Философия, политика, искусство, просвещение

[О воспитании человека нового общества]

Современников поражал творческий диапазон деятельности выдающегося деятеля Коммунистической партии и Советского государства, первого наркома просвещения, действительного члена Академии наук СССР Анатолия Васильевича Луначарского (1875–1933).

Человек энциклопедических знаний, выдающийся теоретик искусства и литературы, истории, оригинальный критик и яркий публицист, писатель и драматург, он внес огромный вклад в дело создания социалистической культуры.

К 100-летию со дня рождения А. В. Луначарского Государственная библиотека СССР имени В. И. Ленина подготовила первый том полной библиографии его трудов, в него вошло более 4000 названий. Практически учтено все, что было опубликовано на русском языке. Но ведь многие статьи, не говоря уже об интервью, Анатолия Васильевича писались и публиковались непосредственно на иностранных языках (он владел шестью языками). Они еще никем не учтены и ждут своего исследователя.

В Архиве Академии наук СССР хранятся документы, рассказывающие о деятельности академика Луначарского. Читателям журнала предлагается небольшая подборка архивных материалов. Тут публикуются отрывки из двух выступлений Луначарского. Они были произнесены в разные годы, но их объединяет одна тема — человек и его воспитание в социалистическом обществе. Этим вопросам Луначарский уделял постоянное внимание. С его именем неразрывно связаны формирование советской школы, системы высшего и профтехобразования. Вместе с Н. К. Крупской, М. Н. Покровским и другими он разрабатывал основные вопросы теории и практики народного образования в нашей стране.

В союзе с наукой

Из выступления по случаю 200-летия Академии наук. Данный текст не совпадает с имеющейся на сайте статьей по этому же поводу.

Та революция, которая произошла у нас, и те революции, которые, как мы думаем, неизбежны во всем мире, представляют собой совершенно новые явления, ибо во главе их становится класс необычайно широкий, составляющий собою ядро и основной материк трудящихся и в то же самое время очень глубоко чувствующий культуру и даже отразивший ее через грани своей классовой психологии глубже, ярче, чем другие классы.

Я говорю о пролетариате. Как класс городской, легко организующийся, как класс, труд которого нераздельно связан с машиной, то есть прикладной наукой, который улучшение своего положения связывает с развитием техники, пролетариат является беззаветным другом науки…

Если мы сейчас подчеркиваем диктаторское положение класса пролетариата в нашей стране, то это именно потому, что предварительным условием подлинного исчезновения всякого государства и абсолютного творчества настоящего самоуправления человечества является также просвещение. Мы можем сказать, что завоевание права на просвещение было главной центральной целью революции. Революция есть борьба за право масс на просвещение.

Конечно, революция не могла сразу заняться просвещением, и я, как народный комиссар просвещения, особенно должен подчеркнуть, что мы в течение первых лет со скорбью должны были констатировать, что к этой центральнейшей задаче мы подходили еще слабо, не имели для нее достаточных средств. Но это потому, что право на просвещение надо было не только завоевать в один определенный политический момент, но надо было его деятельность оградить от возможных посягательств со стороны.

Нам нужно было для этого создать армию, укрепить государство, поднять на степень мыслимой жизни наше материальное существование путем усиленной работы над хозяйством. И вот последние годы мы уже начали оправдывать это положение. За два последних года в нашем государственном бюджете и в местном бюджете расходы на народное просвещение растут чрезвычайно быстро и обгоняют расходы на все другие комиссариаты, и мы надеемся, что совсем недалек тот день, когда увеличенные ресурсы страны дадут нам возможность доказать перед всем миром, что ни в какой стране, кроме страны действительного и полного освобождения трудящихся масс, невозможно такое широчайшее и глубокое, в интересах народных масс, происходящее просвещение.

Мы берем чистое золото науки — это ее естественнонаучную, опытную, проникнутую строжайшей критикой работу, которая составляет ее душу и от которой отпадают все поддельные полунаучные продукты, которые к ней стремятся пристроиться. Вот с этой наукой, которая всегда являлась победоносной светлой силой.., с этой наукой у нас есть и будет крепкий прочный союз.

В области коммунистического строительства, в области дальнейшего продвижения к рациональному гармоничному строю — сотрудничеству всего человечества — наука полностью и целиком окажется благодетельницей человеческого рода в целом. Мы всегда рисуем коммунизм не только опирающимся на возможности точных наук в их нынешнем состоянии, но и на быстрое дальнейшее их развитие.

Нам необходимо подняться на несравнимую с прошлым высоту общего технического и политического образования, необходимо вооружить народные массы так, чтобы они могли отстоять свое существование в свободном социалистическом союзе народов перед тем миром врагов, которыми мы еще окружены. Наша оборона и успех нашего хозяйства могут иметь место только при постоянном сотрудничестве с наукой.

В союзе с наукой (Другой фрагмент)

Публикуется по «Наука и жизнь» № 2, 1974. Первые два абзаца повторяются.

…Та революция, которая произошла у нас, и те революции, которые, как мы думаем, неизбежны во всем мире, представляют собой совершенно новое явление, ибо во главе их становится класс необычайно широкий, представляющий собой ядро трудящихся и в то же самое время глубоко чувствующий культуру.

Я говорю о пролетариате. Как класс городской, легко организующийся, как класс, труд которого нераздельно связан с машиной, т. е. с прикладной наукой, как класс, который улучшение своего положения ставит в связи с развитием техники, — пролетариат является беззаветным другом науки.

Никогда до сих пор не существовало еще партии, вышедшей из недр самого народа, которая обладала бы с таким совершенством научными методами, как наша пролетарская партия. Когда мы вспоминаем тов. Ленина, то перед нами рисуется величайший теоретик, величайший ученый, который с необыкновенной объективностью мысли, пользуясь методами не менее великого предшественника — Карла Маркса, изучал явления окружающей его среды и затем ставил свои необычайно точные прогнозы, после чего переходил к практической работе. Вся стратегия, вся тактика Владимира Ильича, а стало быть, и всей нашей Российской коммунистической партии, основана на глубочайшей работе мысли, на колоссальном наблюдении фактов и на строжайших выводах из этих фактов. Мы с гордостью называем ту доктрину, которой руководимся в своей деятельности, научным социализмом.

Отсюда, конечно, ясно, что, ставя так высоко науку в нашем непосредственном социально–реформаторском творчестве, российский пролетариат не может не ставить на огромную высоту науку в целом…

Мы знаем, что подлинный фундамент под революцию может быть подведен только тогда, когда рабочие массы будут просвещены, и только тогда, когда они возьмут судьбу в свои руки… Уже теперь, за два последние года, в нашем государственном бюджете и в нашем местном бюджете расходы на народное просвещение растут чрезвычайно быстро и обгоняют расходы всех других комиссариатов. Мы надеемся, что недалек тот день, когда увеличенные ресурсы страны дадут нам возможность доказать перед всем миром, что ни в какой стране, кроме страны действительного и полного освобождения трудящихся масс, невозможно широчайшее, глубокое в интересах народных масс происходящее просвещение.

Помимо того, что наука дает огромное количество необходимых для человеческой жизни знаний, просвещение является еще активным и воинственным процессом. Тьма невежества населена призраками, но призраками, не лишенными силы сопротивления и даже наступательной силы.

Разбить религиозные предрассудки — это величайшая задача, и эту задачу Коммунистическая партия не может выполнить иначе как в глубоком союзе с учеными. Правда, мы не закрываем глаза на то, что наука, развиваясь сама в обществе буржуазном, оказывается иногда в лице тех или иных своих представителей зараженной этой стариной, что наука иногда сама покрыта некоторой ржавчиной, оказывается несколько искривленной, искаженной. Но мы берем чистое золото науки — ее естественнонаучную, экспериментальную, проникнутую строжайшей критикой работу, которая составляет ее душу и от которой отпадают, как пустая шелуха, все фальсифицированные полунаучные продукты, стремящиеся к ней пристроиться.

И вот с этой наукой, которая всегда являлась победоносной светлой силой, разгонявшей все эти вампироподобные призраки старины, с этой наукой у нас есть и будет крепкий и прочный союз… Наука принесла много благодеяний. Существует даже предрассудок — на этот раз научный предрассудок, — что будто бы дальнейшее развитие науки сможет разрешить все проклятые социальные вопросы. Мы не стоим на этой точке зрения. Мы полагаем, что хотя солнце равно светит и богатым и бедным, но это не мешает тому, что благодаря солнцу в саду богача зреют гранаты и апельсины, а на дворе бедняка оно порождает миазмы в какой–нибудь куче грязи. Действуя в обществе нормальном, построенном на классовых преимуществах, наука видит свои лучи, преломленные самым неожиданным образом в этой мутной среде.

Незачем приводить примеры; скажу только, что свои неизмеримые дары наука прежде всего принесла на службу небольшому меньшинству человечества — высшим классам. Достаточно вспомнить один факт, от которого содрогается каждое человеческое сердце, достаточно раскрыть любую газету, чтобы узнать, с какой ревностью и с каким адским успехом работает наука над изобретением аппаратов для истребления человеческой жизни, человеческого достояния.

Достаточно вспомнить эту услугу, которую вольно или невольно наука оказывает людям, подготовляющим разрушения, чтобы ответить за каждого честного ученого, что он не может быть спокоен за результаты этой работы, которую он творит в своей лаборатории или своем кабинете.

Но в области коммунистического строительства, в области движения к рациональному гармоническому строю, к сотрудничеству всего человечества — в этой области наука целиком окажется благодетельницей человеческого рода. Коммунистическое строительство невозможно без дальнейшего развития техники.

Что касается нашей страны, то кипучее строительство, которому отдался наш народ, больше чем когда–нибудь требует помощи со стороны науки, нам необходимо подняться на несравнимую высоту в области технического и политического образования, чтобы отстоять свою жизнь от того мирового врага, который нас окружает. Наша оборона и успех нашего хозяйства могут иметь место только при постоянном сотрудничестве с наукой.

Одной из идей Владимира Ильича была, между прочим, идея организации Госплана, в котором работают многие лучшие силы нашей страны. Это учреждение, в котором большую часть работы делают русские беспартийные ученые. Оно вырабатывает те вехи, которыми мы намечаем путь в будущее. Оно впервые вводит учет и глубочайшую сознательность в хозяйственные процессы, происходящие на шестой части суши с полуторастамиллионным населением.

Конечно, правительство не сразу сговорилось с учеными. Ученый мир России был отчасти связан со старым миром, отчасти не был подготовлен к тому, чтобы сразу разобраться во всем происходящем, отчасти был больно ушиблен непосредственным разрушением бытовых условий и условий научной работы. Все это служило некоторым препятствием к тому, чтобы мы быстро подали руки друг другу. Но, кажется, время колебаний и исканий совершенно прошло. Сейчас свою огромную научную работу Советское правительство творит, опираясь на русских ученых. Я должен констатировать, что Академия наук с самого начала заняла мудрую и целесообразную позицию. Я не могу забыть тот момент, когда непосредственно после революции, когда еще власть не установилась, когда еще кипела гражданская война, на мой запрос Академии наук — на какую помощь с ее стороны может рассчитывать новое революционное правительство, — я получил официальный ответ Академии о готовности ее и при новом строе продолжать по–прежнему всю свою научную работу и о полном ее согласии принять участие в разрешении тех научных проблем, которые жизнь поставит перед новым народным правительством.

Я имел счастье очень скоро после того, как я был назначен наркомом просвещения, приветствовать нашего уважаемого президента Академии. Академия сдержала свое слово и помогла нам в целом ряде важнейших задач, Я не буду перечислять тех огромных заслуг, которые Академия имеет перед Советской властью.

Товарищи и граждане, от имени Народного комиссариата просвещения я поздравляю Академию не только с прошлыми двумя столетиями, которыми она вправе гордиться, но поздравляю ее с теми десятилетиями и столетиями, которые у нее еще впереди. Может быть, не все академики сознают необычайность того положения, что Академия, основанная царями и бывшая так долго под их тяжелой рукой, первой войдет под триумфальную арку революционного перелома жизни всего человечества, войдет в тот строй, в котором волшебные силы, еще связанные до сих пор, будут развиты в невероятную мощь и сделают руководимое наукой человечество победителем.

Тема изучения: Человек

Из доклада, произнесенного 23 июля 1931 года на Чрезвычайной выездной сессии Академии наук СССР в Москве.

…Наше время, в главной степени, время — техническое. Владеть хозяйством и техникой — к этому сводится задача нашего времени… Необходимо владеть техническими знаниями, нужно бороться за торжество технических знаний…

Техника есть база для развития широкого, разумного, глубокого общественного человеческого счастья. Человек, таким образом, является самым могущественным фактором техники и той целью, ради дальнейшей деятельности и развития которой производятся все эти технические усовершенствования.

…Мы желаем такого общественного строя, при котором человек сможет развить все свои способности, которые тормозили в капиталистическом обществе…

…Отдавая все наше внимание технике, нужно сказать, что необходима организация самих себя технически.

Нам нужно изучать человека как автора труда, как субъекта трудового процесса. В настоящее время у нас нет такого научного центра, который бы заботился об изучении человека… Вообще постановка вопроса о народном здоровье есть коренной технический вопрос. Мы должны заботиться о росте населения, о выправке, об искоренении коварных болезней, которые калечат население — источник трудовой силы. Мы должны заботиться о том, чтобы ввести основы правильной гигиены во всенародную жизнь, включая, конечно, сюда в правильный спорт. Из всего этого каждому ясно, что здесь мы имеем огромную массу научных вопросов… Нужен могущественный центр, который сумел бы одинаково соединить в общественную гигиену спорт и труд, которые сложатся воедино, ибо общественное здравоохранение и общественное физическое развитие, начиная с детского возраста и кончая старостью, есть необходимые ингридиенты постановки вопроса о правильном труде. Такого органа у нас пока нет…

…Перед нами открываются в области обществоведения огромный ряд задач. Мы присутствуем при исключительной силы процессе самообразования наших масс. В это понятие я вкладываю весь процесс, путем которого население нашей страны, находящееся на разных стадиях развития, продвигается вперед к овладению знаниями и техникой. Перед общественной наукой лежит задача следить, как фактически происходит этот процесс и на основании фактического материала делать выводы об опыте тех или иных приемов, то есть выработки настоящей научной методики этого самообразования. Сюда относится и пресса, и популярная литература, и кино, и жизнь наших клубов, музеи и выставки и т. д.

Из этого изучения должны быть сделаны прямые выводы, те, как, именно вести дальше соответствующие работы для того, чтобы получить возможное ускорение темпов и возможно широкие результаты.

…Дело сводится не только к процессам самообразования масс, но и самовоспитания масс. Постепенно рождается новый человек — выражение, которое мы можем слышать походя. Ленин говорил: «Мы все люди старого поколения». Он мог сделать исключение для себя, но он этого по скромности не делал, ибо Ленин — личность, прообраз того, каким должен быть человек.

…У нас нет центра научной педагогики, который бы обследовал по–марксистски и систематически то, что такое ребенок, отрок, юноша вообще и каким он является в переходное время в различных слоях нашего населения.

…Но дело сводится не только к педагогике, дело сводится к тому, что я назвал бы антропологией, то есть человековедением. Все мы дети, все мы родились для новой жизни, перед нами огромное будущее. Мы быстро меняемся и хотим меняться… Этот процесс перевоспитания колоссальных размеров ведет партия. Все народные, в особенности низовые Советы, являются школой самовоспитания, школой, через которую должны пройти миллионы людей.

Впервые опубликовано:
Публикуется по редакции

Автор:


Разделы статьи


Источник:

Запись в библиографии № 2146:

[Речь на торжественном заседании Всесоюзной Академии наук, посвященном ее 200–летию в зале Ленинградской филармонии 6 сентября 1925 г.]. — «Красная газ. Веч. вып.», 1925, 7 сент., с. 3.

  • Изложение.
  • То же, в другой записи. — «Известия», 1925, 8 сент., с. 2.
  • То же, полностью. — «Правда», 1925, 8 сент., с. 3.
  • То же, отрывки из стеногр. под загл.: Наука и революция. — «Вестн. знания», 1925, № 16, стб. 1047.

Поделиться статьёй с друзьями:
comments powered by Disqus