ПРЕДИСЛОВИЕ

А. В. Луначарский занимает заслуженное место в ряду классиков русской литературной критики и эстетической мысли. Но в отличие от предшественников Луначарский получил широчайшие возможности для претворения в жизнь своих эстетических идеалов в масштабах всей страны, освобожденной революцией от социального гнета. Впервые в истории России вопросами литературы и искусства, просвещения и культуры ведал европейски-образованный мыслитель, критик, писатель-драматург, человек выдающихся государственных способностей, коммунист, прошедший ленинскую школу революционной борьбы, политической эмиграции, испытанный царскими тюрьмами и ссылками.

А. В. Луначарский — один из основоположников и виднейших представителей русской марксистской критики. Все сделанное им, его старшим современником Г. В. Плехановым, его соратником В. В. Воровским для утверждения марксистских взглядов на литературу — это великая традиция высокой принципиальности, широты кругозора, страстной заинтересованности в делах искусства. Выработка марксистских эстетических взглядов— не простой путь восхождения, а сложное движение по спирали, где победа подчас сменялась поражением, а поражение вело к новой победе на более высоком уровне.

Наследие Луначарского поражает своими размерами. В обширной области духовной культуры, включающей в себя литературу, искусство, философию, историю, эстетику, мораль, атеизм, педагогику и т. п., рядом с ним мало кого можно поставить. Однако о размахе, широте и границах деятельности Луначарского мы до последних лет не имели точных данных, рассуждали приблизительно. Опирались на свидетельства современников и самого Луначарского, в то время как и современники, и сам Луначарский подчас не помнили всего того, что было ими сделано.

Луначарский менее всего походил на ученого кабинетного типа. Загруженный до предела разнообразной работой, он с начала своей деятельности приобрел привычку диктовать свои труды, не всегда вычитывал машинописные тексты, проверял цитаты, даты, отдельные факты — отсюда большие трудности, встающие перед его биографами, комментаторами, текстологами. Кроме того, при всей своей исключительной памяти Луначарский иногда ошибался в датировке тех или иных произведений, тех или иных событий своей жизни. Многое из написанного Луначарским (чаще — продиктованного или зафиксированного репортерами) сохранилось на страницах малодоступных и ныне забытых газет и журналов, брошюр и сборников, в советских и зарубежных архивах, у частных лиц. Только в конце жизни Луначарский задумал осуществить собрание сочинений, но дальше подготовительных работ дело не двинулось.

Попытки составления перечня трудов Луначарского предпринимались библиографами еще при жизни Анатолия Васильевича. Эти изыскания усилились в 60-е годы. Лучший тематический указатель, составленный К. Д. Муратовой, охватывает круг произведений, относящихся к литературе и искусству 1.

В новом библиографическом указателе, подготовленном Государственной библиотекой СССР имени В. И. Ленина 2, поставлена задача дать возможно более полное представление о публикациях трудов и писем Луначарского. В нем учтены работы Луначарского только на русском языке, вышедшие в свет до декабря 1973 года. Не вошли издания на языках народов СССР, а также публикации за рубежом. В указателе названы в алфавитном порядке по годам книги Луначарского, брошюры, листовки, статьи, рецензии, эссе, предисловия, некрологи, пьесы, рассказы, стихи, очерки, корреспонденции, доклады, лекции, переводы, речи, интервью, отредактированные им книги, изложения, информационные заметки и т. п. Получилась внушительная цифра — 4008 номеров.

Указатель красноречиво показывает динамику литературно-критической и общественно-политической деятельности Луначарского. Читающей публике имя Луначарского стало известно после 1902 года. Накануне первой русской революции он изложил свои политические, эстетические и философские взгляды, опубликовал первые рассказы, пьесы, переводы. В 1902 году было напечатано 11 произведении, в 1903 г.— 31, в 1901 г.— 42, в 1905 г.— 49, в 1906 г.— 47... И так каждый год десятки раз в многочисленных печатных органах России, а также в зарубежных русских газетах и журналах появлялись труды самого различного характера и содержания. Действительно, «на редкость богато одаренная натура»3. Так говорил о нем Ленин Горькому.

Уже после завершения работы над указателем были опубликованы неизвестные произведения из архива Луначарского. Самой крупной публикацией последних лет являются «Очерки по истории русской литературы» (1970) — курс лекций, прочитанных слушателям Коммунистического университета им. Я. М. Свердлова. Наконец, в указателе есть, правда немногочисленные, пропуски 4. Задача публикации неизвестных, малоизвестных или забытых произведений Луначарского продолжает оставаться весьма актуальной.

Понятно, что не все в обширном наследии Луначарского равноценно. Однако как бы мы ни относились к тем или иным трудам Луначарского, они все интересны и показательны для эпохи подготовки и проведения социалистической революции, эпохи социалистического строительства. В деятельности Луначарского все взаимосвязано и взаимообусловлено, ибо при всей широте интересов, полете фантазии и романтической одухотворенности, способности увлекаться и увлекать других он был человеком практического склада, реально мыслящим политиком, «революционным настоящим деловиком»5, как отзывался сам Луначарский о Салтыкове-Щедрине.

Сложный путь прошло изучение наследия Луначарского. Критические отклики до 1917 года были немногочисленны, в основном относились к позиции, которую он занял в философской дискуссии 1908—1910 годов. О сборнике комедий «Идеи в масках» (1912) Луначарский писал в 1923 году: «Судьба книги была странная: издатель не предпринял никаких шагов к ознакомлению с нею публики. Почти никаких отзывов о ней не появилось, между тем в продаже книги нет»6. То же Луначарский мог бы сказать и в отношении большинства своих трудов, написанных до Октябрьской революции.

В. П. Муромский отмечает, что в 20-е годы советская критика «заявляла о себе и осознавала себя в качестве таковой прежде всего в трудах и выступлениях Луначарского»7. Однако эта ныне бесспорная истина долгое время была ясна далеко не всем. Луначарского-критика воспринимали главным образом в связи с событиями литературной жизни (например, Пролеткульт, обновление театрального репертуара, проблема традиций и новаторства, изображение положительного героя и т. п.), по которым при непосредственном его участии велись дискуссии. При этом Луначарский и на родине и за рубежом прошел сквозь самую разнообразную гамму оценок. Его признавали, им восхищались, его критиковали и т. п. Было все, кроме делового осмысления его деятельности.

В декабре 1931 года Луначарский, отвечая критикам, которые находили у него «немарксистскую и неленинскую систему взглядов на литературу и искусство», предлагал организовать «особую бригаду» из компетентных лиц, которая «даст полное выяснение положительных и отрицательных сторон моих работ, возможность мне самому более или менее исчерпывающе (насколько это будет в моих силах) высказаться по этому поводу»8. Как видим, «перед последним поворотом»9 Луначарский не переоценивал свою тридцатилетнюю работу в литературе и критике (скорее—наоборот), а, главное, считал полезным широкое обсуждение ее. Однако такого обсуждения не произошло.

А. М. Горький считал, что необходима книга о жизни и деятельности Луначарского и что такую книгу лучше всего мог бы написать... сам Луначарский. Осенью 1932 года между ними состоялась переписка но этому поводу. В последнем своем письме к Луначарскому Горький, рисуя контуры этой будущей книги, писал: «Вы прожили тяжелую, но яркую жизнь, сделали большую работу. Вы долгое время, почти всю жизнь, шли плечо в плечо с Лениным и наиболее крупными, яркими товарищами. Вы — как никто не может этого сделать — могли бы дать блестящий портрет А. А. Богданова. Вы владеете словом, как художник слова,— когда хотите этого... Книга Ваша о Вашей жизни объективно нужна»10.

«Широко взятые мемуары» Луначарского, будь они написаны, могли бы стать в один ряд с «Былым и думами» и «Историей моего современника», ибо их автор по богатству жизненных впечатлений не уступал Герцену и Короленко. Смерть в декабре 1933 года помешала Луначарскому осуществить этот и многие другие замыслы.

30-е годы оказались неблагоприятными для его наследия. Прочувствованные статьи П. Лебедева-Полянского, Е. Книпович, И. Саца 11, книга А. Кривошеевой «Эстетические взгляды А. В. Луначарского» (1939) не изменили положения дел.

Научное изучение наследия Луначарского началось во второй половине 50-х — начале 60-х годов. Издается собрание его сочинений, различные тематические сборники, разыскиваются и публикуются неизвестные и забытые произведения. Тогда же пишут воспоминания К. И. Чуковский, А. И. Дейч, Н. А. Розенель и другие лица, близки знавшие Луначарского. Эти работы лишний раз продемонстрировали, какие неисчерпаемые сокровища скрывает его неразобранное наследие, какие богатые открытия сулит оно исследователям его творчества.

Отныне имя Луначарского зазвучало в литературоведческих дискуссиях 60-х годов в качестве веского аргумента и заняло подобающее место во всех обзорах истории советской литературы, литературоведении, критики и журналистики. Появились работы о Луначарском-революционере, публицисте, педагоге, государственном деятеле, руководителе Наркомпроса и т. д. Эстетическая и литературно-критическая деятельность Луначарского наиболее полно изучена в трудах А. А. Лебедева, П. А. Бугаенко и Н. А. Трифонова.

Книга А. А. Лебедева «Эстетические взгляды А. В. Луначарского», выдержавшая два издания (1962 и 1970), является, по существу, первой и во многом удачной попыткой целостного и систематического изложения основных вопросов эстетики Луначарского. К недостаткам книги, особенно ощутимым в настоящее время, следует отнести неполноту, избирательность привлекаемого материала.

П. А. Бугаенко в работе «А. В. Луначарский и литературное движение 20-х годов» (1967)12 исследует роль Луначарского в литературном процессе, его отношение к Пролеткульту, творчеству А. М. Горького, В. В. Маяковского и других писателей. Бугаенко продолжает плодотворно работать над изучением различных проблем литературно-критической деятельности Луначарского.

Книга Н. А. Трифонова «А. В. Луначарский и советская литература» (1974) — итог многолетней работы ученого по публикации, комментированию, изданию и изучению произведений Луначарского, всей его жизни. Насыщенная многообразным материалом, она дает портрет Луначарского в той сфере, где наиболее полно нашла свое выражение его многообразная деятельность. Книги П. А. Бугаенко и Н. А. Трифонова получили высокую оценку в печати.

В этом кратком обзоре следует назвать имена В. Р. Щербины, который успешно разрабатывал фундаментальную тему «Ленин и Луначарский», и А. И. Овчаренко — одного из руководителей собрания сочинений Луначарского, автора обширного предисловия к нему, опубликованного как редакционное 13.

В 60-х, 70-х годах появилось много работ, весьма ценных фактическим материалом, тонкими наблюдениями, принципиальными выводами. Их авторы — И. Л. Антропянский, И. 3. Баскевич, Л. А. Белая, А. Ф. Ермаков, В. В. Ефимов, А. С. Малинин, Н. А. Самойлова и др.

Пьесы Луначарского о театре и драматургии — тема исследований М. Д. Бочарова, Ю. А. Головащенко, А. И. Дейча, С. А. Лысенко и др., эстетические взгляды Луначарского — М. А. Лифшица, Н. Л. Лейзерова, И. Маца, П. Малышева и др.

Обзор всего написанного о Луначарском можно было бы продолжить, но это уже предмет самостоятельного историографического исследования 14. Отрадно отметить, что «география» исследований расширилась: Саратов и Горький, Киев и Харьков, Минск и Львов, Пржевальск и Кишинев.

Имя Луначарского встречается в монографиях, разрабатывающих общие проблемы русской, советской и зарубежной литератур, роль В. И. Ленина в развитии советской культуры, эстетику Г. В. Плеханова, творчество отдельных писателей и т. п. Назовем только некоторые книги последних лет: Ю. А. Андреев «Революция и литература» (1975), В. И. Борщуков «История литературы и современность» (1972), А. А. Волков «А. М. Горький и литературное движение советской эпохи» (1971), А. Г. Дементьев «В. И. Ленин и советская литература» (1977), А. Н. Иезуитов «Социалистический реализм в теоретическом освещении» (1975), А. И. Метченко «Кровное, завоеванное» (1971), С. М. Петров «Основные вопросы теории реализма» (1975).

Несмотря на обилие работ, наследие, жизнь и деятельность Луначарского изучены неравномерно. Ученых преимущественно интересовал Луначарский советских лет и в меньшей мере его дореволюционные искания. Важность исследования дооктябрьских лет жизни и деятельности Луначарского никем, собственно, не отрицалась. Их касались с большей или меньшей обстоятельностью многие из названных здесь авторов (особенно Н. А. Трифонов, А. А. Лебедев, В. Р. Щербина), однако постольку, поскольку это необходимо для изучения зрелого Луначарского. А между тем дореволюционные годы в жизни и деятельности Луначарского имеют самостоятельное значение, а потому заслуживают отдельного изучения. В дореволюционных произведениях Луначарского отразились поиски передовой русской интеллигенции, которая вместе со всем народом выстрадала марксизм. Поэтому не будет большим преувеличением, если скажем, что понять Луначарского— значит понять русскую общественную мысль начала XX века в ее существенных моментах. В этом смысле можно говорить о типичности его судьбы и поучительности творческого пути.

В наших знаниях о жизни Луначарского немало фактических ошибок, «белых пятен», путаницы. Из сказанного следует вывод о необходимости объединить усилия советских ученых для создания подлинно научной биографии А. В. Луначарского. Это одна из актуальных и сложных задач советского литературоведения.

Мы попытаемся дать периодизацию дооктябрьской жизни и деятельности Луначарского. В работах советских литературоведов на это не обращалось должного внимания. Между тем важность определения основных вех в духовных исканиях и в политической биографии Луначарского очевидна. По нашему мнению, можно выделить четыре таких этапа: русский — 1902—1907 годы; итальянский — 1907—1911; французский—1911—1914; годы первой мировой войны — 1914—1917 (Франция, Италия, Швейцария).

Определения эти условны, так как в первый период Луначарский жил не только в России — частично во Франции, Италии и Швейцарии, а в 1911—1914 годах совершал кратковременные поездки в Швейцарию и Германию. Даты также не следует считать хронологически абсолютно точными, но при известной относительности они помогают понять преемственность и смену идей в сложной и противоречивой духовной эволюции Луначарского.

В связи с этим нам представляется ошибочной периодизация, предложенная Э. Копферманом — автором предисловия к сборнику статей Луначарского о театре и драматургии, вышедшем в Париже. Э. Копферман объединяет второй и третий периоды «от 1907 до 1914 года»15, что в принципе неверно. Переезд в Париж был не простым биографическим фактом, а определенным рубежом в духовном развитии Луначарского, что нельзя не учитывать.

Все это объясняет хронологические рамки настоящей работы, ее задачи: а) определить закономерности возникновения марксистской литературно-художественной критики в России и ее своеобразие; б) раскрыть влияние ленинских идей на формирование мировоззрения Луначарского; в) показать взаимоотношения Луначарского с литературными критиками его современниками, прежде всего с Г. В. Плехановым; д) дать представление об эволюции Луначарского-теоретика и литературного критика.

Помня об отсутствии научной биографии, летописи или хотя бы хроники жизни Луначарского (как, впрочем, и других критиков-марксистов), мы попутно стремились обозначить вехи его духовной эволюции, уточнить некоторые факты.

Над изучением наследия Луначарского автор работает много лет — первая статья в журнале «Север» (1965, № 6). С тех пор в журналах «Новый мир», «Вопросы литературы», «Известия АН СССР, ОЛЯ», «Север», в «Литературном наследстве» и различных филологических сборниках Ленинграда, Петрозаводска, Минска, Вологды были опубликованы статьи и рецензии, непосредственно связанные с темой предлагаемой работы. В 1972 году вышла книга «Черты портрета», посвященная малоизученным страницам жизни и деятельности Луначарского. Избегая повторений, мы исключили страницы об «основах позитивной эстетики» и драматических произведениях молодого Луначарского — читатель найдет их в «Чертах портрета».

В работе над книгой автор использовал различные источники: последние издания Луначарского, прижизненные сборники, русскую и зарубежную периодику, большевистскую и прогрессивную печать, материалы архивов Москвы, Вологды, Тотьмы, а также библиотек Франции (Париж, Нантер).

Читать далее Глава 1 ПОИСКИ СИНТЕЗА


1 А. В. Луначарский о литературе и искусстве. Библиографический указатель. 1902—1963. Сост. К. Д. Муратова. Л., 1964.

2 Анатолий Васильевич Луначарский. Указатель трудов, писем и литературы о жизни и деятельности, т. 1. Труды А. В. Луначарского. М., 1975. Второй том, включающий письма Луначарского и литературу о его жизни и деятельности, вышел из печати в 1979 г.

3 Горький М. Собр. соч., т. 17. М., 1952, с. 21.

4 См. нашу статью «Луначарский продолжается» («Вопросы литературы», (977, № б, с. 253—255) и статью В. В. Базанова «Библиография по советской литературе» («Русская литература», 1978, № 1, с. 211-216).

5 Литературное наследство, т. 11-12, полутом 1. М., 1933, с. 184.

6 Луначарский А. В. Драматические произведения, т. 2. М., 1923, с. 15.

7 Муромский В. П. О построении курса истории советской литературной критики.— «Русская литература», 1977, № 1, с. 82.

8 Литературное наследство, т. 82. М., 1970, с. 577.

9 Последний псевдоним Луначарского А. Д. Тур. Образован от фр. avant dernier tour — перед последним поворотом (жизни).

10 Архив А. М. Горького, т. 14. М., 1976, с. 122.

11 Лебедев-Полянский П. Памяти академика Луначарского.— «Известия АН СССР. ОЛЯ», 1934, т. 5, вып. 2; Книпович Е. Луначарский — литературный критик.— «Художественная литература», 1934, № 1; Сац И. Луначарский — художественный критик. — «Литературный критик», 1939, № 5-6.

12 В 1972 году вышло второе, дополненное издание зтой книги под названием «А. В. Луначарский и советская литературная критика».

13 Вступительная статья В. Р. Щербины к кн. «Литературное наследство» (т. 80. М., 1971); Овчаренко А. И. Наш Луначарский. М., 1976. Статья А. И. Овчаренко, опубликованная как редакционное предисловие к  1-му тому, а также статьи Н. А. Глаголева, Н. А. Трифонова, А. И. Дейча, Р. М. Самарина, опубликованные как послесловия ко 2, 3 и 5-му томам собрания сочинений Луначарского, вместе с воспоминаниями Н. К. Крупской, М. Е. Кольцова, Л. В. Никулина, В. П. Шульгина и К. И. Чуковского составили содержание сборника «О Луначарском. Исследования. Воспоминания» (М., 1976).

14 См., например, главу «Луначарский-критик в оценках современников и потомков» в кн.: Бугаенко П. А. В. Луначарский и советская литературная критика. Саратов, 1972, с. 21—57.

15 Lounatcharsky А. V. Theatre et revolution, Paris, 1971, p. 10.

Comments