень для нас важных формулировок, которые я привожу с некоторыми комментариями, чтобы был ясен их смысл.

В программе нашей партии, принятой в марте 1919 года, имеется раздел о народном образовании. Все эти страницы были написаны Владимиром Ильичем.3

«В области народного просвещения РКП ставит своей задачей довести до конца начатое с Октябрьской революции 1917 г. дело превращения школы из орудия классового господства буржуазии в орудие полного уничтожения деления общества на классы, в орудие коммунистического перерождения общества.

В период диктатуры пролетариата, т. е. в период подготовки условий, делающих возможным полное осуществление коммунизма, школа должна быть не только проводником принципов коммунизма вообще, но и проводником идейного, организационного, воспитательного влияния пролетариата на полупролетарские и непролетарские слои трудящихся масс в целях воспитания поколения, способного окончательно установить коммунизм».*

* «КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК». М., 1970, т. 2, с. 48.

Разберемся в этих необычайной важности словах. Во–первых, здесь признается, что всякая школа была порабощением одних классов другими. Классовое общество создало школу по образу и подобию своему. Факт тот, что школа, разбитая на несколько этажей, давала низам такое образование, что оставляла их в рабстве, держала во тьме, давая им некоторые знания. Высшая школа производила командный состав — чиновничество, которое умело бы править большим рабоче–крестьянским стадом. Что же пролетариат должен сделать? Ему тоже хочется сделать школу классовой. Но какая цель этого? Класс пролетариата стремится не утвердить свое господство, а создать предпосылку полного уничтожения какого бы то ни было господства человека над человеком. Мы сейчас находимся в периоде диктатуры пролетариата и подготовки условий, делающих возможным осуществление коммунизма. Что же в это время должна делать школа? Она не только должна быть проникнута коммунистическими началами, но должна служить проводником идейного воспитательного влияния пролетариата на полупролетарские и непролетарские слои трудящихся, чтобы способствовать усвоению коммунизма.

Это есть не только школа для детей пролетариата. Она захватывает шире, чем класс. Она является огромным, важным аппаратом, дающим идеи марксизма, воспитывающим в духе этих идей, т. е. влияющим на чувства и волю молодых поколений.<…>

Никакое разрешение политических задач и хозяйственных не закрепляется, если не проделана большая работа над развитием самосознания наших поколений. Только тогда можно сказать, что победа закреплена, когда новая школа начнет пропитывать новыми началами все фибры существа нового поколения. Кто не завоевал будущее, тот ничего не завоевал… А его мы завоевываем в школе.<….>

Владимир Ильич считал, что коммунисты не только могут, но и должны привлечь к себе массовое учительство, ибо это есть единственный способ выполнить те гигантские задачи, которые предвидел он, которые являются осью всей революционной работы.4 <…>

Обращаясь к Наркомпросу, Владимир Ильич пишет:

«Работа, которая ведется теперь в области народного образования, вообще говоря, не может быть названа слишком узкой. Делается очень немало для того, чтобы сдвинуть с места старое учительство, чтобы привлечь его к новым задачам, заинтересовать его новой постановкой вопросов педагогики, заинтересовать в таких вопросах, как вопрос религиозный.

Но мы не делаем главного. Мы не заботимся или далеко недостаточно заботимся о том, чтобы поставить народного учителя на ту высоту, без которой и речи быть не может ни о какой культуре…

У нас делается еще слишком мало, безмерно мало для того, чтобы передвинуть весь наш государственный бюджет в сторону удовлетворения в первую голову потребностей первоначального народного образования».*

* Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 45, с. 364—365.

Как видите, здесь сказано достаточно определенно, как смотрел Владимир Ильич на необходимость повысить положение учителя.<…>

Владимир Ильич был величайшим просветителем в нашей стране, он высоко ставил звание народного учителя, он гордился тем, что его отец был народным учителем. Я думаю, что лучшей памятью ему будет, если на его памятнике мы напишем слова: «Владимиру Ильичу Ленину — великому народному учителю»…

Владимир Ильич вопросам просвещения и культуры отводил самое большое место. Всем ведущим просветительную работу должно быть ясно, что революция, поскольку она есть дело человеческого сознания, есть гигантская просветительная работа, что она воздвигает здание социализма и ведет к дальнейшему просвещению человечество.

[1924]


1.  В. И. Ленин после победы Великой Октябрьской социалистической революции в своих выступлениях и статьях неоднократно ставил вопрос о быстрейшей ликвидации неграмотности. При написании проекта Программы РКП(б) Ленин пишет «Пункт программы в области народного просвещения».

26 декабря 1919 года СНК издает декрет «О ликвидации безграмотности среди населения РСФСР», а 19 июля 1920 года декретом СНК была образована Всероссийская чрезвычайная комиссия по ликвидации безграмотности.

29 января 1924 года Луначарский, выступая на XI Всероссийском съезде Советов с докладом по вопросу о ликвидации неграмотности, сказал: «2–й съезд по ликвидации неграмотности постановил ликвидировать неграмотность среди населения Союза в возрасте 18—35 лет к 10–й годовщине Октябрьской революции». В работах Ленина нет дословного выражения, приведенного Луначарским.

2.  Декретом СНК от 29 января 1920 года при Народном комиссариате просвещения был учрежден Главный комитет профессионально–технического образования (Профобр), который должен был руководить «всем профессиональным образованием в стране, объединяя работу в этом направлении отдельных ведомств и организаций».

3.  Проект пункта программы в области народного просвещения, написанный В. И. Лениным (Полн. собр. соч., т. 38, с. 116–117), был включен в Программу РКП(б) с некоторыми изменениями.

В настоящей статье Луначарский приводит пункт Программы, утвержденный VIII съездом партии в марте 1919 года.

4.  См. по этому вопросу работы Ленина: «Речь на Всероссийском совещании политпросветов губернских и уездных отделов народного образования 3 ноября 1920 г.», «О работе Наркомпроса», «Странички из дневника» (Полн. собр. соч., т. 41, с. 398—408; т. 42, с. 322—332; т. 45, с. 363—369).

Comments