Наследие А.В. Луначарского

Мих. Лифшиц
Советское искусство. 29 декабря 1936 г. С. 3

Двадцать шестого декабря исполнилось три года со дня смерти Анатолия Васильевича Луначарского. Это имя выдающегося борца за социалистическую культуру, не будет забыто. 

Луначарский принадлежит к той категории людей, наследие которых не теряет своего значения с годами, Наоборот, во многих отношениях мы смотрим на его произведения сейчас по-новому и по-новому оцениваем их достоинства.

В деятельности А. В. Луначарского были ошибки (таковы, недавние его философские блуждания в годы близости с Богдановым). Но... 

Орлам случается и ниже кур спускаться, 

Но курам никогда до облак не подняться.

Многие ли из разнообразных представителей критического курятника (Фриче или Авербаха), окружавших покойного А. В. Луначарского своим свирепым кудахтаньем, подымались когда-нибудь выше собственного насеста. 

Критика работ Луначарского по вопросам искусства и литературы часто бывала несправедлива. Между тем Ленин даже в самые тяжелые моменты философского разброда и шатаний эпохи реакции после 1906 г. не терял надежды, что ему удастся отделить Луначарского от Богданова именно «на эстетике». Жизнь и работа Луначарского еще не нашли своего исследователя. Но очень вероятно, что ожидания Владимира Ильича оправдались и что именно живые интересы искусства помогла Луначарскому вырваться из мертвящих объятий идеализма. Он снова вернулся в партию Ленина и Сталина, как убежденный большевик, вдовца преодолевающий свои ошибки.

Фигура Луначарского особенно выросла уже в советский период. Как всякая выдающаяся индивидуальность, он обнаруживал во всей своей деятельности вполне определенные и характерные черты. Что было главным в деятельности Луначарского? Это был человек, которому уже на другой день после захвата власти пришлось от лица нашей революции, от лица коммунистической партии выразить отношение победившего народа к ценностям искусства и культуры прошлого. Такой человек нужен был революции, и он нашелся. С блестящим талантом и знанием дела, в ярких и увлекательных речах, в многочисленных статьях и лекциях Луначарский высказывал новые социалистические оценки памятников литературы, музыки, театра, изобразительных искусств. Его выступления были образцами социалистической критики, марксистского отношения к прошлому. В речах и докладах Луначарского в первые годы революции особенно чувствуется дыхание огромного практического и культурного переворота, чувствуется ум и энергия революционной массы, впервые ставшей хозяином в области культуры и образования.

 Ни в эти годы, ни позднее в работах Луначарского не было тяжеловесной учености, академического чванства, оторванности от жизни. Он не принадлежал к людям, желавшим с профессорским, доктринерским высокомерием поучать рабочий класс и людей, этим классом выдвинутых. Луначарский был трибуном; его устами произносили свой приговор народные массы. Отсюда широта его оценок, глубокое понимание истории, т. е. связи настоящего с прошлый и будущим. Отсюда его чуткость к запросам советской общественности, к интересам молодежи и т. д.

Особенно велики заслуги Луначарского в борьбе против сектантских попыток совлечь социалистическую культуру с широкой исторической дороги, загнать ее в затхлый мещанский угол, где под видом лаборатории «чисто пролетарского искусства» гнездится обыкновенная мелкобуржуазная дурь. И в общих вопросах теории искусства, и в критике конкретных произведений он стоял на позициях революционного марксизма, отвергая «научные» теории и художественную практику всевозможных «направлений» и школок. Правда, иногда, Луначарскому недоставало твердости и он делал уступки по отношению к «теоретикам» фричеанского толка или «левым» новаторам. Но никогда он не был Иваном, родства не помнящим.

Читая сейчас работы Луначарского, мы видим, как много он сделал для воспитания в народе гордости завоеваниями прошлой культуры и особенно культуры русской, как резко противостояли его влияние, его научный и политический авторитет попыткам вульгарных социологов очернить и отбросить творчество Пушкина, Гоголя, Толстого - лучших русских писателей. 

Следуя указаниям партии (хотя не всегда достаточно последовательно), Луначарский отстаивал широкий, объективный и гибкий, т. е. подлинно марксистский диалектический взгляд на развитие литературы в классовом обществе.

Те же блестящие качества критика-большевика заметны в работах Луначарского о советском искусстве.

Луначарского часто упрекали в чрезмерной снисходительности, в том, что он поддерживает писателей или театры различных, смертельно враждующих между собой художе­ственных направлений и т. д. На самом деле это не было ни неуместное «добродушие», ни эклектизм. Это был подход настоящего хозяина, настоящего политика, которому партия доверила огромное дело — помощь росту и развитию советского искусства. Человек, обладавший европейской образованностью, тонким художественным вкусом и эрудицией, Луначарский не был заражен пустопорожним эстетством. Встречаясь с явлениями, враждебными революции, он выступал против них со всей силой и страстностью. Но в его критике ошибок советских художников не было раздражительности, не было обидных выпадов или придирок. Наоборот, свое внимание он направлял прежде всего на по­ложительные элементы, на их укрепление и развитие. Еще в 1918 г., резко критикуя «комфутов», Луначарский сумел выделить из их среды Маяковского, указать на его талант и на его, уже начавшуюся, эволюцию в сторону реализма. Не смотря на очевидные для Луначарского художественные недостатки творчества Ф. Панферова, он в большой статье приветствовал появление первой книги «Брусков», видя в этой книге начало нового этапа советской, литературы. Он сразу же понял значение «Чапаева» Фурманова и в своих статьях пропагандировал эту замечательную книгу. Ему случалось иногда ошибаться или давать положительную оценку произведениям, которые ее не заслуживали, но это искупается тем, что основное направление критики было у Луначарского глубоко созидательное и что в этом смысле он сделал особенно многого.

Все работы Луначарского проникнуты духом созидания новой социалистической культуры, в них веет свежий ветер революции. Еще много поколений будут учиться по этим работам, наслаждаться силой и гибкостью этого талантливейшего представителя новой культуры.

Comments